Все записи
17:01  /  12.03.13

10045просмотров

Скорая православная помощь

+T -
Поделиться:

 

Когда у моей знакомой умер ребенок, рожденный вне брака, пошла она в храм утешиться, и пьяный поп назвал ее церковнославянским словом «блядь». Когда Крымск ушел под воду, священник Сергей Карамышев объявил катастрофу наказанием за пьянство и блуд. Когда на Россию падет очередная казнь египетская, к пострадавшим прилетит вдруг священник на оранжевом вертолете, потому что теперь РПЦ и МЧС сотрудничают официально. Интересно, что этот батюшка скажет жертве теракта.

Говорят, Русской православной церкви стало слишком много. А я уверен в обратном: ее слишком мало. Ее присутствие ощущается там, где сытно кормят и быстро возят. А там, где нищета и горе, ее почему-то вовсе нет.

Нет, я не поднимаю антиклерикальный хай: лезут, мол, куда не просят, совсем уже обалдели и с государством срослись. Все мы в некоторой степени с ним срослись, расплачиваясь друг с другом билетами Банка России.

В Министерстве образования священникам действительно делать нечего. Зато в Министерстве чрезвычайных ситуаций им самое место. Веками они исповедовали умирающих, и есть ли ситуация чрезвычайней смерти? Пусть, стало быть, садятся в вертолет и летят туда, где людям плохо и страшно. Да только наберется ли их на вертолет или остались одни Карамышевы?

В последние дни Владимира Путина много и зря сравнивали с покойным Уго Чавесом. Следуя внезапной моде на Латинскую Америку, я сравню наших священников с тамошними.

Теплым и погожим декабрьским днем (дело было в Колумбии) падре Камило Торрес Рестрепо попрощался с прихожанами, закрыл храм на амбарный замок и ушел в партизаны. Следуя доктрине теологии освобождения,  он полагал корнем греха социальное неравенство. Не победив капитализм, не построишь царство Божие — проповедовал он оборванным бойцам Армии национального освобождения.

Торреса убили в первом же бою, но другим повезло больше. Священник Мануэль Перес  возглавил колумбийское сопротивление, тридцать лет шастал по лесам и мирно умер от гепатита. Никарагуанский иезуит Эрнесто Карденаль Мартинес ушел в джунгли учить индейских детей грамоте — позже, при сандинистах, стал министром культуры и проповедовал «революцию без возмездия». Кардинал Рауль Сильва Энрикес стал лидером несистемной оппозиции и боролся с Пиночетом. Священник и публицист Клод Лакай покинул благоустроенный Квебек, чтобы врачевать индейцев кечуа.

Российский священник Дмитрий Свердлов тоже как-то раз проявил инициативу. Нет, он не взял в руки винтовку, а всего лишь съездил в разоренный Крымск. И его тут же разжаловали за «самовольное оставление прихода».  Можно, конечно, порассуждать, где от него было больше пользы: на гастролях в Крымске или в родной деревне Павловское. Возможно, оставшись на несколько дней без пастыря, жители Павловского быстро впали в грех содомии... Но церковное начальство сразу дало Свердлову по рукам, не разбираясь в мотивах и последствиях.

Иоанн Павел II тоже журил латиноамериканских священников за недисциплинированность. И Бенедикт XVI, еще будучи кардиналом, не раз осуждал теологию освобождения за неверную трактовку Писания. Но ни один священник-бунтовщик не был запрещен в служении. Притом что власть папы римского абсолютна, не сравнить с полномочиями наших патриархов.

Наверно, это что-то в природе конфессии. Католики — прирожденные миссионеры, особенно американские католики, проповедующие на фронтире. А Московская патриархия выросла на всем готовом. Вот и выработала главный принцип: не рыпайся. В современной истории РПЦ почти не осталось ярких персонажей. Те, что есть — люди слова, а не люди дела, публицисты да пресс-секретари.

Подвиги бывают разные. Необязательно уходить в леса, к партизанам. Не обязательно даже ездить в Крымск. Быть сельским батюшкой в спивающейся деревне — тоже героизм. И таких батюшек, вероятно, немало. Но рядовое духовенство в целом не осознает свою силу (впрочем, как и прочие российские сословия). Можно бороться с несправедливостью, а можно дуть сладкое вино и кататься на охоту с главой районной администрации. Выбирают второе.

Боюсь, это болото вялой веры всколыхнет только хорошая, мощная ересь.

Возвращаясь к спасению души и тела. Как человек, крещенный в православие, я буду рад увидеть священника, если меня разобьет о скалы какое-нибудь торнадо. Но на правах еврея требую включить в мобильную бригаду МЧС еще и раввина. Пусть расскажет нам, умирающим, что-нибудь мудрое и бесконечно грустное.

Комментировать Всего 7 комментариев

Уважаемый Евгений!

Ваш посыл понятен и во-многом справедлив.

Однако, есть и другая правда. Еще лет 15 назад в 1й градской больницемв Москве, по-крайней менре во 2й хирургии в реанимации работали сестры милосердия. Это очень, очень тяжелая работа, и физически и психологически. Работали за сущие копейки, наркотики не воровали (в отличие от очень многих), одинаково хорошо относились к людям любой конфессии (меня они почему-то считли мусульманином, хотя я и крещеный). Думается, там и сейчас этот институт сохранен.

Давно существуют провославные центры по лечению алкоголизма и наркомании. В Москве, в Калуге, в Ярославле. Это только те, которые я знаю. Это очень неденжная и очень тяжелая работа. Постоянные срывы, психическая нестабильность и тп

просто Вы видите то, что бросается Вам в глаза. Существовали и существуют другие вещи, но они не так заметны и имеют гораздо более глубокие корни и традиции.

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Я знаю, что такие вещи есть!

И только благодаря им существование РПЦ  имеет смысл. 

Есть и более прозаические примеры. Но тоже очень показательные, с моей точки зрения

Батюшка, сооящий на земле

http://www.snob.ru/profile/23533/blog/54710

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

и у меня очень печальный личный опыт обращения за помощью в Даниловский монастырь(

семь лет назад моя сестра родила девочку и через сутки врачи нам с ее мужем сказали страшные слова "молитесь, чтобы у девочки был не рак костного мозга"

я поехала тут же в Даниловский монастырь умолять кого-нибудь из священиков съездить со мной в больницу и покрестить девочку

ответом было сухое : "будет умирать - начертите ей пальцем крест на лбу"

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Евгений Бабушкин

А у меня очень хороший опыт обращения в такую организацию. Полтора года назад сиделки из православного общества фактически выходили моего отца после сложнейшей операции. 

При первом созвоне я спросил, имеет ли для них значение, что пациент - еврей. Естественно, некрещеный. Ответили, что для них это неважно.

Послушайте, люди, ведь 2-3 года назад церковь была такая же, как сейчас. Почему всех этих обвинений в ее адрес в то время не было?

сестра моя родила в 1й градской и ребенка тут же увезли в Морозовскую больницу

сейчас с ними обеими -  все в полном порядке и племянница моя учится в первом классе московской школы"Интеллект"

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак, Сергей Мурашов

Боюсь, это болото вялой веры всколыхнет только хорошая, мощная ересь.

Интересно, какие-то варианты хорошей мощной ереси уже есть на примете?