Все записи
10:10  /  14.01.13

5971просмотр

Механизмы психологической атаки

+T -
Поделиться:

 

Торговля человеческими трагедиями, пожалуй, самый прибыльный вид бизнеса после газо-нефтяного. Даже пища физическая не приносит такого удовольствия, как сплетни, семейные скандалы, убийства и насилие. Это понял еще венгр Пулитцер в конце 19 века, сделавший из убыточной «New York World» довольно успешную газету, а чуть позже став одним из создателей так называемой «желтой журналистики». Когда собственная жизнь радует человека все меньше и меньше, ему просто необходимо уйти от черных мыслей, увидеть, что кому-то еще хуже, позлорадствовать, замещая свои неудачи бедами других. Увидеть свои демоны в других, чтобы переключить внимание с самокопания на осуждение внешнего врага. Чем хуже психическое состояние общества, тем больше потребность в психологической защите — привет от Фрейда.   

А еще раньше, до Пулитцера, были очень популярны публичные смертные казни. Посмотреть, как ворам рубят руки, а изменникам головы, предварительно намотав кишки на колесо, собирались со всей округи средневековых европейских городов. Публично осудить, пожелать смерти, швырнуть в смертника кочан тухлой капусты, а потом насладиться красными брызгами. Это будет посильнее исповеди, так как не надо озвучивать собственные грехи, зато ими можно мысленно и вслух наделить казненного и еще долго потом обсуждать его черную душонку за кружкой эля. Со смертью осужденного приходили мнимый покой и удовлетворение — мы живы, здоровы и хороши собой; добро опять победило зло. То, что добро упивается смертью и страданиями других, мало кого заботило. Фрейд тогда еще не испортил нам всем праздник.   

Со сменой поколений сменились и ценности — на сцену вышли их святейшества гуманизм, либерализм и сострадание: наматывать кишки на колесо стало неэтично, но пулитцеровской желтизны уже не хватало. С появлением замочной скважины в виде Фейсбука — прекрасной площадки для психоанализа современного общества — людям предложили новый способ ухода от реальности. При почти полном отсутствии работы психотерапевтов в России их функцию взяли на себя социальные сети.

Вытесняя из сознания гнетущие нас мысли, очень важно поставить стальной засов, удерживая пугающий нас багаж за дверью. Участие в «жизни» социальной сети и есть такой засов: то пристраиваем кошечек и собачек по добрым рукам, то обсуждаем мерзавцев-депутатов, смотрим смешные «Аткрытки» и вступаем в жаркие баталии с инакомыслящими. Ничего постыдного в такой подмене нет: если не Фейсбук, так что-то другое. Те же книги могут служить психологической защитой, способом ухода от реальности. Видимо, так уж мы устроены, что принимать жизнь на сто процентов не способен практически никто. Но когда собственные проблемы, страхи и недовольства накапливаются в такой ком, что жизнь превращается в битву за спасение, то тут уже пора возвращать принудительную психиатрию. Не приучено еще наше общество к тому, что мысли тоже нужно лечить, что убивают они почище рака, действуя как разрывная граната, поражая семью и окружение.

Как раз на прошлой неделе произошло два хрестоматийных примера, которые заставляют задуматься о душевном равновесии и психическом состоянии общества. Толпа, трясущаяся от злобы и сметая все на своем пути, прошлась по двум журналам — по посту журналиста Игоря Мальцева о русских бабах и по странице Алексея Кабанова, ставшего сетевой знаменитостью после обвинения в убийстве и расчленении собственной жены.

У Мальцева все было гениально просто — он выставил на своей страничке предупреждение мужчинам держаться подальше от русских женщин, если есть желание прожить хоть немногим дольше пятидесяти. Он писал, что русские женщины продолжают традицию своих матерей: манипулируют, ненавидят и изводят своих мужей, воспитывая дочерей в ненависти и потребительском отношении к отцам, а сыновей, как маленьких мужей — забитых и безвольных. Что интересно, большая часть женщин (а пост набрал под две тысячи комментариев с руганью) аргументировала несостоятельность авторского заявления довольно нехитрым набором: обвинениями в малограмотности, жизненных неудачах и маленьком члене. Подтянувшиеся на защиту поруганной чести своих подруг мужчины, на удивление, оперировали тем же самым истеричным лексиконом.

