Все записи
16:03  /  19.03.19

403просмотра

Забытые имена. Фабрициус

+T -
Поделиться:

Для одних – герой, силач, этакий советский Самсон, пламенный революционер. Для других – пачач, изувер, расстрельщик, не знавший человеческих чувств. В точке, где пересекаются эти непересекающиеся линии – образ со старой открытки: неправдоподобно длинные стрелы усов, короткий бобрик, стальной взгляд. Обладатель такой наружности мог бы быть знаменитым цирковым атлетом, или борцом, тогда они были в моде. Из тех, кого природа награждает нечеловеческой силой. Но, одарив с излишком одним, лишает иного. Чувства жалости, например.  

И даже после смерти латышский стрелок Ян Фабрициус долго еще служил делу революции. Напомаженные усы тиражировались на почтовых марках, отливались в бронзе монументов, высекались в мраморе, глядели со страниц учебников. Под усами – обязательный набор эпитетов: несгибаемый боец, герой революции...

Сын латышского батрака из Курляндской губернии проникся революционными идеями в Рижской гимназии. При желании в этой фразе можно углядеть скрытую иронию: батрак сумел дать сыну неплохое образование. Дальше – типичный путь молодого нон-конформиста того времени. Подпольная работа, агитация среди рабочих, арест, тюрьма, ссылка на край земли, на Сахалин. Потом – война. На фронтах Первой мировой Фабрициус повоевать не успел. Зато успел вернуться к старому делу – агитировал бросать оружие, отступать, не подчиняться офицерам...

Спустя несколько лет отступавших красноармейцев ждала печальная участь: пули заградительных отрядов. Один из создателей этих отрядов – красный комиссар Ян Фабрициус. Четырехкратный кавалер ордена Красного знамени, первый в истории новой России. Один из орденов – за подавление Кронштадского восстания. Комиссар Фабрициус в те роковые дни не щадил ни своих, ни чужих. Потери наступавших красноармейцев превысили половину состава. Солдат, отказывавшихся стрелять во вчерашних товарищей, расстреливали немедленно, а после захвата крепости погромы и расстрелы не стихали несколько дней.

Расстался с жизнью красный латыш в августе 29-го, успев вкусить прелестей мирной жизни. По официальной версии – утонул, спасая жертв авиакатастрофы. По версии неофициальной – вывалился из аэроплана, катая подругу над сочинским пляжем. Сын батрака, четырежды орденоносец, живая легенда – и в смерти Фабрициус сумел остаться героем... 

("Штрихи и тени")