Все записи
18:12  /  24.01.19

1317просмотров

Наши на Брайтоне

+T -
Поделиться:

[gallery list="1957559" 

***

Наши на Брайтоне или за что нас не любят.

***

Вчера утром проснулась от того, что кто-то как будто стоит над моей головой и орет непонятно-на-каком-языке. Оказалось: мой балкон на самом деле не совсем мой. Это огромный балкон, который тонюсенькой перегородочкой делится пополам. Одна половина мне, другая соседям, приехавшим из Израиля. Тем самым, которые сажают внука на балконе, дают ему кастрюлю и железную ложку, и он лупит со всей своей дурацкой мочи ложкой по кастрюле, а бабушка с дедушкой от души ругаются между собой, и их никто не отвлекает. А теперь к ним, видимо, приехала дочурка — мать их дебильного внука, которая специально, чтоб в комнате ей не мешали вечно орущие папа с мамой, вышла на наш балкон поорать по телефону на страшной смеси иврита и английского.

Я вскочила с кровати и, как была в ночнушке, с всклокоченной башкой, выскочила на балкон и, сунув голову за перегородку, уставилась ненавистным взглядом на горлопанку. Она по телефону проорала, что наверное (наверное!!!) она кого-то разбудила, потому что на неё теперь смотрят и, главное, слушают. Я, молча, не принимая намёка, продолжала сверлить ее злобным взглядом, давая понять, что не уйду, а буду нахально стоять, глазеть и слушать. Тогда она выругалась на всех известных ей языках и наконец-то сообразила уйти в комнату. А мой сон улетел как с белых яблонь дым.

Я не понимаю. Почему израильтяне так орут друг на друга. До сегодняшних соседей в этой квартире жила другая семья, тоже из Израиля. Орали друг на друга, на собаку и на детей так, что через стенку у меня в комнате телевизор заглушали. По утрам их мама провожала детей и мужа в школу и на работу. Стоя на пороге своей квартиры, она орала им вслед через весь наш длиннющий коридор сто раз «I love you!!!» пока за ними двери лифта не закрывались. А дети и муж сто раз орали ей в ответ «I love you too!!!». За ее спиной надрывалась в истерике собака. И по фиг, что рядом ещё три квартиры, где их ненавидят за шум.

Угловая соседка из Средней  Азии воспитывает детей, выгоняя их из квартиры в наш общий коридор, типа вон из дома за плохое поведение. Дети рыдают навзрыд, стоя на коленях ровно под моей дверью, естественно, заглушая мой телевизор, ихая мать стоит в позе командора на пороге своей квартиры, сложив руки на груди, и орет, что обратно домой этих сволочей не пустит. Я открываю дверь и, опять же молча, но со зверской физиономией, застываю на пороге, зловеще наблюдая эту педагогическую поэму. Соседка орет что-то оскорбительное в мой адрес, я делаю вид, что меня это не трогает, и продолжаю стоять. Тогда детей прощают и так и быть в последний тысяча первый раз разрешают вернуться домой.

Соседи напротив моей квартиры каждую пятницу собирают гостей, выпивают-закусывают и громко со всеми словами орут «Шумел камыш, деревья гнулись, а ночка темная была...» С ними бы я спелась, слова я уже тоже знаю, но меня не приглашают.

Не считая соседа сверху, каждый час курящего на своём балконе марихуану и выдыхающего этот смрад прямо через мой балкон в мою комнату.

О, гевалт!

***

Сегодня выходной день. И погода хорошая. На брайтоновском бордвоке, соблюдая правила пандемии, держась на почтительном расстоянии друг от друга, гуляют в масках все — от мала до велика. На одной из лавочек сидит интеллигентная дама и читает газету. К ней подходит другая интеллигентная дама.

Дама №2: Прошу прощения за беспокойство, но, к сожалению, через минут десять вам придётся с этой скамеечки встать и найти себе другое место.

Сидящая дама отрывается от чтения газеты и в недоумении поднимает взгляд на стоящую перед ней даму.

Дама №2: Понимаете, дело в том, что через десять минут здесь начнётся концерт уличных музыкантов, а у нас тут своя компания, и мы привыкли всегда сидеть вместе и именно на этих скамеечках. Так что вам придётся освободить это место.

Дама №1: Я тоже прошу прощения. Будьте добры, скажите, пожалуйста, а вас нах давно не посылали?

Дама №2: Как вам не стыдно, вы с виду интеллигентная женщина!

Дама №1: Именно поэтому я вначале извинилась. А теперь отъебитесь от меня, пожалуйста, и не загораживайте мне вид на океан. Большое спасибо.

Дама №2 возмущённо отскакивает в сторону.

Дама №1 продолжает читать газету.

Все нормально.

***

Подчеркиваю место действия: США НЬЮ-ЙОРК БРУКЛИН БРАЙТОН-БИЧ БОРДВОК. 

Погода сегодня — лучше не бывает. Осеннее, но все еще тепленькое солнышко греет, но не жарит. Обычно пронизывающий осенний ветер и тот задремал и не беспокоит. 

Все гуляют, даже через маски —дань нашему печальному времени — наслаждаются вкусным океанским воздухом. 

На лавочках млеют старушки. Одна из них — пухлая, с седой небрежной кичкой на макушке — разулась, закинула босые ноги на лавочку, развалилась на скамеечке, как дома на диване, и во все горло орет, хотя ей, видимо, кажется, что она душевно поёт:

— Но от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней!!!

Ну? Я вас спрашиваю: можно нас, рождённых в СССР, победить?

Вряд ли!

***

На скамеечке около океана сидит старушка. Мимо проходит другая старушка, ее приятельница.

— Здрасьте, Зиночка!!!

— Добрый день, Валечка. 

— А у нас с вами кофточки похожи!!!

— Ой, да! У вас пчела и у меня пчела. 

— Зиночка, это стрекозы!!!