Если с Мальцевым было весело, хоть и довольно однообразно, то с трагедией в семье Кабановых все намного страшнее. Для тех, кто не в курсе, поясню. Третьего января пропала Ирина Кабанова (Черска), известная многим по блогерской деятельности. О пропаже жены на страничке все того же Фейсбука написал муж Алексей. Искали Ирину всем миром, а двенадцатого января ее порубленные останки нашли в багажнике автомобиля, одолженного Алексеем у знакомых.

Дальше было еще страшней — тысячи малознакомых с Кабановыми людей устремились на страничку Алексея в Фейсбуке, чтобы вылить тонны комментариев с негодованиями, призывами «опустить на зоне», казнить и прочими гадостями. Человек под стражей, вина его «доказана» лишь парой заметок в новостях, но тысячи людей пишут проклятия, понимая, что в случае обвинительного приговора он ничего и не прочтет. Пишут в пустоту, кидая все те же тухлые кочаны капусты во врага, встряхнувшего их, шатко, но как-то державшийся шалашик спокойствия. Как будто этот случай достал каких-то очень глубоких тараканов этих самых людей. Тараканов, в которых страшно признаться, но которые копошатся в голове, временами напоминая о себе вот такими случаями.

Пытаясь проанализировать такой поток злобы, невольно возвращаешься к старику Фрейду и его механизмам психологической защиты. Только что спрятано в чуланах сограждан, когда спусковым механизмом для атомной реакции являются отвлеченные высказывания постороннего человека или убийство, пусть и жестокое, незнакомой женщины? Чулан переполнен собственными грехами? Или ту, что фальшиво напевает в ванной, накручивая бигуди, нет-нет да и тоже хочется придушить? А потом ее маму за компанию. А тех в свою очередь переполняет ненависть к этим козлам с членами, похотью и ленью, бессмысленных по большому счету созданий. Но так как семья, дети, да и люди мы все культурные, то будем хранить свои желания за семью замками, временами изливая пар, когда совсем уж невтерпеж, да изучая чужие жизни в интернете. Желая другим смерти и неудач с яростью религиозных фанатиков, при полном бездействии зевающих психотерапевтов.

PS: Вполне очевидным эпилогом к этим историям стал тридцатидневный бан Мальцева с уничтожением того самого поста. В противовес к бану журналиста, страничка убийцы Кабанова все так же функционирует и на ней резвятся любители острых ощущений. Все правильно: нельзя безнаказанно высказывать нелицеприятное мнение без общественного порицания, но можно открыто желать смерти общественно порицаемым людям.  

Комментировать Всего 20 комментариев

а что т хотел ? любимое оружие советских интелей - донос и кляуза

А настучать на беспредел, творящийся на странице Кабанова в голову, видимо, не приходит. Там же меня лично не обидели

Ну потому что вот тебе не придет в голову стучать начальству, чтобы там ни происходило - ты это самостоятельно пытаешься осознать и рационализировать путем написание заметок (ауто-терапия). А этим людям им на самом деле глубоко наплевать на то что там происходит - на самом деле им чем хуже , тем лучше. А тут был задет modus vivendi

А самая действенная психическая атака - это, как известно, матросы на зебрах

Сочувствую Мальцеву.

Мне нечего сочувствовать - отключение телефона не повод для сочувствий. А что такое матросы на зебрах?

Тогда не сочувствую! 

А матросы в тельняшках, скачущие на зебрах - это психическая атака

Мне кажется, что лезть людям в душу, не будучи профессиональным психологом - это всё равно, что пытаться самостоятельно перебрать коробку передач на Интерсепторе или Лагонде.  То есть - глупо.  А если это делать публично - ещё и не очень интеллигентно.  

В частности, если люди пишут черт знает что в блоге Мальцева, то это - их и его личное дело.  Что у них там происходит в голове - это предмет для конфиденциального обсуждения между каждым из них и его психологом или психотерапевтом.  И не для досужих рассуждений публичного характера.

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Удобная или нет - это моё личное дело.  А вот обсуждение автором поста психологических особенностей других людей - это дело общественное, ибо затрагивает неотъемлемое право граждан на частную жизнь.   То, что при этом не называются конкретные фамилии, освобождает автора от возможных претензий юридического характера, но, мне кажется, что в приличном академическом заведении так всё-таки поступать не должны.

