Все записи
13:31  /  20.03.18

3175просмотров

Твои, мои и наши.

+T -
Поделиться:

"Ради детей" не получилось и семья распалась. Если уж начистоту, то "ради детей" никогда не получается, а если даже получилось (в смысле развода не произошло), но конфликт не был разрешен и отношения родителей как пары не восстановились, то детям, скорее всего, толку от этого будет не много.

Развод - распад семьи, появление новых действующих лиц, построение нового мира для детей происходит так же непросто, как и для взрослых. Как мы можем помочь им, что стоит делать, а чего не стоит?

На эти вопросы нам сегодня отвечает Катерина Дёмина - детский психолог, много работающий с семьями, конечно, и с разведенными. 

Надо ли скрывать от детей, что родители ссорятся, конфликтуют? А то иногда развод прилетает детям "как снег на голову".

Мне кажется, тут два вопроса: «должны ли дети участвовать в отношениях родителей» и «как давать детям информацию, касающуюся непосредственно их жизни». По первому пункту все предельно ясно: детей уводим с поля боя, не вовлекаем ни в какие коалиции («Какой пример ты показываешь детям?! Дети, не слушайте, что говорит папа! А мы не скажем маме, что покупали попкорн и ходили в казино, она и не узнает»), выставляем за дверь, когда выясняем отношения.

  • ЛЮБОЕ включение ребенка третьим участником в отношения пары крайне негативно сказывается на его психике, вплоть до невозможности создать свою семью (так как место в его душе уже занято сложным взаимодействием с родителем, неважно какого пола)

Поэтому ответ на вопрос «посвящать ли детей в суть конфликтов между родителями» - нет.

Другое дело, когда дома дым столбом, летают табуретки, каждый вечер скандал с мордобоем, и дверь стоит аккуратно прислоненная к стеночке, потому что никакого смысла её на место вешать нет, все равно снесут. Тут уж чего скрывать, все сами все видят. Но, кстати, ежедневные ссоры и драки совсем необязательно приведут к разводу, думаю, у всех нас есть перед глазами такие семьи, которые, меж тем, живут этой бурной и страстной жизнью лет по 20-30 и совершенно счастливы. В каждой избушке свои погремушки.

А вот насчет «снега на голову» немного другой расклад. Всем людям, и детям в первую очередь, необходима определенность в вопросах мироустройства. Детям надо знать, как будет организована их жизнь на ближайшем отрезке. Поэтому, как только решение о разводе принято, надо как можно скорее сообщить детям, каким образом теперь все будет функционировать: кто уходит, а кто остается, где мы будем жить и на что, останутся ли прежние увеселения или придется все бросить. Хотя в нашей довольно мутной и хаотичной реальности родители зачастую забывают вообще сообщить даже о самом факте развода.

  • Очень часто слышу это от клиентов: «Меня отправили в лагерь, а когда я вернулась, у нас была уже новая квартира, у мамы новый муж, у папы новая жена, и все беременны». Понятно же, почему эта взрослая женщина отказывается от любых поездок, включая командировки?

Где граница? Насколько нам стоит посвящать детей в свои переживания и чувства, особенно после развода, когда в жизнь приходят новые люди - знакомые, любовники, партнеры? Я очень часто слышу - мы с мамой (или мы с дочкой) лучшие друзья.

«Мама сделала меня своей лучшей подругой, когда мне исполнилось 12 лет. Тогда у них начались какие-то проблемы с папой, она часто плакала, жаловалась мне на отца. Рассказывала, как она страдает, как ей плохо. Я ужасно ей сочувствовала, жалела, старалась побольше помогать по дому. Стала грубить отцу – ведь он делает маме больно.

А потом у неё появился любовник. Я такого слова тогда не знала, мама объяснила, что это её друг, но папе не нравятся друзья-мужчины, поэтому надо хранить тайну, не рассказывать папе о звонках. Зато я должна была передавать маме «секретные послания», которые ей оставлял её друг. Это было лестно, я гордилась маминым доверием, никому-никому не рассказывала. В этом была какая-то особая близость: вот мы, две подружки, шепчемся о мальчиках. Мама стала брать меня с собой на прогулки – а раньше никогда.

Потом мама решила от папы уйти. Ей было очень тяжело и трудно, папа просто был на грани самоубийства. А я металась между ними: прикрывала маму, старалась утешать папу. Но наша семья – такая дружная – развалилась».

Эта взрослая женщина уже много лет лечится от депрессии. У неё не складываются отношения с мужчинами, она никому не доверяет. И совсем не умеет защищать себя, выражать гнев, отстаивать свои интересы. В общем и целом, картина сильно смахивает на непереработанную травму. Но в чем же травма, кто обидел эту девочку? Ведь мама с ней хорошо обращалась, любила, не обижала, дружила с ней.

Хорошо, когда ребенок говорит: мамочка мой лучший друг, ей можно все-все рассказать, она всегда выслушает, подскажет, утешит. Грамотная мамочка еще и объяснит, что с ним происходит, назовет смутные и непонятные бури в душе какими-нибудь умными словами, о гормональных перепадах расскажет. Разрушительно, когда мама делает из ребенка контейнер для себя: грузит в него (чаще – в неё) свои тайны, горести и болячки. Делится своими проблемами, в том числе сексуальными.