— Ну я и говорю — мухи. 

—  Зина, блядь, какие мухи? Это стрекозы!!! Стрекозы говорю!!! Глухня, блядь. Оспадя, поговорить не с кем. Пока, Зиночка, будь здорова!!!

— Пока-пока, Валечка, иди с богом, не ори. Оспадя, поговорить не с кем, орет на всю улицу, прям неудобно!

***

Из подслушанного  

— А я тебе, доча, говорю: свекровка твоя — падла! Нет? Не падла? А кто научил ребёнка меня бабой Ягой называть? А я его спросила кто ему это сказал, и он ответил, что баба Майя. Ну? И не падла она после этого?

***

Выхожу из подъезда своего дома вместе с молодым человеком. Я с колясочкой и он с колясочкой. Но у меня в колясочке мой пёсик Левка, а у молодого человека — очаровательная, примерно годовалая девочка. 

 

У подъезда молодого человека поджидал немолодой человек, очень на молодого человека похожий. Молодой человек вручил ему коляску с девочкой, помахал дочке рукой и со словами «Слушайся дедушку!» убежал обратно домой. 

 

А счастливый дедушка смачно расцеловал маленькую внучку в обе щеки и повёз ее гулять, низко наклоняясь к коляске и громко приговаривая:

 

—  Запомни, внученька, папа твой дурак. Папа — дурак. Запомнила? Твой папа — дурак. Так, внученька, и знай.  Папа — дурак. Дурак твой папа и мама твоя тоже дура. 

 

И мы с Левкой шли за дедушкой с коляской и тоже хорошо запомнили, что у этой маленькой девочки, которая в нашем доме живет,  папа дурак, и мама дура, и дедушка тоже дурак, и вся их семья — дураки.

 

***

Пришла ко мне социальный работник. Симпатичная женщина за 40, пышная блондинка в детском платье в цветочек и с крылышками. Я предложила ей попить: воду, чаю, кофе?

— Нет, нет и нет. Понимаете, я же много хожу из квартиры в квартиру. И если я буду пить, то в каждой квартире мне придётся пИсать. Но же не могу пИсать в каждой квартире, что люди подумают? Что я к ним пИсать пришла? Поэтому я нигде не пью, чтоб пока работаю, не пИсать.

***

Несмотря на мой почтенный возраст, мои друзья и знакомые не теряют надежды меня сосватать. И мне порой звонят от их имени такого же почтенного возраста холостяки с целью познакомиться. Вчера получила такой звонок.

Новый знакомый настроен был решительно и просто так болтать по телефону не хотел. — Давай встретимся.

— Давайте.

— А куда пойдём?

Это он меня спрашивает. Подобный вопрос всегда приводит меня в замешательство. Откуда я знаю на что человек способен: бесплатно воздухом дышать или тратить деньги в ресторане?Ну, раз выбор за мной, пусть пеняет на себя. Я решила одним выстрелом убить двух Зайцев. То есть подышать океанским воздухом, но не бесплатно.

— Может быть погуляем по бордвоку и посидим в «Татьяне»?

— Я ненавижу русские рестораны, а тем более «Татьяну», потому что я там был с компанией, мы сидели под грибком на бордвоке, я оказался скраю, и одно мое плечо под грибок не попало, и на меня все время какали птицы. Обосрали мне все плечо! А потом мы пошли погулять по бордвоку, и опять на меня все время какали эти паршивые птицы. Поэтому я вообще Брайтон ненавижу. А я Брайтон люблю, и с новым знакомым, на которого постоянно везде какают птицы, мы так и не встретились.

***

В нашем люкс-доме на берегу океана в основном живут мои бывшие соотечественники. Причём не русские евреи, а русские русские. Так уж получилось. Я уже писала о соседе сверху, который бросает свои коронаслюнявые окурки исключительно с балкона и попадают они не на землю, а на мой балкон. Кто именно этот таинственный свин я не знаю, так как живу на 6-ом этаже, а всего их 23. Администрация дома и объявления писала, и письма рассылала поквартирно с мольбами и просьбами так не делать - бесполезно. А не пойман - не вор.

А теперь «Эй, вы, там, наверху!»сподобились и наконец-то выбросили елку. И тоже с балкона. Под покровом ночи. Только я навела на своём балконе красоту, как просыпаюсь утром, а у меня все засыпано желтыми засохшими елочными иголками. И вот я целый день ползала и их собирала. А сейчас у всех карантин.

Около лифтов на полу нарисованы специальные полосочки, все жильцы, как положено, в масках терпеливо стоят на них, ожидая лифта, и соблюдают дистанцию. Но обязательно находится какая-нибудь лахудра без маски , которая врывается в парадную, минует очередь и с криком по-русски «А мне насрать!» вскакивает в лифт, хотя там и без неё уже стоят два-три человека. Люди тут же выходят, и нахалка едет в лифте без очереди и

Мой знакомый за большие деньги купил яхту и членство в престижном старинном яхт-клубе. По правилам членам яхт-клуба разрешается приводить в гости своих друзей. И мой знакомый привёл. С водкой, селедкой и матерным базаром. На следующий день моего знакомого из старинного клуба исключили, отдали ему обратно деньги и попросили для прогулок его друзей подальше выбрать закоулок. Что сказал мой знакомый?

Не любят в Америке русских, ох, не любят!

Любовь,конечно, зла, но Америка козлов любить не хочет. И правильно делает.

***

На променаде около океана, именуемого бордвоком, жизнь кипит, несмотря ни на какие мировые перипетии. Особенно оживленным выглядит уголок между двумя ресторанами. Там на лавочках настоящий клуб для тех, кому нет 30-ти. Правда им и 70-ти тоже уже нет, но это не важно. Зато какая публика! Какие туалеты - советская мечта 70-х! Дублёнки, роскошные меха, фирменные очки, лучшая брендовая косметика и ароматы от Диора до Шанел.

