Все записи
11:46  /  10.09.13

7302просмотра

Гетто и ларек

+T -
Поделиться:

 

О «Кровавой Мэри», вкусной шаверме, победе Навального и поражении тех, кто за него голосовал

В модном московском клубе «Мастерская» обсуждали выборы.

У ларька на «Домодедовской», где я перехватил шаверму по дороге в «Мастерскую», тоже было людно.

В «Мастерской» играло что-то тихое, ненавязчивое.

Из ларька орала Ваенга вперемежку с дагестанской попсой.

В «Мастерской» собрались люди тонкие и рассудительные. Максим Ковальский (в знаменитой тюбетейке) и Аркадий Бабченко (в полосатом свитере) вели неспешный разговор: с одной стороны — то, а с другой стороны, наоборот, это.

У ларька тоже дискутировали. Человек в свитере — как ни странно, тоже полосатом, только очень грязном — пытался сдать в ломбард рваную позолоченную цепочку умирающей матери. А человек в тюбетейке пытался взять шаверму в кредит.

Она там, кстати, отличная — с перцем халапеньо и убийственным вьетнамским соусом. И если берешь две, получаешь квас бесплатно.

А в клубе «Мастерская», наоборот, подают худшую в мире «Кровавую Мэри» — то ли ворчестера жалеют, то ли водки.

В «Мастерской» точно не получишь по морде, даже если скажешь, что голосовал за Собянина. Зато у ларька пахнет интересней. Это запах свободы (пусть с примесью куриного жира). Так всегда пахнет за пределами гетто — в данном случае гетто журналистского.

Провинциальность — это не смешная речь и розовые лосины. Провинциальность — это уверенность, что именно через твою халупу проходит Гринвичский меридиан. Кто-то, будучи типичным питерским провинциалом, настаивает на праве называть шаверму шавермой. А кто-то считает выборы московского мэра чем-то значимым и поворотным — и это его провинциальное право.

Пора уже осознать, что Алексей Навальный и его фан-клуб — явление не просто провинциальное, а почти тусовочное. Он получил 27% при явке 32% — меньше трети от трети. Около полумиллиона голосов. И это притом, что «навальнисты» проявили завидную мобилизацию (в отличие от апатичных «собянинцев»).

Предположим, силы зла зверски каруселили. Все равно, ну сколько наберется у Навального сторонников? Три, четыре процента от реального населения Москвы? Кто-то скажет, что это лучшие проценты, самые сознательные, самые активные. Но люди у ларька вряд ли с этим согласятся.

Я не к тому, что кто-то там ужасно далек от мифического народа — все мы ужасно далеки друг от друга, и это не кухонно-философская, а социологическая истина: российское общество атомизировано. Да, глупо поверять гетто ларьком и ларек гетто, но надо учитывать, что увлеченность московскими выборами — вещь очень специфическая. Не менее специфическая, чем прослушивание песен Ваенги, пока тебе сворачивают сырный лаваш с дополнительной порцией грибов.

СМИ, разумеется, искажают картину — говорю это как их закоренелый работник. Неудивительно, что они захлебываются московской и только московской повесткой: в столице много лишних денег и свободного времени, много той питательной пены, в которой зарождается журналистика, либеральная и старорежимная, профессиональная и гражданская. Для того чтобы немного пены выплеснулось в регионы, надо быть эффектным парнем с разбойничьим прищуром — вот и Евгению Ройзману перепало от московских щедрот.

Москвоцентризм СМИ, повторюсь, неудивителен. Удивительна та страсть, с которой мы транслируем в пустоту довольно ограниченный набор мнений.

Это победа, потому что Навальный получил в полтора раза больше, чем ждали.

Это поражение, потому что второго тура не будет.

Это победа, потому что бойкот победил.

Это поражение, потому что победила апатия.

Это победа, потому что у нас появился признанный лидер несистемной оппозиции.

Это поражение, потому что этот лидер — правый популист...

На избирательном участке я видел мрачного, чумазого клоуна с затычками в ушах. Ему осточертело танцевать с детишками под «Голубой вагон», и он пытался сохранить слух и рассудок при помощи скатанной в шарики ваты. И сейчас моя рука мечется в поисках затычки: навальный, второй тур, собянин, гражданское общество, второй тур, тридцать процентов, навальный, голубой вагон бежит, качается, собянин...

