Все записи
15:45  /  23.03.17

2606просмотров

Здесь был не только Вася

+T -
Поделиться:

Неожиданное продолжение

Этот город, вопреки обычаям того времени, строили не рабы, а свободные люди. В том, видимо, был какой-то смысл (когда его руины откопали в тридцатых годах прошлого века, нашли много платежных ведомостей, говоря нынешним языком: платили архитекторам, каменотесам, плотникам и даже подсобным рабочим). Дарий I строил столицу великого царства, строил на века, на фронтоне дворца, равном которому не было ни одного строения в подлунном мире, велел высечь обращение – к людям, богам, вечности. Там были потрясающие слова:

«Да защитит Ахура Мазда эту землю от врага, голода и лжи. И не пройдут ни враг, ни голод, ни ложь на эту землю».

Персия, пять веков до Рождества Христова.  Дарий и столицу свою назвал Парсой, греки (тот самый враг, что пришел на эту землю, когда Ахура Мазда оставил ее своим попечительством) переименовали на эллинский лад – Персеполис, в русской традиции Персеполь. Ложь в те времена приравнивалась к таким бедам, как голод и нашествие врагов.

Нашествие – и конец великого города Персеполис – случилось два века спустя. Македонский царь явился откуда-то из-за пределов мира, разбил войско несчастного Дария III, захватил неприступный Персеполь (но для Искандера Зулькарнайна, как здесь называли Александра, ничего неприступного в этом мире не было), с гетерой Таис спалил дворец дворцов. Во хмелю, как особо подчеркивает Плутарх, что в наши времена является отягчающим обстоятельством, а в плутарховы, видимо, в некоторой степени извинительным. Это была месть за сожжение Афин Ксерксом.

Еще одна иллюстрация вечного тезиса sic transit Gloria mundi. Откопанные в песках  руины и по сию пору поражают воображение каждого, кто их видел (я, увы, не добрался до Персеполя во время давнего персидского путешествия, но не оставляю надежд).

Прочитав мемуар о даме, высекавшей свое имя на помпейских руинах, друзья прислали фото ворот Персеполя. Крупно и в деталях. Вот они:

 

«Сережа 1928 г». Пытаюсь представить, что это был за Сережа, какая миссия привела его в конце двадцатых в эти края, какая сила заставила высечь имя на древних камнях...

Задолго до того здесь был «T. Anderson 1876», который столь же труднопредставим, как и неведомый Сережа.

А совсем незадолго капитан Бэрри из Медицинского корпуса королевской армии увековечил себя надписью «Сapt. Barry RAMC 1920».

А теперь и Сережа, и Т. Андерсон, и капитан Бэрри там же, где оба Дария, Александр и Таис Афинская. И снова должна быть какая-то мораль, завершающая сентенция, и снова ничего в голову не приходит… Совсем ничего.