Все записи
17:55  /  27.09.20

1242просмотра

Отрепетировав как следует ошибки...

+T -
Поделиться:

«…Мы виновными были, изменяли, обирали, порочили, поступали криводушно и преступно, злоумышляли, хищничествовали, возводили ложь, давали дурные советы, лгали, насмехались…».

Молитва Судного Дня «Видуй» (Исповедание грехов)

Мицват тшува – заповедь раскаяния. Если ты живешь в Израиле, о раскаянии, исповедании и прощении ты слышишь непрерывно на протяжении 10 «дней трепета» от начала нового года до Судного Дня.

Иврит простой язык, древний. Слова в нем многозначны и «тшува» не только раскаяние, но и «ответ» и «возвращение» в том числе и «возвращение к богу», а тут уж открывается огромное поле толкований даже для доморощенных философов вроде меня. Не буду сейчас о раскаянии и прощении, я много писала и говорила об этом. Давайте про ошибки и умение их признавать.

Договоримся сразу – все это не про нас, разумеется. При этом есть люди, которые просто не в состоянии сказать: «К сожалению, я ошибся». Вероятно, такому человеку кажется, что ошибка это, во-первых, несмываемый грех, а, во-вторых, все остальные идеальны и ошибок не совершают. Конечно, в такой ситуации, кто станет признаваться в ошибках? Гораздо разумнее быстро пролистнуть ситуацию и никогда к ней не возвращаться. Или выставить целый веер оправданий, начиная с «он первый начал» и заканчивая «объективными обстоятельствами».

Сбежать или начать оправдываться – это наш рефлекс. В смысле, не наш, а тех людей, потому что признать ошибку означает разрушить целый мир собственной правоты и непогрешимости. Как будто, можно создать мир, ни разу не ошибившись. Да вы на наш мир посмотрите! Сколько он там за семь дней накосячил!

Мне кажется, «заповедь раскаяния» прежде всего о том, чтобы вернуться и посмотреть на свою ошибку, даже если ты не признаешь ее ни перед кем, себе врать не имеет смысла. Признать часто означает разрешить себе ошибаться, не быть совершенным, и сотни раз пробовать взлетать со всем этим барахлом. А уж если научиться признавать вслух... Иногда от нас так ждут этого «я ошибся, мне очень жаль».

И не надо больше никаких покаяний, прямо с этого места можно снова жить.

— Продолжай. Ты просто продолжай. Ничего другого тебе не остается, и нет способа это исправить. Просто двигайся дальше.

— А что там, дальше? Когда придешь?

— Снова жизнь, — пожала она плечами. — Что же еще?

— Это обещание?

— Это неизбежно. Никакого обмана. И никакого выбора. Ты просто живешь дальше. 

Л.М. Буджолд «Память»

После Дней Трепета снова настает жизнь и, насколько я помню, наши грехи обнуляются, просили вы об этом или нет, выполняли заповедь раскаяния или даже не думали об этом. Потому что отпущение грехов уж точно не наша бухгалтерия. Наши заботы о своих ошибках, о том, чтобы их видеть, по возможности возвращаться и исправлять последствия собственных заблуждений или идти дальше, помня о них, если исправить ничего невозможно. Бывает и так.

Нынче в Судный День я зацепилась чем-то внутри за бессмысленность оправданий. «Я ошибся и сожалею», в этом есть ясность, признание факта и надежда на изменения. В оправданиях слишком много попыток не взять на себя ответственность, отказаться быть хозяином ситуации. Вспоминаю свои ошибки – желание оправдаться почти автоматическое, даже в картинах из прошлого.

Интересно, что будет, если вот этот туман оттуда убрать, как в детстве, проявляя переводную картинку?

A-Z Psychotherapy | Promote Your Page Too