Давайте отойдем в сторонку. В тишь. К ларьку. Где звенит блатняк. Здесь, за пределами гетто, ни черта не произошло. 3% москвичей за Навального — это ноль, пустота. Ни для кого ничего не изменилось, кроме, наверное, самого Навального: теперь его вряд ли посадят. Что ж, этому можно только порадоваться. Плохо, когда людей сажают.

Комментировать Всего 17 комментариев

"ворчестер" – это вустерский соус?! Вот ведь какие жлобы, ужас какой-то. А еще позиционируются на передовой линии борьбы со злом.

Да, вот эта вот вкусная фигня. Без неё русский либерализм недостаточно прян. 

Worcestershire sauce

Да. Вустерширский. Честер, Глостер и Вустер. И Гровнор. Просто запомнить.

Глостер - это которого герцог Корнуэльский ослепил?

Эдгар ещё.

И Чешир.

Да, это его городок. А Лестер – это сыр. Запутано все в жизни, но в для личного блога можно чуть-чуть упрощать.

В абсолютных цифрах — 450 тысяч голосов.

А почему это "три процента"? То есть заведомо предполагается, что кроме 7 млн зарегистрированных избирателей никто – ни жители без прописки, ни дети до 18 – Навального не поддерживают? Смело. 

Да и цифра в 450 тысяч тоже сложно сказать откуда взялась. Если взять официальные данные, то 27% от 33% будет 9% от 7 миллионов, то есть 630 тысяч человек. 

Эту реплику поддерживают: Алиса Мясищева, Никита Подгорнов

Ну да, передёрнул чуток - это вообще свойственно текстам в личных блогах.

А не нада ругать нашу масковскую крававую мэри, и будут публиковать в редакционном блоге "Политика". 

Мне кипрский бармен  объяснил правильный рецепт (в духе "евреи, не жалейте заварки")

Берешь лимон, говорит, только настоящий лимон, а не то дерьмо, что вам в Россию возят  - и давишь его, давишь. 

Лицо у него при этом было зверское. Но доброе. 

Поверьте, кипрские бармены не лучшие знатоки секретов этого коктейля. Вообще-то в него можно до 20 разных ингредиентов добавлять. Дома или за стойкой такое приготовить достаточно сложно. Поэтому совершенно не надо стесняться и пользоваться готовой смесью. Только надо знать правильную марку. Я перепробовал наверное все. Вот лучшее, что я выбрал. Может быть в Москве такое и продают, но летом я привозил знакомому в подарок несколько бутылок

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

На Кипре она действительно никуда не годится, но именно этот человек готовил её удивительно.

А за смесь спасибо, попробую. 

То что я показал еще и надо разбавлять как минимум на одну треть томатным соком. А то очень уж забористая получается.

Вы счастливчик, Евгений, что ваш желудок может переварить шаверму с халапеньо и рыбным соусом. А мой желудок уже старый и больной. И переваривать вот это всё уже утомился. Так что я к ларьку не пойду дышать, извините. И это не свободой у вас там пахнет, а молодость и сила бурлит. Заканчиваю завистливое и перехожу к второстепенному: без журналистики мы - никто в согодняшнем мире, совершенно согласна. Я провела двадцать дней отпуска с региональным тв (это отдельный восторг) и не ленилась каждому таксисту задавать вопрос, а знает ли он кто такой политик Навальный. Ответы гласили: "Это такой лысый?", "Это который в думе сидит?", "Он молодой что-ли, поёт?". Остальные ответили "нет". И эти люди готовы были продолжать разговор, чтобы получить от меня новые знания. Поэтому на выборах я прогосовала за этого самого Навального, чтобы мои земляки хотя бы узнали о его существовании.

Да здравствует просвещение и настоящая журналистика!

Эту реплику поддерживают: Евгений Бабушкин

Нет там никакой молодости и силы, там печаль и дожди - и куча персонажей для моих рассказов. Но я тоже за просвещение.

Эту реплику поддерживают: Елена Алексеевна Чаплыгина

Но я тоже за просвещение.

А за журналистику? За настоящую журналистику не будет тоста?))

И все-таки, Евгений, провинциальность - это незнание, что меридиан и через другую халупу проходит. И надо ли за этим немаловажным знанием к ларьку? Торгуют ли в ларьке таким знанием? 

Трогательный пост и очаровательные комментарии) Вот все бы так, везде бы так и всегда бы так!

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова, Dmitry GUSEV