Все записи
20:32  /  10.12.15

3565просмотров

Рожай - не хочу!

+T -
Поделиться:

Сериал "Тест на беременность" навеял.

В роддом я попала не потому, что рожала, хотя была на 9-ом месяце беременности, а потому, что была дома одна и вдруг ослепла. ...И именно в этот момент, позвонила мама, которая была в своей больнице на дежурстве, она врач, и я успела ей сказать, что случилось. "Вызывай Скорую!" - завопила мама и бросила трубку. Я наощупь набрала 03 и заплетающимся языком пыталась что-то сказать. "Женщина! Не волнуйтесь, уже ваша мама звонит, машина сейчас будет!" - кричали мне из телефонной трубки. Я по стенке добралась до входной двери, сообразила, что ее надо открыть, и, мягко говоря, прилегла у порога. Слава Богу, не рухнула, а аккуратно сползла по стенке. Очнулась уже на своей кровате, после укола, вокруг врачи, а в дверях мой муж бледно-зеленого цвета, с выпученными от страха глазами. Видимо мама и ему позвонила на работу. Меня увезли в роддом и сказали, что выйду я из него только через родзал.

В палате было 20 будущих мамочек, все с паталогией на разных сроках. Компашка подобралась что надо, нам было очень весело. Лето, жара, окна открыты, со второго этажа к нам, на четвертый,  доносятся вопли рожениц из родзала,  а напротив, в кафе, каждый день справляют чью-то свадьбу, и пьяный хор оглушительно орет "Зачем вы, девушки, красивых любите?"

Моя соседка Лилька, у которой беременность только начиналась, но уже не так, как следовало, свесившись из окна палаты, видела, как меня привезли на Скорой и обратила внимание на мое очень красивое "беременное" платье. "Тебя до родов отсюда уже не выпустят,- сказала мне практичная Лилька, - продай платье, а? Мне ведь еще ходить и ходить, а тебе оно теперь ни к чему..." Так я оказалась при деньгах, Лилька при платье, и мы всей палатой "обмывали покупку" до тех пор, пока деньги не кончились.

А потом ночью у меня отошли воды. Разбуженный дежурный врач сердито проворчал, что я в свои 26 лет старая первородящая,  а потому быстро не рожу, зачем-то вколол мне лошадиную дозу стимулятора и велел никого не беспокоить до утра. Однако схватки начались почти сразу. До 5-ти утра я дотерпела, а в пять с помощью Лильки доползла до телефона-автомата и сказала маме, что рожаю. "Имей в виду, - напутствовала меня мама, - орут при родах только неинтеллигентные женщины, а ты - дочь врачей, веди себя прилично, не позорь нас!" Я вернулась в палату. В коридоре благим матом орала молодая девка, у которой тоже начались схватки, вокруг нее бегали врачи и медсестры, а я кусала губы, била кулаком в стену, изо всех сил стараясь быть интеллигентной, молчала, и ко мне никто не подходил, кроме Лильки. Я даже не заметила, как она тихонько выскользнула из палаты, но вдруг услышала как из коридора раздался ее истошный крик и отборнейшая брань.

 В палату влетела заведующая отделением Зоя Васильевна, красная, с перекошенным от злости лицом, заорала на меня: "Что за паника? Что вы себе, мамочка, позволяете? Весь роддом на ушах, ваша мать уже все телефоны оборвала! Давайте уже, раз я здесь, то вас посмотрю!" Она откинула одеяло и уже другим испугано-ласковым голосом зашелестела:"Ну, ничего-ничего, сейчас, волосики у ребеночка будут черненькие!" Заведующая пулей выскочила из палаты и в коридоре страшным голосом завопила:"Скорей! Сюда! Кто-нибудь!Она рожает!" В палату, неторопясь, вплыла медсестра и, глядя не на меня, а в окно, равнодушно пропела: "Кто тут рожает? Ты что ли? Ну вставай, пошли". Я спустила с кровати дрожащие ноги и простонала: "Подойдите, пожалуйста, поближе". "Чего тебe? "- недовольно проворчала медсестра, но все-таки подошла. Я встала, упала на нее, как раненый боец, и выдохнула:"Теперь пошли".