Ну вот и о чем и о ком писать точно такое же дело автора. А дело общественное оно по вашему кем обсуждается? Партией? 

Про частную жизнь в каментах Фейсбука это даже не смешно

Имея в виду, что Сноб распространяется в США, а редакция называет Вас колумнистом, я бы на Вашем месте задал бы этот вопрос кому-нибудь из кружка по этике колледжа.  Во-первых, для перестраховки, а, во-вторых, если мои опасения беспочвенны, Лансон или Мучник могли бы домыслить эту идею до интересного кейса.  И были бы Вам благодарны.

Я не колумнист и не имею отношения к редакции Сноба. 

Этика остановила бы меня от насмешек над конкретным человеком. Над массовым явлением меня учат как минимум смеяться, а лучше про него писать. Ваши же слова звучат как бессмысленное морализаторство.

Сорри за офф-топ, но если бы пост Мальцева не был бы удалён, то теоретически могло бы случиться следующее.  Кто-то из комментирующих его пост на ФБ мог бы посчитать, что предпоследний абзац Вашего поста на Снобе относится к нему (или к ней).  Если он (или она) является резидентом США, то по его письму в колледж администрация последнего, скорее всего,  открыла бы административное разбирательство касательно возможного нарушения этики.  Разбирательство это, разумеется, постарались бы похерить в следующую же секунду, но, поскольку издание на иностранном языке, на практике всё это могло бы затянуться на произвольное время.  И если оно будет формально считаться открытым на момент интервью, то надо будет сообщать о нем потенциальному работодателю, что не есть хорошо. 

Вы зря относитесь к ФБ как к чему-то, не имеющему отношения к жизни.  У нас одного только что посадили на реальный срок в реальной тюрьме за шутку в Твиттере.  Потом оправдали, но, если бы он был журналистом и попал под комиссию по этике, был бы у него волчий билет. 

Так что я не морализирую, а просчитываю риски. То, что Вы не колумнист, закрывает Вас от юридических проблем (no consideration), но не от разбирательств по этике.

JFYI - На Лагонде, даже на последней, очень древняя и простая коробка. При желании можно перебрать и самостоятельно.

А вот ковырять чужие души за деньги, создавая иллюзию "облегчения", а в реальности подсаживая на иглу профессионального знахаря, простите, "психолога" - вот это как раз малоприлично.

Оспаривать право любого высказать своё мнение об увиденном-услышанном - это уже что-то из области сшашной политкоррозии, в цивилизованном обществе такое как бы и предложить неудобно, Вам не кажется?

Лучше не ковыряться в коробке Лагонды самостоятельно по следующей причине.  Дело не в простоте-сложности и наличии знаний и умений, а в инфраструктуре. Подходя к машине с "серьёзными намерениями", желательно иметь "привилегированный" доступ к складу запчастей, чтобы в случае чего не сидеть на бобах 3 месяца.  Таковой доступ обычно лучше на сервисе, да ещё у них и стимул есть в виде возврата подменной машины. 

Это идея точно так же применима и к психотерапевтам.  К ним идут не только ориентируясь на их знания, но и на инфраструктуру отрасли - эта работа является лицензируемой и регулируемой.   Насчёт "иллюзии облегчения" и "подсаживания на иглу" - это разговор в пользу бедных.  Пациент и психотерапевт - два дееспособных человека, имеющие право на свободное волеизъявление и контрактуальные отношения в рамках законодательства, вне зависимости  от позиции третьей стороны в виде В. Бутенко, если интересы оного не затрагиваются напрямую (например, от живет под психотерапевтом и жалуется на скрип кушетки).

Касательно высказывания мнений об увиденном-услышанном, для студентов некоторых профессий есть определённые рамки, которые лучше не нарушать, если они хотят найти работу по специальности в стране с развитыми этическими нормами в этих профессиях.

Эту реплику поддерживают: Тамара Добржицкая

Вы выбрали в качестве примера именно Лагонду. Я и удивился - потому что это была еще "почти английская" машина, и всё там было просто, как в голове у тори в пятницу.

Вы же знаете, почему британцы плюнули и не смогли делать компьютеры? Правильно, потому что там неоткуда капать маслу.

Случай с психотерапевтом тоже очень интересный. То, что какое-то государство выдаёт лицензию на шаманство, никак суть шаманства не меняет.

