Все записи
15:11  /  11.05.19

822просмотра

Один давний разговор о войне

+T -
Поделиться:

А что такое война? – спросил один человек другого. 

 Некоторую пикантность этой беседе добавляло то обстоятельство, что оба хорошо разбирались, что такое война: вопрошавший был победителем в только что закончившейся битве, отвечавший, соответственно, проигравшим. Еще больший драматизм был в том, что проигравшего должны были сжечь на ритуальном костре вместе с самыми доблестными юношами его воинства, числом несколько десятков.

 Огромный костер уже разожгли. Проигравший (это был великий лидийский царь Крез) приготовился предстать перед богами, но в этот момент победитель (это был великий персидский царь Кир) вдруг ужаснулся своему деянию и велел огонь затушить. Однако воды было мало, а дров много. Пламя подбиралось уже к обреченным лидийцам, те стали молиться греческим богам, Кир и его воинство – своим, персидским – прося, чтобы боги вмешались, явили чудо и спасли несчастных. 

 Боги услышали молитвы. На ясном до того небе сгустились тучи, и на костер пролились обильные воды. После чего Кир пригласил Креза отужинать. Старая переводческая школа, вероятно, настаивала бы на более возвышенной лексике (устроил торжественное пиршество, например), суть от этого не меняется.  

 Итак, правитель персов спрашивает еще не отошедшего от потрясения пленника, который вчера еще был самым богатым человеком во всей вселенной  (именно он установил стандарт содержания драгоценного металла в монете, девяносто восемь процентов, и само имя его станет потом нарицательным – крез), с каких таких радостей – или горестей – пошел он войной на персов, которые ничего дурного ему не делали, и теперь пребывает в ничтожнейшем состоянии. На что Крез ответил: боги соблазнили, попутали и обманули.

 Геродот, рассказывая эту историю, косвенным образом оправдывает греческих богов: устами дельфийского оракула они обещали Крезу, что в результате похода будет разрушено большое царство, он же, отравленный боевым угаром, не сообразил, что в равной мере предсказание может относиться и к его собственной державе.  И лишь теперь, на пиру по случаю собственного разгрома – горькая ирония истории – понял свою ошибку. Царь Кир, впрочем, никакого урока из услышанного не извлек и вскоре повторил судьбу визави до пугающих совпадений, заставляющих подозревать, что без вмешательства богов дело не обошлось. 

 Так что это такое, война? – спросил Кир (воображение может дорисовать детали: ночь, костры, вертела, шелка шатров, курчавые бороды, черное вино в золотых чашах…)

Война, ответил Крез, это состояние, противное естественному устройству жизни, так как при естественном устройстве жизни сыновья погребают своих отцов, а при неестественной отцы погребают сыновей. 

Две с половиной тысячи лет тому назад.