 Мы дотащились до лифта. Из зеркала в лифте на меня смотрела белая как полотно не я, с огромными черными глазами. Мы выползли на втором этаже. "Тань! - заорала мне в ухо медсестра. - Куда мне ее?" "А я почем знаю? - из глубины орала в ответ невидимая Таня. - В родилке все столы и стулья заняты!" "А реанимация свободна?" - вопила моя медсестра. "Пока никто не помер, веди ее туда!" - вопила откуда-то Таня.

В реанимации было восхитительно. Роскошная кровать, распахнутое в тень окно, ветерок....Красота, если бы не жуткая тянущая разрываюшая на куски боль  по всему телу. Откуда-то слышался страшный звериный вой, и я внезапно осознала, что этот неинтеллигентный раздирающий вой - мой! Прибежала акушерка, всплеснула руками:"Господи! Что мне с тобой здесь делать?" Куда-то убежала, вернулась с обычной широкой доской. "Приподнимись-ка!" Акушерка сунула мне под поясницу доску, где-то надавила, и мне сразу стало легче. Я даже не поняла что произошло, потому что никакого ребенка не было, никто не кричал, как я видела в кино, просто стало легко и не больно.

Акушерка закрыла меня до носа одеялом и убежала. А я поняла, что ребенка у меня, видимо, не будет, и надо срочно уйти домой, потому что находиться здесь, когда у всех дети, а у меня нет, невыносимо. И вдруг что-то легонечко, как перышком, зашекотало мои бедра. Под одеялом кто-то тихонько чихал. Я замерла, боясь пошевелитья. В палату ворвалась толпа в белых халатах. Меня окружили, кололи в вену шприцом с  лекарством, меряли давление, тормошили, что-то говорили. Я ничего не понимала. Вдруг все замолчали и раступились. Ко мне торжественно и величаво подплыла толстая снежная баба, со свертком на руках: "Поздравляю, мамочка, у вас дочка!" "Не может быть!" - пролепетала я. "Как это не может быть? - обиделась снежная баба. - Ну сами посмотрите, если не верите!" Баба развернула сверток и сунула мне в нос огромную розовую совсем не детскую женскую пипку. "Лицо покажите, пожалуйста", - слабо попросила я. Снежная баба перевернула сверток. Из пеленок на меня смотрела маленькая, красная, пьяная физиономия моего мужа. Было ровно 10 утра.

Потом я до вечера валялась на каталке в коридоре в очереди "на швы", потому что порвалась я,  пока шла своим ходом в родилку, весьма основательно. Пока я валялась в коридоре, все мои раны воспалились и разбухли. Потом меня по-живому зашивали, и я орала так, как не орала никогда в жизни, и мне было абсолютно наплевать, что это неинтеллигетно.  Потом из меня полилось молоко, и я заливала всю кровать и лежала в заскорузлой рубахе, пока на обходе сам главврач не распорядился выдать мне в виде исключения вторую рубаху. Одну я в раковине под холодной водой застировала, другую надевала.

"Ну как ваша доченька родила?" - спрашивали мою маму. "Как в поле", - отвечала мама.

Думаете, наверное, где это она рожала, в каком захалустье? В славном городе Питере, в центре города, на улице Петра Лаврова. 1973 год.

А в сериале "Тест на беременность" все так цивильно и красиво! Рожай - не хочу!

Комментировать Всего 4 комментария

поправочка_

в славном городе Ленинграде!

так что Анна ... не приукрашивайте свои страдания!

Вы просто тетка, да  уже и память никакая

поправочка 2

Ледочек сверху, а ступишь - ямка.

Я просто тетка, вы - просто хамка.

активность ВАША достала

не люблю ВАШИ рассказики про Вашу жизнь , потому что они везде

Большое спасибо.

2 новости и обе хорошие. Во-первых, таким, как вы, я нравиться не хочу. Во-вторых, я и не знала, что мои "рассказики" везде! Очень рада!