Но самое интересное - это разговоры.

 - Я обожаю украинские мелодрамы, если в аннотации пишут, что бедная девушка приезжает из провинции, на вокзале Ее полностью обокрали, а в поезде изнасиловали, я уже знаю, что это оно - мое кино. А почему? - спросите вы. И я отвечу: потому что в этом случае я уверена, что ровно через 4 минуты и 36 секунд от начала фильма я крепко усну и буду спать до самого утра. На следующий вечер я включаю с того места, где я вчера уснула, и ровно через 4 минуты и 36 секунд я вновь засыпаю. Поэтому одного сериала мне хватает на несколько месяцев. Потом я нахожу Новый, в котором, к примеру, у очень красивой и благополучной дамы есть все - и семья, и деньги, и дом. А потом она возвращается из отпуска домой на день раньше, а Ее муж в спальне с другой и вот она , эта благополучная дама, уже и без мужа, и без дома, и без семьи, и,главное, без детей, которых этот подлец, я имею в виду муж, у неё отнимает. И она борется и побеждает, а я ещё пару месяцев прекрасно засыпаю ровно через 4 минуты и 36 секунд от начала просмотра.

- Ой, вы так интересно рассказываете. А как этот сериал называется?

- Милочка, ну какая разница как он называется. Они все одинаково называются - что-нибудь там про Любовь. Буду любить тебя всегда, не разлюблю тебя никогда или что-то в этом роде. Главное, чтобы украинский и мелодрама. Под это спится лучше всего. Остальное не имеет никакого значения. И лучше смотреть кино, чем глотать снотворные таблетки. Поверьте мне!

***

Несмотря на панику и призывы сидеть за решёткой в квартире сырой, чтобы не подцепить проклятый коронавирус, я со своим пёсиком Левкой сегодня вылезла на Брайтон в полном смысле Бич, то есть на наш знаменитый залитый тёплым по-настоящему весенним солнышком променад вдоль океана или по-нашему бордвок.

Бесстрашный, в основном русскоязычный народ, поодиночке, парами и с собачками, гулял во всю и в ресторанчиках, и на скамеечках. Грустных и испуганных лиц не было. Напротив все улыбались и наслаждались хорошей погодой. И что характерно, ни одного китайскоподобного лица. Даже узбеки, которые обычно толпой гуляют всей семьёй, сегодня исчезли.

На одной из лавочек растеклась всеми своими телесами хорошо упитанная бабушка. Разложив по всей скамейке кучу пакетов, заполненных только что купленными продуктами, которых бы хватило на роту солдат, бабуля запрокинув лицо к солнцу, закрыла глаза и блаженно улыбалась. И вдруг... раскрыв рот, она смачно и оглушительно чихнула. И не интеллигентно в рукав или ладошку, а прямо перед собой в окружающее пространство.

Проходившая мимо толпа вздрогнула и замерла.

А бабуля, тыча указательным пальцем в свой нос, во всеуслышанье вопила:

- Не бойтесь, люди! Я здоровая! Аллергия у меня на солнце! Аллергия!!!

- Так хули ты здесь расселась? - крикнул кто-то из гуляющих.

Толпа ожила, расхохоталась и двинулась дальше.

Слава Богу, пронесло!

***

Ждала в гости дорогую внучку. Простояла у плиты пару часов. Приготовила вкуснейший обед: паста с креветками и маслинами под соусом бешамель, бульон куриный - прозрачный как слеза.

на огонек зашел сосед. Холостяк, почти мой ровесник, на пару лет моложе. Посидели, поговорили. Внучка проголодалась. Я накрыла на  стол и, естественно, пригласила к обеду и своего соседа. И началось...

Сначала допрос с пристрастием что и как я готовила. Потом лекция о том, что ему можно кушать и что нельзя. Потом просьба сменить маленькую чашку на большую, из маленькой ему потом кофе пить не вкусно.  И наконец, приговор - все, что я наготовила - яд, мы - то, что мы едим и прочая, прочая, прочая.

Я все терпеливо выслушала и спокойно сказала, что ничего из того, что ему полезно, у меня нет, и он можeт поесть у себя дома. Но дома, видимо, в холодильнике у соседа мышь повесилась, поэтому он все-таки сел к столу и так уж и быть милостиво согласился откушать у меня. 

Я тоже милостиво согласилась покормить бедолагу , но очень вежливо предупредила, что если он собирается с недовольной миной ковыряться в тарелке, прежде чем все съесть,то пусть лучше не начинает. 

Потом я принесла тарелки с едой и, когда садилась к столу, мы с соседом хором воскликнули: "Thanks God I am single!!!!"

Вот такие у нас на Брайтоне женихи. 

***

Иду по любимому Брайтону. У магазина по-турецки прямо на асфальте сидит молодой парень с табличкой, где по-Русски написано  как ему трудно живётся. Понятное дело попрошайничает. Наглец. Морда красная. Бездельник и паразит. Шёл бы зарабатывать. Нет. Он лучше с протянутой рукой будет штаны здесь просиживать. Щас. Разбежалась тебе свои кровно заработанные денежки отдавать. Перетопчешься. 

Прохожу, молча, мимо. И слышу вслед:"Сука!"

Да он ещё и мысли читает! Экстрасенс, мать его!

 ***

Сидят на лавочке у океана две старушки. Одна из них возмущается:

- Ой, бедная, бедная эта королева! Мало ей с сыном неприятностей, так ещё и внук такое отмочил! А ведь она все для них, все для них! Дворец им какой-то отдала, лишь бы жили! И как этой Меган не стыдно условия ставить или я или семья! Ей что было трудно шляпку надеть или плечи прикрыть? Бессовестная!

Вторая старушка все это молча выслушала, скорбно покачивая головой в знак согласия, тяжело вздохнула и сказала:

- Такая же свинья, как и моя невестка!

