Все записи
00:07  /  14.08.12

4025просмотров

Недееспособен к сопротивлению

+T -
Поделиться:

Эти записи будут посвящены истории, которая пока далека от хеппи-энда. Далека настолько, что - от отчаяния - мы решили заняться в прессе тем, чем обычно занимаются там звезды всего и вся: рассказать о себе вслух. Посмотреть на результаты можно в недавней статье "МК".

Как дошли мы до жизни такой? Если, действительно, начать "от Адама", то исходно история выглядела так:

Жил-был мальчик Андрюша. Мальчик был странный - настолько, что в далекие 80-е годы умудрился получить диагноз "Ранний детский аутизм" (кто в теме, понимает - тогда аутизм еще не был в моде). Мальчик ходил заниматься в Институт коррекционной педагогики и учился в интегративной школе "Ковчег". Еще (мальчик был музыкальный) учился музыке - на рояле и на флейте.

Фрагмент выписки из ИКП (в возрасте 15 лет): "Мальчик демонстрирует точность суждений, тонкость восприятия, ранимость; тактичность в оценке поведения и высказываний других; вместе с тем - гипертрофированное стремление к самостоятельности, к взрослой жизни (при этом он неосторожен, не учитывает реальных опасностей). ... В целом за время наблюдения можно говорить о безусловно положительной динамике развития: несмотря на сложности, связанные с подростковым возрастом, мальчик всё время прибавляет в эмоциональном, личностном развитии, однако нуждается в поддерживающей психотерапии".

Андрей вырос. Школу так и не окончил (отношения со сверстниками не складывались). В реабилитационном центре "Наш Солнечный Мир" сначала занимался на старшей группе, а потом подрабатывал на конюшне.

У Андрея были любящие мама и бабушка. Жили они все вместе в 3-комнатной квартире почти в центре Москвы. У его мамы была двоюродная сестра, с ее семьей поддерживались умеренно-родственные отношения.

Когда Андрею было 23 года, мама умерла. В этот момент в жизнь семьи активно внедрилась тетя (та самая двоюродная сестра мамы) - наняла сиделку для ухода за бабушкой (с проживанием - бабушка была уже старенькая) и сподвигла Андрея оформить инвалидность (поскольку взрослых аутистов в нашей стране не существует, то, сами понимаете, диагноз был уже другой). Андрей продолжал работать, ходил в ИКП на группу общения, играл на компьютере, слушал музыку... в общем, жил обычной жизнью.

Когда Андрею было 26 лет, у него случился нервный срыв (причины были - рассказывать долго и слишком лично). Тетя не оставила его своей заботой - устроила в районную больницу "пролечиваться". После выхода из больницы вернуться на работу не удалось - Андрей сидел дома за компьютером, курил и, возможно, думал о том, что жизнь не удалась (точно не знаю - расспрашивать мне неловко, т.к. вспоминать этот период жизни он не любит). Потом (тетиными стараниями) была больница, еще больница (в какой-то момент Андрей пытался оттуда уйти - собрали консилиум и отказали), амбулаторная экспертиза в Институте Сербского (Андрей потом удивлялся: "они меня смотрели минут 15, а диагнозов понаписали на 2 страницы!"), суд по признанию недееспособности и - в конце концов - психоневрологический интернат. В 28 лет. По тетиным словам - "хороший интернат, прекрасные условия, очень ответственный директор...". Чтобы не артачился на суде, тетя обещала Андрею каждые выходные забирать его домой.

Первый раз придя навестить его в ПНИ в марте 2010 года, я не нашла ничего лучше, как глупо спросить: "Ну как ты тут?". Он ответил: "Нормально. Хотя, конечно, невесело каждый день просыпаться и понимать, что в этом месте проведешь остаток жизни".

Тетя честно навещала Андрея раз в неделю - приносила передачи, рассказывала ему, как он должен ценить предоставленные хорошие условия, и следила за порядком (например, заметив у мальчика неположенную правилами ПНИ зажигалку, поспешила "заложить" его персоналу). Забирать его домой у тети (по ее словам) "не было никакой возможности - дел много, а здоровье оставляет желать лучшего".

Я тоже приходила и приносила передачи. С тетей у меня установились телефонно-хорошие отношения - она благодарила меня за внимание к ее несчастному племяннику, попутно рассказывая о том, насколько в мирной жизни он был безответственен, неаккуратен и неблагодарен, а также о том, какой это хороший интернат и как жаль, что Андрею там плохо из-за его сложного характера. На все мои предложения как-то разнообразить его жизнь тетя отвечала примерно следующее: "Это не нужно. Не беспокойте его, сейчас ему важно адаптироваться в интернате. Там хорошие условия и много мероприятий, впечатлений ему достаточно. Ну что вы от меня хотите?? Я не могу взять его к себе, и Вы не можете!!"

После того, как я поняла, что я - могу, хорошие отношения с тетей кончились, и начались военные действия.

Продолжение истории будет в следующих постах (так и хочется сказать «в следующих сериях» - происходящее регулярно напоминает мне плохую мелодраму).

А это мы:

(фото, не вошедшее в статью; автор Наталья Мущинкина)

Комментировать Всего 9 комментариев

Надя, я прочла Вашу историю! Искренне Вам сопереживаю и желаю удачи! Можно ли чем-то помочь?

Алена, спасибо за поддержку! Надеюсь, что огласка пойдёт на пользу (мы достаточно долго сидели тихо, но потом поняли, что так можно досидеть до пенсии). Чем, помимо пиара, сейчас можно помочь, трудно сказать (разве если наличием знакомых в Департаменте соцзащиты))

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

К сожалению, у меня тоже.

Успехов Вам! Жалко, что суд признал его недееспособным, если бы не это, то он мог бы жить самостоятельно и создать семью. Нельзя ли проконсультироваться с юристами?

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Lucy Williams

Надежда, спасибо! Нас поддерживает юридическая группа Центра лечебной педагогики, сейчас с их помощью пытаемся подать в суд о восстановлении его дееспособности.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Вечно с аутистами какие-то проблемы. У меня племянница такая. Умница, а - словно с другой планеты.

Ну да :( Он и сам так считает - сказал мне тут: "Ты прости, что я такой... неудачный". Неуютно им в мире.

Типично! И у моей это же мотив часто звучит.

Эту реплику поддерживают: Надежда Пелепец