Все записи
16:16  /  8.03.19

2147просмотров

Дикая Клара

+T -
Поделиться:

Бедная немецкая прачка возвращалась с детьми в нищенскую квартирку на Монмартре с похорон умершего от чахотки мужа. Мимо шли веселые нарядные люди, скандируя – Tour d’Eifel, Tour d’Eifel! «Мадам, сегодня открывают Эйфелеву башню» - сказала консьержка. Мальчишки бросились в толпу, а несчастная вдова села на ступени и – в первый и последний раз за долгие годы – расплакалась.

Немецкую прачку звали Клара Айсснер. Она взяла фамилию мужа, эмигранта из Одессы Осипа Цеткина, хотя брак свой они так и не зарегистрировали официально, иначе бы она потеряла гражданство. Она была страстно влюблена в этого болезненного, талантливого, бескомпромиссного журналиста – вечного неудачника: из России ему пришлось эмигрировать, из Германии его выслали, в Париже он мог бы недурно зарабатывать в богатых буржуазных редакциях, но сотрудничал только с левыми газетами, за грошовые гонорары, а часто и вовсе без них, за идею. Чтобы свести концы с концами, в одних домах она работала прачкой, в других – гувернанткой, в третьих давала уроки. Прачка-то была не простая: к десяти годам она прочитала всего Гете, Шиллера и Шекспира, а на вступительных экзаменах в Лейпцигскую гимназию для девочек поразила комиссию, обильно цитируя «Илиаду». И не в переводе – на языке оригинала. 

Директором гимназии была Аугуста Шмидт, знаменитый педагог. Вручая Кларе диплом, она   сказала, обращаясь к счастливым   родителям, Готфриду и Жозефине Айсснерам: "Поздравляю, ваша   дочь   будет  звездой",  - имея в виду будущую педагогическую стезю... И если ошиблась, то не намного. 

***

Железный канцлер Отто фон Бисмарк прекрасно понимал, какую опасность для кайзеровской Германии представляет охватившая всю Европу мода на левые идеи. В 1878 году он проводит через рейхстаг закон с красноречивым названием – Закон против вредных и опасных устремлений социал-демократии. Сторонники прогрессивных социальных теорий становятся жертвами полицейского террора – их высылают из страны (как это случилось с эмигрантом из Одессы Осипом Цеткиным), запрещают преподавать, занимать государственные должности, устраивают облавы, бросают в тюрьмы. 

Однажды полиция накрыла подпольный кружок в саксонском городке Видерау. Все участники его были арестованы, и лишь одна отчаянная девушка успела выпрыгнуть из окна и сбежать. Это была Клара Айсснер – дикая Клара, как звали ее товарищи.  Сбежать-то она сбежала, но в родном городе оставаться больше не могла, не подвергая риску себя и семью. Так она оказалась в Париже.

***

Клара вернется в родную Саксонию только в 1892, через три года после смерти Осипа. 

Железный канцлер был уже не у власти. Молодой император Вильгельм II не собирался играть роль куклы при кукловоде, разногласия между ними привели к отставке Бисмарка (уходя, он заявил императору, что после сорока лет в политике не может дать обещания «совсем ничего не делать»). Его преемник одним из первых своих указов отменил одиозный Sozialgesetz.

Когда Клара переступила порог отчего дома, родные ее не узнали. По словам брата, тридцатисемилетняя женщина выглядела на пятьдесят. Семейный врач, эмигрант из России, поставил диагноз: крайняя степень нервного истощения.

Париж для нее не стоил обедни…

***

И вдруг судьба неожиданно улыбнулась бедной вдове.  Она уехала в Штутгарт, ради работы в феминистской газете Gleichheit («Равенство») – и быстро (с таким-то образованием!) из рядовой журналистки выбилась в редакторы. Спустя пару лет Клару Цеткин знали уже во всей Германии – яркого, страстного публициста, с передовыми идеями, которые излагались прекрасным классическим языком… Парижская прачка – как и предсказывала ей директриса гимназии на том далеком уже выпускном вечере – становится звездой. 

Впервые с детских лет она познала, что такое достаток. Дети – Костя и Максим – пошли в хорошую частную школу. Повезло и с соседом – состоятельный господин, с благосклонностью относившийся и к передовым идеям знаменитой журналистки, и к ней самой, окажется впоследствии основателем концерна «Бош». Когда Клара разошлась с официальной линией социал-демократической партии, находя ее чересчур соглашательской и ведущей в политический тупик, ее газета должна была закрыться -  партийная казна перестала отпускать средства на издание – но этого не произошло. Несколько лет левое издание финансировал из своего кармана капиталист Роберт Бош. 

***

И уж совсем неожиданным было то, что улыбнулось ей и женское счастье. Ей было уже за сорок, а молодому художнику Георгу Фридриху Цунделю, подозрительно часто захаживавшему в редакцию, лишь недавно исполнилось двадцать. Против этого брака решительно возражал лидер германских социал-демократов Август Бебель – ведь Клара, связываясь с юнцом, позорит не только себя, но и всю партию! – но и он в итоге вынужден был отступить перед напором этой страсти. 