***

Когда мы приехали в Америку, все стремились срочно заработать. Особенно дети. Потому что им хотелось столько всего из не первой необходимости, что другого выхода не было. Моя пятнадцатилетняя дочка устроилась работать продавщицей в ближайшую аптеку, где хозяином был религиозный еврей. Моя мама-врач- дочкина -бабушка очень обрадовалась. Еврей! Религиозный! Аптека! Уж там девочку никто дурному не научит!

Через какое-то время моя мама- дочкина бабушка решила поинтересоваться как моя дочка- ее внучка работает. И наша дочка-внучка с воодушевлением рассказала:

Работает она очень хорошо, поскольку хозяин сам религиозный, то нашу девочку он попросил продавать презервативы и другие противозачаточные, потому что ему по религии это ни продавать, ни пользовать не положено, а люди приходят и вопросы задают. Поэтому наша дочка-внучка должна была внимательно прочитать все, что написано в аннотации и отвечать на вопросы как этим всем пользоваться.

- И ты отвечаешь? - с ужасом воскликнула моя мама-дочкина бабушка.

- Конечно! Вот недавно один хмырь пришёл и давай орать, мол, почему наши презервативы дороже, чем в аптеке через дорогу, хотя они абсолютно одинаковые. И коробочку мне в нос тыкал. А я ему объяснила, что наши с привкусом банана, а через дорогу обычные, безвкусные. -

- Господи! - пролепетала моя мама- дочкина бабушка в полуобморочном состоянии. - А при чем тут банановый вкус?

И тут мы с моей дочкой- бабушкиной внучкой, молча, густо покраснели.

 ***

 Сегодня несмотря на середину сентября абсолютно летний день. На пляже люди купаются и загорают. А на бордвоке, на месте, где женские и мужские туалеты, в двадцати метрах от комфортабельной мужской раздевалки далеко немолодой человек , с пышной седой гривой прямо на глазах изумлённой публики, сидящей на скамеечках напротив, в том числе и на моих, разделся до нага и, стыдливо прикрывая одной рукой снятыми брюками свои дряблые изношенные прелести, менял трусы на плавки.Как старик не извивался, но свою белоснежную задницу и такие же белоснежные седые яйца он все-таки несколько раз засветил. С горем пополам натянув выцветшие, когда-то чёрные, потрёпанные, как и он сам, плавки, засунув в них обе руки, слегка приседая и крутя задом, бедолага поправлял то, что он в плавки пытался безуспешно затолкать, а оно туда не помещалось. Плавки врезались, закручивались, сползали, а мужчина, казалось, исполнял танец живота, а на самом деле натягивал маленькие трусики, которым было сто лет в обед.

Наконец ему это удалось, он приободрился и вальяжной походкой бывшего сельского сердцееда горделиво прошествовал по бордвоку туда-сюда, как в знаменитой песенке про еврейскую школу танцев: две шаги налево, две шаги направо, шаг вперёд и поворот.

И зачем, спрашивается, надо было изображать весь этот с позволения сказать жалкий стриптиз, когда буквально в двух шагах прекрасная раздевалка со всеми удобствами?

Неудивительно, кто-то из зрителей таки не выдержал и громко об этом спросил.

- Все, что естественно - прекрасно! - ничуть не смутившись во всеуслышанье ответил наш красавЕц, гордо потряхивая седовласой гривой.

А вы говорите на Брайтоне скучно! 

 Или!

***

Сегодня изумительный день. Солнышко. Небо синее-сине, а Океан ещё синее. На небе воздушные белые островки облаков. А на песке, как их отражение, млеют на солнышке белые толпы чаек.Все - и стар, и млад - высыпали на бордвок гулять. Нет ни одной свободной лавочки. Даже те, что обычно заняты спящими пьяными мексами, сегодня оккупировали норковые бабушки в чернобурых шапках и дубленочные дедушки в кожаных кепках.

Я шагаю по деревянному настилу, мой пёс нога-в-ногу следует за мной. На самом деле очень хочется развалиться на скамеечке и помлеть на солнышке, но я, стиснув зубы, собрав всю волю в кулак, такой роскоши себе позволить не могу. Надо худеть и ходить. Тем более, что вокруг такая благодать - домой уходить не хочется!

Сзади меня слышу как по телефону разговаривает женщина:

- На улице сегодня дикий холод. Прям стынет кровь. А ветер такой сильный, ужас! С ног сбивает! Жуткая погода! Жалею, что вышла и сейчас пойду домой.

Вот-те на!

***

С некоторых пор я, чтобы поберечь спину, ходила на работу с сумкой на колесиках. Здесь могла бы быть реклама, потому что эту идею мне подала подружка моей дочери Виточка, хозяйка роскошного салона подарков на Первом Брайтоне. Я люблю к ней заходить для развития вкуса. Когда столько красивых вещей сразу, то глаза разбегаются. Но мой взгляд моментально сосредоточился  в одном месте, где стояла потрясающая -  красная кожа с золотыми заклепками - сумка Валентино на колёсах....... и не было дня до самой моей пенсии, чтобы по дороге на работу или домой кто-нибудь из американок не спросил меня с завистью откуда такая красота.

- Брайтон Бич! - с гордостью отвечала я, что для американского уха звучало примерно как с Марса.

- А русские? - спросите вы. - Русские не обращали внимания?

Русские внимание обращали.

Почти все знакомые, видя меня, шагающей с сумкой на колёсах, спрашивали что я продаю и почему больше не работаю программистом. И только две фактически незнакомые женщины, с которыми я виделась ежедневно по утрам на остановке метро, ожидая поезда ( так и тянет написать на остановке сабвея, ожидая трэйна!), однажды подошли ко мне и, умирая от любопытства, судя по тону, спросили:

- Простите, скажите, пожалуйста, а где вы работаете, если можно столько украсть, что даже сумка у вас на колёсах?

Святая простота! Даже если и ворую, так бы я им и сказала!

