Все записи
00:51  /  5.02.14

4324просмотра

“Дождь” или “Эхо”: креативный класс против интеллигенции

+T -
Поделиться:

В недавней статье («Гитлер и хипстеры») Леонид Бершидский, использует историю с «Дождем» как повод «с высоты лет» обрушиться на «племя молодое». Остановимся на тех аспектах видовых отличий внутри либеральной среды, которые автор подметил верно. Только выводы сделал другие.

1. Классификация

Вопрос «нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?» разделил не только россиян, но и само либеральное сообщество, подчеркнув увеличивающийся разлом между «отцами» и «детьми»: «интеллигентами» и «креативным классом». Эти отличия не просто стилистические, это два разных способа понимания мира[1], ведь креаклы, хипстеры и пр. – другой подвид людей. Несмотря на сходство с интеллигентами кругом интересов и общения, социальными характеристиками, креаклы иначе устроены ментально. Рассмотрим визуально-поведенческие особенности обоих подвидов ниже.

2. Описание и происхождение

В концепции «креативного класса» Флориды важен акцент на экономическом происхождении креаклов, они - феномен нового «постиндустриального общества», связанный с особыми потребностями инновационной экономики. В российском полу-постиндустриальном обществе (индустриальная фаза пройдена в советский период) креаклы – молодой растущий средний класс. Это преимущественно беловоротничковая среда с достаточным (собственным) заработком. Креакл уже «наелся»: он не дрожит за каждый рубль, не клянет ограбивших народ проклятых олигархов, плохо помнит талоны и голод и, в целом, дополз по пирамиде Маслоу до уровня, где вслед за удовлетворением базовых экономических потребностей начинается тяга к политическим свободам. В отличие от интеллигента, креакл не обязательно рос на Верлене-Рембо, может происходить из трудовой рабочей семьи и поэтому от народа себя не отделяет. Креакл считает себя не «учителем трудящихся», а выразителем позиции части россиян (таких же, как он сам) и поэтому верит в демократию. Будучи воспитанным на западной попсе и культуре (глобализация), креакл интегрирован в Европу: там он отдыхает, там же живет куча его друзей и знакомых, там же идеал политического устройства: туда, на Запад, тянется креаклова душа.

Государственных ценностей у креакла нет: он рос в безидеологическое ельцинское время в школе Гай Германики, из которой вынес много знаний про межполовые отношения и мало про «ценности коммунизма». Зато у креала есть свои «индивидуальные» ценности: личная свобода, либерализм (свобода от государства), плюс семья-тыл и непыльная работа. Кроме того, многих креаклов отличают общественная активность и волонтерство: Синие ведерки, Лиза-Алерт, Фонд Борьбы с Коррупцией и прочее. Креаклов постмодернизм в том, что в высокие «государственные» (но не личные или общественные) ценности он не верит, и на них, в общем, плюет. Кроме западной свободы для креакла нет абсолютных идеалов, все подвергается сомнению, нет иерархии и авторитетов. Но именно постмодернизм, усугубленный нехваткой общей эрудиции, избавляет креакла от заштампованности сознания. Грубость и примитивность представлений (свобода хорошо, отсутствие свободы – плохо) освобождает креакла от гамлетовской рефлексии интеллигента, создает быстроту и свободу действий: надо идти на площадь за свои идеалы – идем; надо бить в рожу «барана»-милиционера – бьем.

Интеллигент, в отличие от креакла, подвид вымирающий. Это человек от 40 лет, выросший на ценностях советского шестидесятничества и коммунизма с человеческим лицом. Рональд Инглхарт в одной из работ отмечает уникальный феномен советского человека: уровень «постматериализма» (тяги к нематериальным благам) в СССР был гораздо выше среднемирового в сравнении с его экономическим статусом. Отгадка в том, что в условиях отсутствия «материальных благ» советский человек замещал нехватку условной «ветчины» более высоким потреблением доступной нематериальной культуры. Это наблюдение объясняет, почему политические и культурные запросы пост-советского интеллигента не соответствуют его материальному статусу, и почему тяга к политическим свободам у интеллигента не столь велика, как у креакла: нет перемещения вверх по пирамиде Маслоу, так как его экономические потребности не удовлетворены. В экономическом плане интеллигент «не наелся»: у него, как правило, «украли приватизацию», с ним не поделились в ельцинский период.

Интеллигент активно выступает по позициям и темам, в которых не является специалистом, поскольку «интеллигентность» - это не столько особое знание (хотя университетский диплом предполагается), сколько статус морального покровительства над своим народом с элементами мессианства. Поэтому тогда как креакл ощущает себя частью народа, интеллигент от народа себя отделяет. Демократия в представлении интеллигента опасна, ведь народ чужд и неразвит, может учудить бессмысленный и беспощадный бунт (или того хуже – Майдан). Отсюда исконный когнитивный диссонанс интеллигента: ментально и культурно он ближе к власти, а сочувствует народу. Поскольку власть интеллигенту ближе, чем народ, среди интеллигентов - множество системных либералов: это - попытка сеять разумное и вечное под защитой у власти на случай непредвиденного майдана. Опять же и с Западом у интеллигента любовь-ненависть: на Запад тянет, но он для интеллигента чужд из-за трудностей ассимиляции, культурных отличий (советское воспитание) и тошнотворных гамбургеров-макдональдсов (на которых рос креакл). Вообще обычная позиция интеллигента – гамлетовская, между двух стульев (народ-власть, Россия-Запад): «и хочется, и колется».

