Поздний вечер, вокзал, бомжи и небритые мужчины, традиционной ориентации на выпить. А вот еще пара женщин, неопределенно-старого возраста даже если 18.

Билеты только в плацкарт, но очень надо.

«Делать нечего, - решил я, - это же только одна ночь».

Я нашел свой путь, на пути я нашел свой перрон, потом вагон, вот и полка. Не кровать, не кушетка, не раскладушка, а полка, на которую мне предстояло покласть себя. Я предвкушал провести вечер за чтением книг.

В общем пространстве все решают попутчики. И тут мне просто повезло.

 Я не поверил своим глазам. Девушки, вовсе не две и даже не три, как вы могли подумать, а толпа молодых прекрасных девушек. По крайней мере, так они виделись издалека, пока шли до моей полки.

Когда я разглядел впередиидущую поближе, мне захотелось сделать ей комплимент. В голове вертелось только что- то пошлое про большие красивые глаза.    Я стоял и смотрел прямо перед собой на ее грудь. Не то чтобы я обнаглел, просто не было выбора. Она была несколько повыше меня. Так повыше, как скворечник повыше кошки. Вроде досягаемо, но через усилие. 

Это была она - баскетбольная команда.

- Вот тут, - сказала капитанша низким, натренированным на перекрытие шума трибун голосом и повела пальцем вокруг меня. Двенадцать красавиц с походкой сенбернара устроились на полках. Поезд тронулся.

- Пива хочешь,- спросила симпатичная рыжая, одетая в  подмосковный атидас, и присела на верхнюю полку напротив меня.  

- Я не пью, - ответил я. С нижних полок донеслось ржание. Весь вечер они слегка подтрунивали надо мной.

Утром, как водится, очередь в туалет. Пьяное лицо, оравшее всю ночь в карты, оттолкнуло пару бабушек с намерением добраться до туалета первым. Я расправил грудь, шагнул вперед.  

Парень ухмыльнулся, но вдруг попятился.

Из-за моей спины появилась знакомая стройная фигура. Она только шагнула вперед, чуть пригнувшись. Щелк,   мимо пролетели ноги. Это капитан команды отправила хулигана в полноценный полёт по направлению к туалету.

- Трехочковый в очко,-  заметил кто-то.

Подошли еще девушки.

- Иди сюда, заморыш, - сказал милый хриплый голос,  и нежные женские руки приподняли хулигана и несли они его в тамбур,  который вдруг покинули все курильщики, и оставили они его там, предварительно выкинув штаны в форточку, и покой и тишина воцарились в вагоне.

Я вышел, а девушки поехали дальше по своим чемпионским делам.

Чувство защищенности дает только мать, думал я раньше. Но сейчас я понял, что все женщины обладают этой таинственной способностью приносить мир в мир с рождения.

 

 Вагон - Баскетбол