Самое печальное в сегодняшнем безобразном инциденте с Жириновским – даже не он сам. С самим Жириновским и его вечными «изнасиловать – расстрелять – подонки» всё давно ясно. А когда авансцена уже не способна удивить, внимание приковывают актеры второго плана.

У меня из головы не выходят эти два парня в костюмах, подвизавшиеся при вожде ЛДПР засадным полком. Ведь любой мужчина, а особенно молодой, соткан из амбиций. И я не понимаю, кем надо быть, какие представления иметь о жизни, достоинстве, о каком будущем, какой карьере мечтать, какую женщину и каких родителей любить, чтобы согласиться на такую роль.

Когда тебя перед телекамерами, то есть буквально на глазах у всей страны, зовут: «Где там этот придурок?! Иди сюда!». Ты выходишь и получаешь указание: «Щас подбегаешь и начинаешь её жестко насиловать». Киваешь, и идешь вперед к той, на которую показали. А она беременна, живот огромный. Но ты все равно идешь и тянешь вперёд руки.

А с другой стороны, ведь эти парни – точный образ всего огромного современного государственного аппарата, всего среднего звена управленческой и политической системы страны. Вроде люди «пришли к успеху», дослужились до работы в больших красивых зданиях у известных начальников "из телека". Но только от начальников постоянно прилетают какие-то странные, не вполне адекватные команды. То про детей больных, то про митингующих, то про блогеров, а то и про целые соседние страны. «Щас подбегаешь и начинаешь их жестко…».

И служащие, хотя и удивленные, идут вперед. Встречают сопротивление, оборачиваются: «что-то тут не насилуется». Но сзади только добавляют уж вовсе неуместное: «Давай, давай, Христос Воскресе…».