Или ситуация, когда ушедший много лет назад в другую семью отец общается с дочерью-подростком: рассказывает ей о своих трудностях с новой женой, посвящает в тайну отношений с любовницей, плачется и жалуется.

Что чувствует девочка? Что её практически изнасиловали.

Она не хочет знать об амурных похождениях отца, ей не нужна такая откровенность. Это нарушает её внутренние границы. Она говорит, что сама бы хотела рассказывать отцу о себе, ей хочется, чтобы он её выслушал, дал совет, поддержал. Вместо этого, ей приходится утешать его самого, сочувствовать взрослому человеку, периодически прощать его «косяки» и входить в положение. То есть делать для него ту работу, которую в норме делают хорошие родители для своих детей.

Разрушительно именно нарушение иерархии. Фактически, посвящая дочь в подробности своих отношений с другими женщинами, родитель делает ребенка своим соучастником. В том числе – соучастником сексуальным. То есть, мы видим самый натуральный инцест. Пусть и психологический.

В голове у ребенка возникает путница ролей: он ребенок, который вырастет и заведет свою семью, или партнер своего родителя.

Ненамного проще и с отношениями, складывающимися внутри новой семьи. Чего мы ждем от партнера в роли "мачехи" или "отчима"? Какие у нас фантазии или разочарования по этому поводу?

На приеме женщина, очень сильно переживает, что муж «совсем не занимается сыном», совсем, не интересуется, не хвалит, не поддерживает. Потратив примерно пять часов, мы обнаруживаем, что любой контакт между мужчинами в семье жестко контролируется и пресекается самой клиенткой: она вмешивается в их разговоры, распоряжается, кто куда и зачем идет, отменяет договоренности и обесценивает любые действия мужа. Еще через семь встреч мы понимаем, что имеем дело с семейным предписанием в двух частях:

  • 1) все мужики – умственно-отсталые дебилы, на них ни положиться, ни рассчитывать нельзя, всё сама-сама;
  • 2) все мужики – агрессивные козлы, детей от них надо защищать и прятать, могут прибить или вообще убить.

Догадываетесь, в какой семье выросла эта женщина? Поэтому «на фасаде» у нее ожидание, что муж будет заниматься с ребенком, вводить нормы и правила, следить за их выполнением и вообще – наводить порядок, а в бессознательном – стремление схватить детку и бежать прятаться к соседям, потому что он зверь и чудовище. Хотя ее собственный актуальный муж – спокойный, умный, незлобливый человек, который и голос-то не повышает, не то, чтоб руку поднимать.

Но она хочет, чтобы он был проводником ЕЁ идей, её потребностей, чтобы было так, как она решила, только без её участия, добровольно и с песнями. А у мужа другие представления о том, как надо воспитывать мальчиков, он рыпнулся поначалу, наткнулся на её «отойди, не мешай, что та на него давишь», и отстранился. Разочарован, и не скрывает этого, выражает свое разочарование тем, что при каждом удобном случае напоминает «это ты его разбаловала, а я предупреждал».

Тупик. Показана семейная терапия, если дойдут.

Семья – это система, конструкция.

У неё есть границы, законы и правила, известны роли. Задача родителей – кормить, защищать, воспитывать, устанавливать пресловутые правила. Задача детей – слушаться, расти, продолжать род, бодаться с предками и идти дальше. Что происходит, если эта система переворачивается с ног на голову?

Если родитель делает ребенка своим конфидентом, «подружкой-жилеткой», «открывает душу» и так далее, он тем самым вытаскивает ребенка из подсистемы «дети» и помещает в подсистему «взрослые, партнеры, равные». В отношения двух сексуальных партнеров, каковыми являются родители в семье, появляется третий участник: ребенок. Его досрочно вводят во взрослую жизнь, его интимность нарушена, в душе сумятица и хаос. Не зря же люди стараются уединяться для занятий сексом. Любой третий наблюдатель – лишний в этом деле.

По факту это можно считать инцестом и насилием.

Как ни странно, лишь чуть менее разрушительным является включение ребенка в подобные игры с деньгами: когда родитель просит ребенка не говорить второму партнеру о странных тратах, о заначках, о покупках в кредит. Опять же под флагом «Мы с тобой друзья, а у друзей могут быть свои маленькие секреты». Поэтому ты не говори папе, сколько стоили эти сапожки, не надо его расстраивать. А ты не говори маме, что я на гаишника налетел и все деньги ему отдал, потому что поддатый был.

Деньги – это и символ власти в семье, и символ зрелости, и если ребенку вручают этот символ раньше времени, до того, как накопится его собственный опыт, по меньшей мере, странно. Суть от этого не меняется: ребенок переходит от детской роли к взрослой, что путает его внутренние настройки и мешает расти.

В теме «Дети в новых отношениях родителей» есть много подводных камней.

Должен ли ребенок любить своего отчима или мачеху? А они, новые партнёры, должны ли любить наших детей от предыдущих браков? Или достаточно только терпеть? А куда девать «биологических родителей», чаще всего отцов, которые так и норовят слиться и раствориться, надо ли сохранять детям память о них?

И как быть с неизбежной агрессией с обеих сторон? А когда появляется общий ребенок, то к компоту эмоций добавляется ещё и ревность...

Эти и подобные вопросы мы подробно рассмотрим на вебинаре "Твои, мои и наши..."

A-Z Psychotherapy | Promote Your Page Too