Все записи
18:44  /  27.02.16

6667просмотров

Вспоминая Немцова. Фото дня

На марш памяти Бориса Немцова в Москве вышло 20 тысяч человек. Давайте просто посмотрим на них и послушаем их разговоры

+T -
Поделиться:

Тут все невероятно вежливы.

— Пройдите, пожалуйста, сюда, на бордюр… Отсюда лучше видно…

— Как, вы не провокатор? Славно, славно!

Это вежливость пожилых. Вежливость старой закалки. Средний возраст — за пятьдесят.

Так давно уже на демократических митингах. Движущая сила — советская интеллигенция. Привычные лозунги и привычные лица. «Россия будет свободной!», — кричит старушка в золотистой шубе. «Долой власть чекистов!», — скандируют пожилые бородачи, кажется, братья.

Есть и фрики, конечно. Московские политические чудаки держат марку.

— Нет войне с Украиной! Хохлы — наши славянские братья!

И — приставая к случайной блондинке: «Вот ты хохлушка? Хохлушка? Хохлушка?! Гарная!»

Это новичок, а есть завсегдатаи. Бизнесмен из Раменского, как обычно, вышел в костюме смерти. Машет косой. Говорит, что он как Немцов, тоже борется с коррупцией. 

Его землячки гордо стоят с плакатами. 

— Нас убивали! Как Немцова. Хотите, покажем, как нас убивали? У нас фото есть!

Неважно, каким он был политиком. «Немцов» — это уже символ. Бороться – как Немцов. Любить жизнь — как Немцов. Быть убитым — как Немцов.

Погода отличная, оттепель, но оттепели в России долго не длятся. Люди знают, что это, возможно, последний шанс себя показать. И соревнуются, чей наряд роскошней и плакат эффектней.

За такими-то и охотятся журналисты. Толпы с камерами бегают туда-сюда вдоль Бульварного кольца. Вьются, как светлячки, над Маршем памяти Бориса Немцова. Эту реальность предсказал Феллини в «Сладкой жизни». 

Марш — это как поход в музей. Где еще встретить Глеба Павловского, который весело чатится с афйона? Касьянова, Прохорову и Яшина, выстроившихся в ряд?

Марш — это общение. Ах, какие в толпе дискуссии! Прямо как накануне Великого Октября.

— Щас бы пару лимончиков народа —и можно брать Кремль.

— Нет, надо подождать, пока лимончики созреют!

Разговоры добрые, про гуманизм и революцию. Но и без социального расизма не обходится. Пожилой демократ дает интервью польскому радио: 

— Путин своих детей давно за границу отправил. Потому что наворовал и плевал на Россию. Мои тоже за границей. Но по другим причинам. Потому что у свободных людей рождаются умные люди. А у рабов — рабы.

Толстый и тонкий сошлись в смертельном споре. 

— Россия не великая! Россия большая.

— Нет, Россия не просто большая! Китай тоже большой и Индия ваша проклятая.

За спором наблюдают копы в штатском. Их облик не меняется десяток лет: рослые мужики в черном и с крохотными видеокамерами. 

Повар сербского ресторана тоже наблюдает. Он видит, как 20 тысяч людей поднимаются на Сретенский холм. Он из города Зренянин, но даже там слышали про Немцова. 

Скандируя имя Немцова, колонна сворачивает на Петровский бульвар. Перед нею, задом наперед, сотни журналистов. Их умоляют: «Господа, ну еще шажок назад... Еще капельку... Еще чуть-чуть».

Всякая акция имеет начало, середину, и конец. У этой нет конца, не продумали. И у Красных ворот люди растерянно разбредаются.Но что-то им подсказывает, что нужно делать дальше. И они идут на мост. Тот, который в этой толпе никто не называет старым именем. Только — «Немцовым».

На мосту однозвучно ноет полицейский «Граждане, не скапливаемся, не мешаем проходу граждан!». Каждые десять секунд, как машина. Но граждане скапливаются все равно. Их сотни. Они несут цветы. И над Москвой-рекой вырастает цветочный холм. Выше кремлевской стены. Впрочем, зависит от ракурса.