Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:42  /  9.11.12

7137просмотров

Приключения еврея в банде неонацистов

Сегодня Международный день против фашизма — в память о самом известном нацистском погроме. Хрустальная ночь случилась ровно 74 года назад. О ней уже все сказано, а я лучше расскажу о погромщиках нашего времени

+T -
Поделиться:

Я подружился с наци-скинхедами случайно, выбор был — петь или умереть.

Лес, куча унылых блочных домов, а после снова лес. От метро километра четыре. Белой ночью я шел домой с гитарой за плечом и с волосами до пояса. Навстречу — стая крепких и юрких подростков. Лет по шестнадцать. Бритые черепа. Фальшивый адидас на толстых ляжках. Черные куртки. Черные, страшные сапожищи.

Меня спасла гитара.

— Так ты че, не рэпер? — воскликнул самый мелкий бритоголовый, приблизившись на расстояние удара ногой с разворота.

Кудри свидетельствовали против меня, гитара — за, и после некоторых раздумий меня пригласили дать концерт. Довольно вежливо пригласили — если вежливость вообще возможна на лесной опушке, когда ты один против дюжины.

У юных скинхедов была отвальная, их старшого забирали в армию. Устроились на детской площадке. Кто помельче — на заплеванных скамейках, а старшой — на царском месте, в домике Бабы Яги. Я спел им весь дворовый репертуар — и Цоя, и Нау, и БГ, и про член, который на ландыш не похож. О Цое заспорили.

— Он же китаец! — сказал гнусавый Саша.

— Цой — ариец, — отрезал пьяный в доску старшой.

Пили портвейн (тогда русские скины еще не увлекались здоровым образом жизни). Мне подливали и говорили, что бояться нечего:

— Мы только против жидов, таджиков и рэперов этих волосатых. Постригись, Женек. Будь мужиком.

Повезло: имея три четверти еврейской крови, я не похож на карикатурного Рабиновича из листовки общества «Память». Наивные нацисты не признали во мне унтерменша. И я пел «Звезду по имени Солнце», внутренне вознося молитву на двух языках.

Под утро самые веселые заснули в луже рвоты, а самые стойкие проводили меня до дома.

— А то много тут всякой шпаны ходит. Ты, Женек, теперь под нашей защитой, ты, главное, нас держись!

И я зачастил к скинхедам. Вынужденно. Район был — железобетонная проплешина меж диких лесопарков, и не встречаться было невозможно. А встречи все заканчивались одинаково:

— Хайль, Женек, тащи балалайку. А мы у подъезда подождем.

Так я стал Орфеем наци-скинхедов. Меня бы раз пять разорвали в клочки, но гитара — волшебный инструмент.

Это была больше тусовка, чем банда, больше гопники, чем наци-скинхеды в строгом смысле слова. Но Гитлера любили, головы брили, били кого-то за гаражами и воровали овощи в таджикских ларьках. Участковый им благоволил. Рапортовать начальству, что в микрорайоне завелись бритоголовые, — страшней, чем встретить их лицом к лицу.

Внутренний мир их был прост, как удар кулаком в морду. Россия для русских. Белая раса. Таджиков в топку. Пидоров на свалку. Кто-то уже начинал слушать ой-панк и викинг-метал, читать классиков нацизма. Кто-то еще ничего не читал и предпочитал арийца Цоя в моем исполнении (ждет меня в чистилище раскаленная скамейка за эти песенки).

И однажды я постригся, как и советовали скинхеды. Надолго зачехлил гитару. Плотно занялся историей зарубежного театра. И меня перестали узнавать.

Все это давно было, лет десять назад. Я следил за ними. Встречал то в спортзале, то у пивного ларька, позже — в социальных сетях.

Моих скинхедов больше нет, есть самые обычные граждане России. Иногда я даже начинаю скучать по этим ребятам из прошлого. Впрочем, зря.

Один сторчался, другой спился, третий сел за мелкую кражу, но большинство отрастили аккуратные ежики и стали уважаемыми людьми. Ганс (старшой) вернулся из армии ефрейтором, обнаружил талант к химии, пошел в колледж и устроился технологом на сосисочном комбинате, большая шишка. Гнусавый Саша занялся бизнесом — продает подержанные тойоты. Коротышку Людвига (в миру — Леша) видел на ультраправом митинге — респектабельный, в дорогущем костюме, он тихо стоял в сторонке, пока на эстраде завывали волхвы. И так далее. Кто-то уже постит на фейсбуке фото с сыном-сосунком — вырастет настоящим арийцем и тоже, наверно, будет бить таджиков и слушать грустные еврейские песни.

   

 

Комментировать Всего 1 комментарий

вспомнилась сценка из давнишнего "камеди-клаба".

Где юноша Писин с гитарой выбивал из дембелей слезу песней про "что же ты наделала - надела платье белое"