***

На обратном пути домой захожу в продуктовый магазин. Набрала продуктов и стою в очереди в кассу. По магазину бродит явно умалишенный дедушка. На лице блуждает счастливая улыбка, дед пристает ко всем и каждому, рассказывает какие вкусные вещи он купил, вслух радуется хорошей погоде. Никто деду не отвечает, а ему все равно, он без остановки что-то бормочет, двигаясь все ближе и ближе к кассе, и наконец останавливается около меня:

- Женщина, - это он уже мне, - вы такая молодец! У вас шикарная фигура! И такие формы! Прямо заглядение!

Слушайте! А дед-то оказывается - умнейший человек! И с чего это мне показалось, что он ума лишён? Все у него с головой в порядке!

И я гордо понесла к выходу свою потрясающую фигуру!

***

Было время, когда на работу программистом никто не звал, а потому я искала любую работу все равно кем, лишь бы деньги платили.По объявлению в русской газете я позвонила Марине, бухгалтеру, которой был нужен помощник. Работала Марина прямо у себя дома, в огромной квартире на берегу океана. Квартира была действительно совсем не маленькая, но, когда я переступила одной ногой порог, вторую ногу мне поставить было некуда. На полу валялось все ─ от фруктов и овощей до одежды и обуви на все времена года. Справа от входа, видимо, была кухня, потому что там, на полу, валялись кастрюли, сковородки и миски. По всем углам громоздились неказистые кадки с гигантскими фикусами. Вокруг них пол был посыпан землей. То ли кадки прохудились, то ли фикусы пересаживали, не знаю, но когда я боком пробиралась на диван, то под ногами хрустело и скрипело. По комнате металась женщина в грязном спортивном костюме. Волосы всклокочены, глаза навыкате, рот до ушей. Причем этот огромный рот ни на минуту не закрывался. Марина орала на всю квартиру. Сама она была уверена, что не орет, а разговаривает.─ Ты кто? Программистка? Так, ты здесь у меня фортрана из себя не строй! Хочешь помогать? Иди на кухне убери. У меня прежняя помощница очень любила посуду мыть. И учти, я люблю орать. У меня голос такой. Не нравится? Иди на х..й! Ну че ты на меня уставилась? Думаешь, я тебе буду за так деньги платить? Иди, иди… Подумаешь, программистка сраная!Последние слова я уже слышала на улице, благо квартира Марины была на первом этаже. По моему, выбегая, я раздавила на полу не то сливы, не то персики, а может быть баклажан, не знаю, но по асфальту мои туфли скользили, как по льду, и пришлось их чистить бумажкой, которая, к счастью, завалялась в кармане.Потом я устроилась на Брайтоне в рекламную компанию по продаже новой французской водки с русским названием «Балинофф». Я должна была целый день бесплатно угощать желающих попробовать новый продукт, чтобы все поняли: водка «Балинофф» ─ лучшая в мире.Русского человека, как вы догадываетесь, водкой удивить трудно. Но бесплатной еще можно. Никто не хотел выпивать на халяву. Вернее, никто не мог поверить такому чуду. Люди косились на меня, как на сумасшедшую, и пятились. Когда я протягивала им одноразовую бумажную рюмку, они ни за что не хотели попробовать холодненькую, прозрачную, семь раз очищенную, пшеничную водочку, в придачу к которой, на закусь, предлагался хрустящий соленый огурчик. И все ─ бесплатно, что для окружающих было совершенно не понятно. Даже горькие пьяницы с сизым носом злобно зыркали в мою сторону опухшими и побитыми щелочками глаз и шарахались, ожидая подвоха. Если около меня останавливались супружеские пары, то добрые жены уговаривали своих недоверчивых мужей:─ Коль, ну ты чего? Попробуй водочку, ведь бесплатно же! Ну че ты боишься, Коль? Девушка (это ко мне), она ведь у вас не отравленная? Ну, Коль, да не отравленная она! Ну ты даешь, Коля, бесплатно водку пить не хочешь! Девушка (это опять ко мне, даже приятно!) а мне можно попробовать? Коля, ну смотри, вот я ее пью, видишь? Ой, вкусная! Коль, после меня-то будешь? Не будешь? Ну гляди, паразит, попроси у меня дома, я тебе поднесу! Ишь ты! Бесплатно ему не годится! Иди отсюда, паразит такой! Извините, девушка, он у нас придурок!Иногда попадался интеллигент-шутник:─ Я могу выпить вашу водку, если потом смогу вами закусить!Патриоты били себя в грудь:─ Я твою французскую водку из принципа пить не буду! Лягушатники проклятые! Они нас, американцев, не любят, а мы их тоже не любим! И водка их поганая не нужна! Я буду пить «Немирофф» ─ мед и перец, горячая встреча! Девушка, можно я вас поцелую? Вы будете мед, а я перец, как в рекламе по телевизору. А че ты толкаешься? Брезгуешь? Ты че, думаешь ты лучше меня? Э-э, ребятки, а куда вы меня тащите? Я же пошутил! Ребята-а-а!

Месяц я простояла на Брайтоне, разливая бесплатную водку, потом нервы мои не выдержали, и я уволилась по собственному желанию.

***

У нас в доме четыре лифта. И все переполнены на пути туда и обратно. По неизвестной причине складывается впечатление, что весь дом живет только на 23-ем этаже, поэтому именно там лифт вечно торчит неизвестно сколько, пока жильцы с верхотуры не набьются, как сельди в бочке, а потом лифт только открывает и закрывает двери, демонстрируя несчастным, стоящим на других этажах, что вас уже не надо. Ждите. 

И все ждут.

Древние старушки-американки по несколько раз в день проверяющие почту, в домашних халатиках и шлёпанцах, причесанные и накрашенные как на сцене, всем своим видом демонстрируют "понаехали!" Рядом с ними, как стражи, стоят их чёрные няньки со свирепыми лицами. 