В идеологическом плане с советским воспитанием интеллигента связан его постимперский синдром (или т.н. «российский национализм»): представление о необходимости плотных связей с постсоветским пространством, «оказании влияния» на бывшие советские республики (патерналистское отношение к Грузии и Украине), необходимости удержания Кавказа и пр. Оттуда же и отличающая интеллигента иерархичность сознания, наличие почти беспрекословных «авторитетов» и «уважительное» отношение к общественным идеалам, государствообразующим ценностям, в том числе уважение к старшим (независимо от того, что за заслуги отличают этих «старших»), к Мавзолею на Красной площади («уважение к ценностям и переживаниям старшего поколения», которое при этом кормит кремлевскую власть), беспрекословный пиетет перед опытом блокады, Второй мировой войны. Авторитет этих идеалов столь высок, что запрещено подвергать их малейшему сомнению. Любопытно, что интеллигенты, по определению «обладающие критическим способом мышления» (wikipedia), часто столь яростно защищают ментальные шаблоны, внедренные в них прежней властью. Ведь именно  удержание советского прошлого  в сознании с помощью культурных штампов – одна из важнейших причин российских проблем.

3. Поведение

Поведенческие отличия (связанные с их морфологическими отличиями) двух подвидов хорошо иллюстрируются на примерах «Дождя» (в основном, креаклы) и «Эха Москвы» (в основном, интеллигенты).

Для «Эха Москвы», интеллигентской радиостанции, руководство которой воспитано на общественных идеалах и государственных ценностях и обладает опытом советской власти, характерно неизменно уважительное отношение к властьпредержащим. Причем «степень уважительности» определяется по уровню интонационной почтительности в интервью с «людьми, принимающими решение». У интеллигентской радиостанции всегда есть самоцензура, поскольку опасность чувствуется на генном уровне. Советский опыт вкупе с особой чувствительностью к власти позволяет радио гибко адаптироваться под изменчивые политические реалии и чутко ловить идущие сверху сигналы – что можно говорить, что нельзя. Чувствительность к политической коньюнктуре заметна на примерах  войны с Грузией и Евромайданом (периодах особого напряжения в Кремле): в обоих случаях радиостанция резко меняла состав выступающих, смещая акцент на поддержку Кремля, и гневно клеймила грузинских и украинских «экстремистов».

Напротив, малоопытный и самонадеянный «Дождь» ломился с критикой власти напролом, успешно и жестко оппонируя власти, невзирая на «политический момент». В контенте молодого телевидения не было самоцензуры и интонационной гибкости, и отсутствовалось ощущение того, «что можно, что нельзя». Отсутствие поведенческой адаптации и обусловило скорое уничтожение молодого подвида – в экстремальных внешних условиях всегда вымирают самые негибкие и неопытные особи.

4. Распространение и статус популяции

Из расмотренных морфологических и поведенческих особенностей двух видов ясно, что креаклам гораздо труднее адаптироваться и выживать в российских условиях. Однако именно их тяга к свободе, бескомпромисная и внеконьюктурная борьба за нее приведут к изменениям в стране в момент, когда креаклы числом и влиянием превзойдут интеллигентов.

Ну а сейчас, когда «Дождь», вероятно, продадут Кремлю, и проект умрет, а ребята-ведущие станут гораздо аккуратнее в своих высказываниях, формулировках и даже мыслях, есть повод обратиться к другим интеллигентам с просьбой: пожалуйста, не превращайте креаклов в себя. С этим российская власть справится и без вас.

 

[1] Поскольку в вопросах социального характера огрубления неизбежны, статья страдает обобщениями (эта оговорка больше для интеллигентов, так как длинный текст не каждый креакл дочитает до конца).

Комментировать Всего 7 комментариев
у Дождя та же судьба, что и у НТВ...

и могло ли быть иначе..? Та же власть, тот же народ...тот же Л.Бершитский...

Почему нет? Классификация не хуже любой другой. Мария, позвольте спросить:  а Вы саму себя к кому относите? К незамысловатым креаклам или к обветшавшим ( все в рамках Вашей классификации) интеллигентам? Заранее спасибо за ответ.

Мария Снеговая Комментарий удален автором

Добрый день, Катерина. К креаклам отношу. Это же "Отцы и дети", т.ч.критерии довольно простые.

в момент, когда креаклы числом и влиянием превзойдут интеллигентов

Мария, спасибо за любопытный разбор, только вот мне кажется, что этот момент не наступит. 

Обязательно наступит, Татьяна: это - теория модернизации, и она работает везде, в т.ч.и в России. Просто, к сожалению, это случится не скоро.

С большинством утверждений не могу согласиться. Сначала даже подумал, что это пересказ статьи Бершидского.

Нет, серьезно, такие странные мысли... Откуда?

Григорий, сформулируйте Вашу мысль, пожалуйста.