Два дееспособных человека, имеющие право на свободное волеизъявление и контрактуальные (sic! это не я!) отношения в рамках законодательства, вступают в отношения игры в напёрстки (вполне в рамках в некоторых вариантах). И что из того, что они дееспособны (ну, в глазах государства, в изумлённых глазах божьих дееспособных и полупроцента не наберётся)?

Никак из дееспособности и права на волеизлияние не вытекает того, что рассматриваемые процесс - не прямое надувалово.

Ну и финальное - страна, поощряющая стукачество (США например) может быть названа страной с "развитыми этическими нормами" только людьми с очень  услужливой фантазией.

Мне всегда было непонятно (это не в применении ни к студенту, ни к его оппоненту) - на фига надо задницу рвать и выцарапывать себе из системы копеечки среднего класса - если условием этого будет вечное осознание, что живёшь политкорректно, то есть затюкано-запуганно и часто - подло?

Есть закон.  Если игра в напёрстки запрещена, то она - запрещена.  Если разрешена, то тот, кто назвал её надуваловом применительно к устроителю, получит штраф за клевету.  

Есть ещё наука.  Например, если Леонардо Да Винчи или В. Бутенко вдруг докажет, что психотерапия - шаманство, то регулирующий орган, возможно, сочтёт нужным всех психотерапевтов разогнать. А, возможно, и не сочтёт.  Будет ждать исследования Бехтерева.  А пока есть закон.  Назвал психотерапевта шаманом - клевета. 

Про стукачество - вопрос сложный.  У нас чем лучше школа, тем меньше стукачества.  Поэтому и в обществе его нет.  Но, с другой стороны, мой знакомый, сделавший замечание негру, что он не убрал за своей собакой, получил от него цепью по стеклу машины и по физиономии, а полиция не может его найти уже месяц, хотя известно, что он живет где-то рядом.  Причём в течение трёх суток этот человек чёрного цвета кожи приходил ночью к машине пострадавшего и разбивал по одному окну.  Вот в Вене, например, или в Цюрихе, этого подозреваемого представителя расового меньшинства сдали бы через час кто-нибудь из соседей.  Так что, непонятно, что лучше.

Эту реплику поддерживают: Тамара Добржицкая

Вперёд. Игра в напёрстки, на голимом западе называемая "психотерапией" - есть надувалово чистой воды. Куда приходить за штрафом?

Закон? Чей? Который? По  одному закону в попу можно, по другому - низзя. По третьему - можно, но сначала надо горлицу. То ли зарезать, то ли тоже в попу.

Негребалово - это моральная характеристика. Данная мной, личностью. А как там что в данной конкретной местности определяет общественная мораль какого-то племени, фиксируя это в каком-то законе - это и моей морали и моим оценкам ну Вы даже себе представить не можете, насколько монопенисно.

Отношение к регулирующему органу вытекает оттуда же. Вот, скажем, имеется 800фунтовая горилла, не то что в комнате, со мною в койке. Понятно, что я даже пукать буду с оглядкой на то, как бы не проявить у неё интереса к моим телесам. То есть закон, конееечно же, игнорировать нельзя - он же горилла. Но - моя мораль ну никак не изменяется от распорядка дня, заведённого гориллой. И если я даже должен по утрам на комсомольской линейке вытягиваться во фрунт и кричать ей - "виват королеве!" - то это никак не поменяет моего мнения о моральности её распорядка.

Про стукачество по сути, я вижу, Вы поняли. А вот по поводу формы ответа.

Вот представьте себе, тот самый фулюган, что цепью там чегой-то замочил "вашему знакомому". И который в той стране несколько лет как - общается он, значить, со своим другом детства, из далёкой солнечной страны - звонит, значить, ему. И так громко-громко разговаривает, так громко - что Вы, проходя мимо - просто вынуждены услышать, что он своему приятелю вещает.

А вещает он следующее - "не знаю, как у вас там, на Лимгого, а в нашей стране тут - чем.... "

Я Вашу точку зрения на мораль и закон понял, но она представляет лишь антропологический интерес. Практического смысла я в ней не вижу.

Вам обидно, что я не выдаю Вам сразу единственное и правильное учение, то самое, решающее все Ваши практические проблемы? Но ведь это так рискованно - а вдруг Вы разгласите его врагам?!