Древние Русские бабушки, одетые кто в лес, кто по дрова, во все, что привезли из России и в то, что им отдали с барского плеча их уже американские дочки и невестки, судорожно сжимают маленькие ручки своих или чужих внуков, выводя их на прогулку.

Все детки от мала до велика, и стоящие, и сидящие в колясках, уткнули свои маленькие носы в экраны всевозможных гаджетов, как зомби следуют за своими поводырями.  

Жмутся к хозяевам воспитанные, ухоженные, заласканные собачки.

А внизу, в лобби, лифта ждёт толпа молодых потных мужиков, с печально обвисшими над брючными ремнями животами, увешанные продуктовыми мешками, набитыми едой, едой, едой.  Рядом с ними стоят их тощие-Притощие жены, одеты по последнему писку ими придуманной моды. Они с презрением смотрят на полные пакеты продуктов, которые тащат их потные мужья, всем своим видом демонстрируя, что сами питаются небесной манной, запивая Ее утренней росой. 

А уж если повезёт и сумеешь втиснуться в лифт, в эту душегубку, где ароматы всех на свете французских духов оглушают до темноты в глазах, то последнее удовольствие - слушать как кто-то орет по телефону  идиотские подробности своей неинтересной жизни на дикой смеси родного русского,чужого английского и словесного мусора типа "я такая, он такой and you know what I am saying".

***

- ой, какая у вас собачка хорошенькая! И надо же, молчит, не визжит и не лает! А вас не беспокоит, что она у вас такая тихая? А у нас тоже была маленькая собачка и тоже тихая. Ну как это может быть, чтоб собачка не лаяла? Это же против природы! Так, представляете, мы всей семьёй два месяца гавкали, чтобы Ее научить лаять! И научили! Теперь как любая настоящая собака лает. А у вас собачка ненормальная. Это я вам точно говорю. Вы к врачу сходите. 

Кому куда надо сходить я уточнять не стала, просто посадила Левку в коляску и быстро-быстро укатила куда-подальше.  

А сегодня как всегда Гуляем с Левкой по любимому бордвоку.   И слышу сзади женский голосок, такой тоненький, такой нежный, ну прямо мёд сахарный:

- Вовочка, Мишенька, ребятки, посмотрите какая чудная маленькая собачка! Ах, какая собачка замечательная! А как собачка лает? Ав-ав, ав-ав, ав-ав, ав-ав....

... и так от ресторана "Волна", вдоль одной "Татьяны", вдоль другой "Татьяны" и дальше...до 7 Брайтона...

-ав-ав, ав-ав, ав-ав...

Я уже не говорю о том, что у меня от этого авканья в ушах зазвенело, но я и вправду испугалась, что эта милая дама с колясочкой, где сидели два карапуза, которым было абсолютно по фиг как лает собачка, научит моего хорошо воспитанного Левку авкать и гавкать. Поэтому я развернулась, посадила Левку в коляску и бросилась бежать подальше от этого авканья.

Господи, спаси! Ав-ав!

***

 Зашла в Русский продуктовый. На весь магазин стонет и рыдает из динамика певица. Смысл песни в том, что она у ПОДРУГИ одолжила на неделю мужа - как вам это нравится? А через неделю как бы надо его вернуть ( будто он теперь  после этого ещё кому-то нужен), а она оказывается влюбилась и возвращать его не хочет, но перед подругой ей неудобно! И вот она бедная не знает что ей делать!

Я продавщице говорю, мол, что это у вас за песни такие бл€£кие в магазине. А она мне - народу шибко нравится. Самая, грустно так говорит, сейчас модная песня. А все, говорит, потому что бл£€ей больше, чем порядочных людей вот поэтому везде эту песню и гоняют.  

Может и вам хочется такого мужа и такую подругу?

Тогда купите себе запись этой модной сейчас песенки и слушайте Ее с утра до вечера и с вечера до утра

***

- Ой, какая у вас собачка хорошенькая! Я тоже такую хочу!

- хорошо, что сегодня я с ней гуляю, а не мой муж. он бы Ее вам прям щас отдал!

 ***

 Гуляя по борвоку со своим песиком Левкой, встретила давнего своего знакомого. У него лет десять назад собачка умерла от глубокой старости, а два года назад после тяжелой болезни скончалась жена, с которой он прожил лет 50. Последний раз мы с ними виделись на ее поминках.

Увидев нас - меня и Левку - мой знакомый расчувствовался, обнял меня, расцеловал и дрожащим голосом почти сквозь слезы произнес:

- знаешь, я до сих пор не могу прийти в себя после похорон... Моей собачки   

...когда, милые дамы, вам захочется в очередной раз пожертвовать собой ради своего любимого мужчины, подумайте еще раз.

 ***

Сегодня изумительный день. На бордвоке солнышко пригревает так по-весеннему ласково, что хочется все зимние вещи убрать куда подальше и переодеться во что-нибудь светлое и лёгкое. 

Но нас не проведёшь! Нью-йоркский Февраль коварен - нам ли не знать! Сегодня пригревает, а завтра можно проснуться  и полдня откапывать под снегом свою машину. Поэтому, не смотря на неожиданную зимнюю теплынь, никто не расслабляется, и на бордвоке парад норковых шуб всех фасонов и расцветок от чёрного до нежно палевого.  

Я со своим любимым пёсиком шагаю вдоль пляжа в никуда, ни о чем не думая, просто млею, а Левка след в след бредёт за мной, не обращая внимания на восторженные замечания в его адрес гуляющих вокруг нас прохожих. Казалось сегодня здесь отдыхает весь Брайтон. На всех скамеечках вдоль бордвока нет ни одного свободного места. 

- Анечка! - раздается чей-то оглушительно громкий женский голос, который кроме меня слышат вокруг человек сто или больше.  - С тех пор, как ты вышла на пенсию, ты стала такая гулящая! Вижу тебя здесь каждый день!

