Все записи
17:24  /  22.07.14

2696просмотров

Таки плохо!

+T -
Поделиться:

Часть 1. СЕМЬЯ

Трагическое лицо было у всех: у папы, мамы, Фимы и Фиминого брата. Это была семейная реликвия, которая передавалась из поколения в поколение.

— Фима, ты выпьешь чаю или пожарить котлету? — спрашивала Фимина мама таким голосом, будто отправляла сына в последний путь.

— Выпью чаю, — отвечал Фима, словно это было предсмертное желание осуждённого.

Все члены семьи смотрели друг на друга с выражением «за что нам такое наказание?», но тем не менее не могли прожить врозь ни одной минуты.

— Ваши сыновья семейные? — спрашивали Фимину маму соседки.

— Младший женат, — отвечала Фимина мама точно так, как если бы сообщала, что сын утонул, — а старший до сих пор нет, — и это звучало ещё трагичнее.

Соседки сочувственно кивали головой и тяжело вздыхали, как по покойникам, а Фимина мама шла домой с видом «своё горе я несу сама».

Папа, мама, Фима, Фимин брат, его жена, двое детей брата и тёща — все жили на пособие по безработице и ругали Америку: грязно, медицина ужасная, кругом тараканы, а в метро страшно войти!

Владельца дома в семье называли «этот негодяй», а супера, то бишь управдома, — «этот подлец». «Этот подлец, вместо того чтобы чинить ванную, опять приходил за квартплатой для этого негодяя!»

Самым несчастным в семье был младший брат Фимы. Мало того, что на нём висела жена, дети и тёща, ему ещё приходилось подрабатывать, поэтому папа, мама и Фима дружно ненавидели невестку, которая, по их мнению, украла сына, а теперь ещё издевается, посылая его работать!

Если папу и маму куда-то приглашали, Фима должен был сидеть и сторожить квартиру. Этого требовала мама, а ослушаться её Фима не мог.

Часть 2. ФИМА

Фима второй год добросовестно учился на разных бесплатных курсах, всех женщин называл «барышнями», боялся, когда ему закудыкивали дорогу, спрашивая «куда идёшь?», и на все вопросы отвечал в неопределённой форме: «Кое-где был по кое-какому делу, поговорил кое с кем и кое-что выяснил». При этом он делал лицо: «новости ужасные, положение безнадёжное».

Приходя в гости, за столом Фима тщательно протирал салфеткой ложки, вилки, ножи и только после этого начинал есть.

— Кругом тараканы, — вздыхал он. — Кто знает, где они только что бегали?

В метро Фима выбирал сидение у стенки или окна.

— На край скамейки бездомные кладут ноги, там сидеть нельзя, — считал Фима, забывая, что голова у бездомных не чище.

Самое главное для Фимы было его здоровье. Боясь простуды, он даже в жару под рубашкой носил футболку и в ней же спал, надевая сверху пижаму фантастической расцветки, купленную по случаю на распродаже. На вопрос о самочувствии Фима подробно рассказывал о своих ощущениях.

— С утра у меня болел живот, но потом я «имел желудок», то бишь стул, и мне стало легче. Правда, бросаться им нельзя, так как он мягковат, — грустно шутил Фима.

Часть3. БАРЫШНИ

Добрые люди часто спрашивали Фиму, как получилось, что в свои почти пятьдесят лет он всё ещё не был женат.

— Мне всегда нравились стервы, — скорбно качал головой Фима, печально глядя в сторону.

Добрые люди жалели несчастного и давали ему телефон какой-нибудь одинокой, как правило, хорошо устроенной барышни.

Ходить на свидания Фиме было необычайно трудно.

Во-первых, заветный номер телефона забирала Фимина мама и во время очередного свидания звонила в дом барышни по несколько раз.

Сначала она спрашивала:

— Фима! Или ты не голодный?!

Потом:

— Фима! Почему ты не читаешь, а где-то сидишь?!

Затем:

— Фима! Не пора ли тебе домой?Сколько можно сидеть у чужих людей?!

И, наконец:

— Фима! Что ты вообще там делаешь?!

Барышня нервничала, это очень омрачало ещё неокрепшее чувство, и свидание заканчивалось на грустной ноте.

Во-вторых, племянник Фимы, четырёхлетний сын младшего брата, ни с кем кроме Фимы гулять не хотел и, хотя вся семья ему объясняла, что у дяди свидание с тётей, требовал только Фиму.

Фимины родители не могли видеть страдания внука, поэтому Фиме строго-настрого было сказано — как хочешь, а с ребёнком гуляй!

В-третьих, на свидания надо было ездить на автобусе и платить за проезд. Барышни, которые нравились Фиме, были стервозные и мелочь на обратный путь давали не всегда, поэтому вся Фимина родня горевала над новой статьёй расхода в семейном бюджете. Домашние провожали Фиму на каждое свидание с трагическим лицом, а Фима уходил с чувством вины, и его лицо становилось ещё печальнее.

И, в-четвёртых, на свалке около дома Фима нашёл старый велосипед, починил его и ездил на нём на курсы, таким образом экономя деньги на проезд. Каждый день проклятый велосипед ломался, и остаток вечера и все выходные уходили на то, чтобы его починить.

Конечно, можно было найти работу и разом решить все проблемы и трудности, но из-за курсов, племянника и велосипеда у Фимы совершенно не было времени ходить нa интервью, поэтому с барышнями он встречался редко, работу не искал, жил с папой и мамой, а его лицо становилось всё трагичнее…

ЭПИЛОГ

Таки плохо!

Комментировать Всего 1 комментарий