Они проживут вместе долгие счастливые годы. Общие доходы (Георг стал известным портретистом, к нему записывались в очередь) позволили купить авто, большой дом в пригороде Штутгарта и летний домик в Швейцарии, вид из гостиной которого так полюбит потом один их частый гость, российский революционер Владимир Ленин. Разведет пару Первая мировая – Клара будет выступать решительно против империалистической бойни, а муж, неожиданно поддавшись патриотическому угару, отправится на фронт добровольцем.

А тут еще один удар: ссора с любимой подругой – Розой Люксембург. Написав десятки статей об отказе от устаревших условностей буржуазного мироустройства, о грядущей свободе индивидуумов, она долго не могла простить подруге, что та сделала своим любовником младшего сына Клары – Костю. Ему в ту пору было двадцать два года (как Георгу в момент их встречи), Розе – тридцать семь…. 

Даже вожди феминистского движения не всегда бывают последовательны…

Развод Георгу она даст лишь в 1928-м. Ей уже за семьдесят, бывшему супругу хорошо за пятьдесят. Они давно уже не вместе, но Клара до последних дней мучительно переживает его неверность. А он, едва дождавшись развода, тут же женится… на дочери электротехнического короля Роберта Боша.

Битва за личное счастье проиграна – осталось бороться за счастье всеобщее…

***

В Россию Клара Цеткин приехала впервые в двадцатом – ради интервью вождя мировой революции журналу «Женский вопрос».  Знала ли она тогда, что этой стране предстоит стать ее второй родиной? В Германию она будет возвращаться, чтобы участвовать в сессиях рейхстага: старая коммунистка – бессменный депутат от фракции германской компартии.  

Последний приезд на родину – 1932-й. Клара Цеткин, уже в инвалидном кресле и почти незрячая, но все такая же страстная, как в молодые годы, согласно традиции, идущей еще от железного канцлера – старейший депутат! – открывает сессию рейхстага: 

- Я открываю первое заседание Рейхстага, выполняя свой долг и в надежде, что несмотря на мою нынешнюю инвалидность, смогу дожить до счастливого дня, когда я, как старейшина, открою первое заседание съезда Советов в советской Германии.

После чего, по протоколу, она передала председательство лидеру фракции, которая набрала большинство голосов на последних выборах.

Его звали Герман Геринг.

(из книги "Обреченные победители")

Комментировать Всего 9 комментариев
Ваша книга или под таким же названием книга Лжедмитрия?:)

Андрей, очень увлекательный отрывок из книги "Обречённые победители". Только заглянул в интернет и увидел, что под таким названием книга Дмитрия Быкова. Или речь идёт о Вашей книге, а не Лжедмитрия:)?

Спасибо, Эдуард! Полное название книжки - "Обреченные победители. История одной картины". Вышла в позапрошлом году в издательстве "ОГИ". Автор, насколько я помню, я))

Поздравляю, Андрей. Хорошо сделали Клару. Давайте обменяемся: я Вам моего "Романа Графомана", только что вышедшего в Москве, а Вы мне "Обречённых победителей...". Отлегло, честное слово. Лжедмитрий-то издал своих "Обречённых победителей", как я понял, только сейчас в 2019-м. Стало быть, это он у Вас с..- к..- п... название. а не Вы у него:)).

Эту реплику поддерживают: Андрей Шухов

Эдуард, превосходное название! Теперь надо до текста добраться. Есть одна загвоздка - я пока сапожник без сапог, сочинитель без сочинения (тираж был небольшой и разошелся быстро, издатель припас мне одну книжку, а я подарил ее старшему другу на юбилей). Но есть надежда, что где-то в таинственных подвалах меня ждет связка авторских экземпляров, и тогда...)) Выяснится это скоро, в этом месяце. Д. Б., скорее всего, придумал название параллельно и книжки моей не видел  (почти уверен). 

Эдуард, превосходное название! Теперь надо до текста добраться.

Собирается коллекция отзывов о названии -"Роман Графомана". Именно в превосходной степени:). Спасибо,  Андрей. По содержанию  - одно очень лестное замечание пока в личной переписке. Но есть обстоятельство, которое меня торопит... Потому готовлю пост с объяснениями, пояснениями, извинениями  и прочим. Хотя  надо  дать время возможным критикам хотя бы прочитать.  Графоман накатал, стыдно сказать,  под полтыщи страниц:). Из моих скромных запасов экземпляр для Вас приберегу исключительно для обмена. Добреду до утра... и в личной почте напишу  Вам адрес. С объяснением, почему был в Вене  и, к сожалению, не добрался до Вас. А как получите м-о-о-ой:) экземпляр, сразу напишите свой адрес. Ещё раз спасибо.

Андрей, изумительно! У меня прям мышцы свело от напряжения: и слог, и интрига! Спасибо за удовольствие)

Эту реплику поддерживают: Андрей Шухов

Анна, спасибо! Я начитался утром острот про Клару Цеткин, вспомнил, что и сам о ней в свое время написал, писание это оказалось в моем компе - ну и вот)) И, как говорит наш сын-грамотей, поздравляю с днем женчинов!