Машу рукой сама не знаю кому и иду дальше. 

Ещё через пару шагов вижу на скамеечке знакомое лицо. Приятельница приветливо улыбается мне, и я подхожу к ней, чтоб поздороваться. 

- Привет, Анечка, как ты поживаешь? Как твои дела? - заботливо спрашивает меня приятельница.  

Я открываю рот, чтоб ответить, и слышу:

- Ну пока, дорогая, всего тебе хорошего. 

Я закрываю рот, не произнеся ни звука, и иду гулять дальше. 

Проходя мимо скамеечек, слышу изысканный разговор по телефону одной из "норковых бабушек", сидящих на скамеечке:

- Послушай, - во весь голос вещает "норковая бабушка", -  мне остоп£€ело тебя слушать. Заткнись и слушай лучше что я тебе скажу... 

Вот так, дорогие мои, народу вокруг полно, а поговорить не с кем.

***

Вчера гуляю как обычно со своим пёсиком Левкой по бордвоку. Я везу Левкину колясочку, а он - сзади меня. Другие собачки рвут поводки и носятся то вбок, то вперёд. А мой почему-то, низко опустив голову, как наказанный, пристраивается за мной и семенит нога-в-ногу ( если повторить быстро несколько раз, будет очень смешно!) .

Впереди нас шествует парочка шикарно разодетых дам преклонного возраста. Роскошные, оригинального фасона пуховики, отделанные чернобурыми мехами на капюшоне и рукавах, модные солнечные очки, яркая помада. 

Мы с Левкой их аккуратненько обгоняем. 

Пиз@а!!!

Это то, что полетело мне вслед. Я прям остолбенела от неожиданности и оглянулась:

- Это вы мне?

Оказалось таки-да!

Одна из роскошных дам открыла свой ярко-красный рот и далее на всю округу посыпался такой отборный мат, что хоть записывай! Видимо дама работала когда-то прорабом на строительстве и Ее буйная молодость не даёт ей покоя. То, чем любят,  было у меня на воротнике и во рту, а то, куда любят, виртуозно повторялось неоднократно во всех вариациях, как взрыв фановой трубы в общественном туалете. 

Смысл ора был в том, что роскошно одетая дама думала, будто в колясочке у меня ребёнок, а оказалось, такая чудная колясочка для собаки. Это я передаю своими словами. 

Я быстренько схватила Левку и поторопилась уйти как можно дальше. 

А вслед мне неслось:

- Шалава! Ещё раз тебя увижу - пристрелю! Застрелю тебя, шалава!

Ну... в моем возрасте "шалава" - это даже комплимент. Вот я только не помню, шалава - это которая за деньги или без? Если за деньги, то ваще, дважды комплимент! 

А что касается обещания меня застрелить, то ,надеюсь, это бред сумасшедшей. Кто такой ненормальной выдаст пистолет? 

Хотя... чем черт не шутит... на всякий случай...если встретите на бордвоке шикарно разодетых пожилых дам в чёрных пуховиках с чернобуркой и ярко-красным ртом, держитесь подальше. Бережёного Б-г бережёт.

***

Леонид Пташка из Израиля и наши пташки с Брайтона

          Памяти Михаила Задорнова 

Только наши пташки с Брайтона, придя на концерт гениального музыканта, могут перед началом, из-за того, что им не хватило стула, устроить в зале такой птичий базар, что перекричать их можно только через микрофон, включённый на полную мощность. 

Только наша пташка с Брайтона может занять в зале два стула. На один, во втором ряду,  взгромоздить свою необъятную задницу, а на второй стул, в третьем ряду, поставить госпожу розовую сумочку, и во время концерта необъятную задницу во втором ряду поднять, развернувшись, из госпожи сумочки в третьем ряду что-то достать, и,вернувшись во второй ряд, необъятную задницу снова опустить на стул. А люди, между прочим, в дверях простояли на ногах весь концерт. 

Только наша пташка с Брайтона, надев на концерт свитер с глубоким вырезом на спине, чтоб было красивше, во время концерта одной рукой снимает  видео, а другой в такт музыки массирует себе холку. Сразу чувствуется хорошее музыкальное образование. 

Только наши особо уважаемые седовласые пташки с Брайтона, со своими слабыми мочевыми пузырями и больными простатами,  естественно, придя на концерт по приглашению, то бишь нахаляву, важно восседают в наипервейшем ряду, и во время выступления, посреди музыкальной фразы вскакивают и несутся из зала в туалет опорожняться, а потом также с высоко поднятой гордой от важности головой возвращаются на своё место. 

Но недержание мочи - это ерунда по сравнению с недержанием речи. 

Только наши пташки с Брайтона считают необходимым высказать сию минуту любую бредовую мысль, которая приходит им в голову, а поскольку бредовых мыслей у них полным-полно, то и щебечут они и бубнят, не закрывая рта, независимо от того что происходит на сцене. 

Только наша пташка с Брайтона, когда в случайной тишине певица на сцене а капелла старательно выводит голосовые рулады, может вдруг многозначительно прочистить горло ЭХЕ-КХЕ, будто это он, а не певица, собирается всех поразить своим пением. 

Только наша пташка с Брайтона, рассыпая благодарности устроителям этого роскошного концерта, называет их Ритами и Татьянами, и особую благодарность выносит "СВОЕЙ ЖЕНЕ ФИО ПОЛНОСТЬЮ!"(цитата). 

Только наша пташка с Брайтона представляя гениальных участников концерта зрителям, начинает так: "а сейчас я хочу вам представить человека, с которым Я .... " далее следует краткая биография ведущего, с упоминанием того, где и как он познакомился с тем или иным музыкантом, на которого, между прочим, все собрались сегодня посмотреть и которого хотели бы послушать.  

Только наша пташка с Брайтона, выступая в концерте, может одной рукой играть на саксофоне, а другой в это же время снимать селфи!

