Все записи
10:37  /  5.06.17

715просмотров

Костры на холмах

+T -
Поделиться:

В комментариях историка Романа Шляхтина к «Стратегикону» Кекавмена прочитал о системе оповещения о нашествии вражеских войск, которая существовала в Византии.

Кекавмен – фигура весьма загадочная даже по византийским меркам. Одиннадцатый век. Полководец-интеллектуал. Писатель. Многие его мысли читаются так, будто написаны не тысячу лет назад, а в эту минуту. Судя по всему, мог претендовать на императорский трон. Но императором не стал. 

Весть о вторжении шла с пограничных окраин до столицы весьма обширной в ту пору империи меньше суток. На вершинах гор были сторожевые посты, которые подавали друг другу знаки комбинацией дымов и огней. Когда вражеская армия подходила к Константинополю, город был готов к осаде.

И вспомнил я, прочитав об этой византийской системе оповещения, что такая же – в те же времена и много позже – действовала там, где я родился, в горах Тянь-Шаня и Алатау.

Если ехать из Алма-Аты на восток, в сторону китайской границы, виды открываются умопомрачительный, особенно в летнюю пору. Слева – степь, в мае – красная от цветущих маков, потом – пастельно-зеленая, к августу становится бурой. Справа – горбатые холмы предгорий, ущелья, а над ними – ледяные пики, от одного взгляда на которые становится свежо даже в самую лютую августовскую жару.    

Сторожевые пункты устраивались на самых высоких холмах, в прямой видимости, километрах в двадцати-тридцати один от другого. Враги (джунгары и монголы) шли со стороны Джунгарских ворот – это одно из самых необычных мест на земле, двадцать километров отполированной, как мрамор, пустынной земли между северной границей Алатау и самыми южными отрогами Алтая. Это единственное место на континенте между Атлантикой и Тихим океаном, где нет гор и воздушные массы перемещаются без преград. Ветер тут дует постоянно, часто по степи летают камни. Это не фигура речи – камни действительно летают, на нашем джипе осталась пара вмятин.

Монголы называли это место Долиной красных следов. Войско не могло сделать привал – палатки уносило, лагерь разметывало ветром – пешие воины шли трое суток подряд, сбивали ноги, покрывая степь кровавыми следами. Главное было, чтобы хватило сил дойти до волшебной воды Пестрого озера, Алаколя (пестрое – потому что ветер, вырвавшись из горловины Джунгарских ворот, начинает тут метаться во все стороны, и если смотреть с гор, то озеро выглядит как лоскутное одеяло). Те, которые доходили, падали в воду – и раны быстро заживлялись, силы восстанавливались, а секрет такого чудесного исцеления был открыт уже в наши времена: вода Алаколя насыщена родоном. В советское время вместо монголов и джунгар тут отмокали космонавты, приходя в себя после полета.

А пока враги собирались с силами, огнями и дымами сторожевые посты извещали о нашествии, и казахские племена успевали собрать юрты и скот и уйти по ущельям в горы. Тем и спасались.