Все записи
03:12  /  4.08.17

1709просмотров

Анисовая лапша в городе будущего

+T -
Поделиться:

От выбора объектива для камеры зависит, в каких деталях зритель увидит тот или иной пейзаж, портрет или паттерн. Насколько широким будет угол обзора, и как далеко сможет устремиться взгляд. Точно так же от выбора транспорта зависит, что увидит путешественник. Если бы в аэропорту Гонконга я сел в такси, а не на первый ряд второго этажа автобуса, то надо мной не пролетали бы самолеты, вокруг не было бы ярко-зеленых холмов острова Лантау, а была бы обычная дорога, заполненная машинами, как и в любом другом азиатском городе. Автобус же почти торжественно, пусть и медленнее чем такси, открывал передо мной картину совершенно другого города, или правильней сказать, специального административного района, чем мое сознание рисовало перед путешествием.

Небоскребы, банки, Джеки Чан, бывшая британская колония, кантонский диалект  — нехитрый набор знаний о Гонконге среднестатистического человека. Изначально я планировал провести там три дня, включая дни вылета и прилета. В планах было погулять по округе, задрав голову, плюнуть с крыши очередного небоскреба, покормить уток в “пахучей гавани”, если таковые найдутся и, пока шпангоуты бюджетного судна свободного путешественника предательски не затрещали, взять курс на Чанг Май.

Мой компас сбился еще в автобусе от вида тихих бухт у кромок многочисленных островов и рубленных гор с вкраплениями многоэтажек из Южного Бутова, а от вида Коулун сити он и вовсе перепутал полюса. Закопченные коробки панельных многоэтажек некогда пастельных цветов, белье сушится между домами на веревках, многочисленные потрепанные ресторанчики с пластиковыми иероглифами над входом, влажная духота вперемешку с уличным гамом — это был совсем другой Гонконг, нежели я представлял.

Если транспорт — это объектив путешественника, то ночлег — его батарея. Его заряд на подвиги и открытия. И если качество сна критерий сугубо практический, то от месторасположения зависит скорость погружения в ту или иную культурную среду и настрой на нужный лад. Поэтому маленький, но уютный номер (квартира) в старом Коулуне среди многочисленных лавок с кореньями, сушеными мышами и бог знает чем еще, поможет отбросить всю эту мишленовскую потребительскую жвачку, прилипшую за годы к подошве Гонконга. Здесь нужно наслаждаться нелепой застройкой в мрачных тонах, гулять по маленьким улицам меж торговых рядов и семейных кафе, в которых вас посадят за один стол еще с пятью (или сколько влезет) незнакомцами, потому что пространство здесь национальная валюта.

Говоря маленький, я имел в виду буквально очень маленький номер. Путешествуя с рюкзаком по Азии, моей главной задачей было увидеть как можно больше, поэтому разумно было тратить меньше. В Гонконге бюджетный номер обойдется примерно в 30-40 долларов за ночь. Размером он будет полтора на полтора, и половину будет занимать кровать, а другую половину чемодан или рюкзаки и сумки. Если повезет, душ будет не над унитазом. Мне не повезло. Забегая вперед скажу, что из одного такого номера я позорно бежал. В нем не было окон, точнее была бойница, которая выходила во внутренний колодец, покрытый толстым слоем грязи. Кондиционер мешал спать, но без него было нестерпимо душно. В конце концов я убежал на край острова в гостиницу за $60. Номер был раз в 5-6 больше, а сам отель был в спальном районе Гонконга недалеко от горных троп, что меня более чем устраивало.

Я помню момент моей встречи с фирменным блюдом Гонконга — лапшой с говяжьей грудинкой. Для этого свидания говядина долго томилась в чугунке с чесноком, соусом из соевых бобов, устричным соусом, сахаром и анисом. Так как место для рандеву я выбирал тщательно, перед трапезой пришлось понервничать в очереди: постоять среди таких же романтиков, жадно подергивая носом и сглатывая, после чего передо мной поставили пиалу с дымящимся шедевром, посыпанным травами. Горячий бульон обжигал язык, но остановиться было невозможно. Хлюпать и чавкать поощряется. Не упустите.

Еда в Гонконге - это постоянная тренировка чутья: если побороть малодушие и сделать решающий шаг в подозрительно выглядящую, но забитую местными дыру, то в следующий раз уговаривать вас уже будет не нужно. Правда, может появиться другой соблазн — ловушка консерватора, когда из нежелания отведать посредственность, начинаешь ходить в одно и то же место и заказывать то же самое блюдо. В Гонконге я бы не рекомендовал так поступать (привязываться к одной забегаловке). Слишком велик шанс упустить что-нибудь еще. Так однажды свернув не туда, я попал в популярную среди местных пельменную, откуда ушел изрядно прибавив в весе. При этом кошелек совсем не пострадал. Больше всего мне запомнились рисовые пирожки с мясной начинкой. Чуть сладковатые, с карамельного цвета суховатым рисом по краям, но мягкой, тянущейся массой внутри с тающим на языке мясом. Где мой билет обратно?

Но довольно еды. Гонконг это горы, покрытые зарослями деревьев, травы и бамбука. Десятки километров пеших трасс только на одном острове Лантау. Возможно, большинство маршрутов покажутся простыми матерым путешественникам, но вид с них вполне окупит любые “недостатки”. Небоскребы, жилые кварталы, леса, горы и лагуны переплетаются здесь в немного фантасмагоричной форме — таким представляли себе будущее многие фантасты. Когда рамки между природой и урбанизацией размыты, и горы превращаются в городские холмы, озера - в пруды, а лес - в районный парк, где из бамбуковой рощи выезжает болид-поезд метро.

Еще одним открытием для меня стали пляжи Южно-Китайского моря. Особенно один, на самом острове Гонконг. Если сесть в поезд метро до конечной в восточную сторону, а потом пойти по одной из троп сквозь лес и горы, то спустя примерно час наградой будет тихая бухта окруженная ярко-зелеными хребтами. В ветреные дни там хорошая волна, и можно взять напрокат серф. Я же просто устроил заплыв к буйкам, с удивлением обнаружив под буями стену. Стена, как и две спасательные вышки нашли объяснение позже, когда я полез любопытствовать в интернет. В начале девяностых, за четыре года на территории Гонконга акулы убили порядка десяти человек, за чем последовала установка специальных сетей или подводных стен вокруг главных пляжей. Но в целом, акулы тут не слишком частые гости. Временами их видят рыбаки, да и то в определенное время года. Туристов же оберегают подводные заграждения.

Попав в Гонконг, лучше пользоваться общественным транспортом или гулять. Метро и автобусы чистые и понятные. Вот проездной, вот машина для пополнения, вот карта Гонконга с маршрутами. На пик Виктория, куда наверняка зовут бесчисленные путеводители, можно доехать на трамвайчике. Я выбрал пеший маршрут — колониальная история сквозит там за каждым поворотом, почище любого музея, в то время как трамвай везет в унылую коробку из стекла и бетона с фаст фудом и магнитиками. Вид же с холмов на пешей тропе не подарит ни один гид, за ним придется сходить самим. Как и за многим в Гонконге. На каждом из островов найдется десяток, а то и сотня мест, не избалованных толпами туристов. В том же Коулуне основная масса народу собирается вечером на набережной — посмотреть и пофотографироваться на фоне эффектной панорамы из высоток и неона. Но стоит отойти за угол, как начинается настоящий Гонконг. Хитросплетение культур, наций и эпох. Стоит только сделать шаг в сторону.