Ну и конечно, только наша пташка с Брайтона, придя на концерт гения, чтобы насладиться фейерверком его блестящей игры, вместо того, чтобы внимательно слушать и млеть, сидит и замечает всю эту срань, которая раздражает, отвлекает и мешает внимать фееричным пассажам  Леонида Пташки, потрясающего музыканта и весёлого человека с ослепительной, то бишь ослепляющей разноцветными стразами спиной. 

Вот, собственно, и все.

*** 

Гуляем с пёсиком по бордвоку. Между двумя ресторанными "Татьянами" - длинный ряд лавочек. Справа - наши, говорящие по-Русски. Одни сидят на скамеечке, другие кружком на сидении собственных ходунков. Все в норковых шубках, дубленках и больших тёмных очках. Загорелые лица завсегдатаев бордвока не нуждаются в дополнительной косметике и только ярко-красные губы подчеркивают, что женщина остаётся женщиной и после 80-ти. 

В нашем русскоязычном кружке кипят страсти.   Все говорят одновременно, и только одна старушка, сотрясая поднятыми вверх норковыми рукавами, кричит: " хватит! Хотя бы в Новый год! Хватит этих разговоров об Украине!  Давай о чем-нибудь другом!"

Так она кричала, когда мы с Левкой шли в одну сторону и также кричала, когда возвращались обратно. Никто, видимо, Ее не слушал и твердил каждый своё. 

Рядом с нашими - три лавочки мексов . То бишь мексиканцев. Двое, судя по расхристанному виду, вдрызг пьяные, спят, раскинувшись на скамейках как на диване, четверо с заскорузлыми физиономиями стоят, покачиваясь, и орут на свои душетрепещущие мексиканские темы, а под ногами у них скрючившись в позе "поплавок", прямо на полу валяется их собутыльник. Штаны у него сзади сползли, и он сверкает белой незагорелой задницей, выставленной на обозрение всем мимо проходящим. А его дружкам на это плевать. Пусть сверкает. Они стоят рядом и решают свои мировые проблемы. 

А вокруг залитая солнцем красотища. Песок, океан, мамочки с колясками и дамочки с собачками, синее небо, зефирные облака и состояние полного умиротворения. 

Уходить не хочется. 

Через прозрачную плёнку видно  за столиками то небольшие группки, то парочки, обедающие в ресторанах. И только скраю, в уголке сидит абсолютно одна немолодая наголо стриженная женщина в больших чёрных очках. Вид у неё несчастный. Бедная! Такая некрасивая!

Не успела я  как следует пожалеть безволосую одиночку, как из глубины к ней подошли и уселись за стол три импозантных абсолютно лысых мужика и каждый учтиво поцеловал "бедняжку" кто в щечку, кто в ручку. 

Во истину на каждую кастрюлю находится своя крышка! Чего и вам желаю!

***

 В дорогом овощном магазине. Судя по виду, нянька с ребёнком в коляске. Ребёнку около года. Нянька поставила коляску рядом с прилавком, на котором выставлен виноград, и делает вид, что не замечает как ребёнок из коляски высунул руки, рвёт немытые грязные виноградины и запихивает их в рот. Постояла минут десять и, решив, что ребёнок уже наелся, довольная покатила коляску дальше. 

 ***

Меня приятельница, женщина далеко не бедная, а даже очень наоборот,  попросила приглядеть за Ее шестилетней дочкой, пока она куда-то там по делам съездит.  А мне надо было в пару магазинов на Брайтоне. Взяла я девочку за ручку и мы пошли. Сначала в овощной. Пока я глазела, вспоминая что именно мне нужно купить, моя девочка, не выпуская своей ручки из моей, другой ручонкой жадно хватала с витрины виноград и запихивала его в рот. Я - типичная наседка - всполошилась: "ты что делаешь? Он же НЕМЫТЫЙ!!!"

А девочка мне так спокойненько и даже назидательно отвечает:"А мне мама всегда говорит, чтоб пока она в очереди, я винограда бы наелась!"

Это сладкое слово ХАЛЯВА!

 ***

Едем с песиком домой. Собачка моя сидит  в колясочке. Проезжаем мимо благообразной пожилой пары, как раньше говорили, кавказской национальности. Женщина с характерным акцентом громко восхищается моей собачкой и колясочкой, потом бежит за мной с криком:

- слушайте, женщина, а сколько вы за всю эту красоту заплатили?

Я, не останавливаясь, бросаю через плечо:

- не продаётся. 

Иду дальше. 

Женщина бежит за мной следом и громко возмущается:

- слушай, да? Тебе жалко сказать сколько ты платила? Да? Почему не говоришь? Жалко тебе? Да? Сколько собачка стоит? Сколько за коляску платила? Жалко тебе сказать, да?

Еле ноги унесла.

 ***

У нас на Брайтоне , есть такие "американцы", что когда им в учреждении, например у врача, задают вопрос where do you live? What is your address?Они начинают крутить головой, а потом тыкают пальцем куда-нибудь в сторону, приговаривая: "я вон там живу".

***

Бабушка в норковой шубе, в шапке из чернобурки и моднючих темных очках сидит на лавочке и на весь бордвок рассказывает подружкам о своём приезде в Америку. 

- Ну вот, значит. Собрали мы с мужем все вещи и на следущий день улетаем. Вдруг он как заорёт: "У меня папа - генерал! Мне нужна ваша гребенная Америка? Никуда я не поеду!"

И билет свой порвал! А я в чем была уехала одна. 

Теперь живу - как сыр в масле катаюсь. Все у меня есть и ни дня не работала. А он все наше и папино распродал и десять лет назад умер в нищете. А так ему и надо 

И бабушка махнула рукой, ослепив подружек брульянтами, на каждом пальце по кольцу. 

Славься -аа, отечество! 

Наше-ее сво-ободное!