Все записи
14:13  /  30.04.14

2036просмотров

Сила внушения. Гондурасская народная сказка

+T -
Поделиться:

 

Однажды к президенту одной страны, что привольно раскинулась среди бескрайних джунглей Амазонии, приехал президент другой страны, что тоже раскинулась среди джунглей Амазонии, но не так привольно, да еще и в отдаленной и засушливой ее части. Потому первый президент смотрел на второго свысока, но и второй тоже смотрел на первого свысока, так как  хоть и была его страна гораздо меньше, но из-за отдаленности от проклятых гринго он мог позволить себе гораздо больше, чем мог позволить себе президент принимающей стороны. Например, гость  поставил в своей отдаленной столице золотого истукана,  а принимавший его хозяин  –  только бронзового, да и то ему пришлось делать вид, будто  он и не хотел вовсе никаких истуканов, но совет старейшин настоял. 

Разобраться во всех этих хитросплетениях  с большим трудом могут лишь старики, родившиеся  в самых глухих углах Амазонии, куда не добрались еще проклятые гринго.  Но прежде  чем мы расскажем, что же произошло при встрече этих уважаемых людей, один из которых уже отправился в края, где в лугах много тучной травы, а в ручьях больше жирной форели, чем воды, другой же продолжает здравствовать, и за здравие его молятся все племена,  населяющие нашу Амазонию, и рассказчик присоединяет к молениям свой слабый голос... прежде того, дети, расскажу я вам о том, откуда есть пошло само это слово – президент.

С той поры, как земной Крокодил Итцам Каб Аин ударил хвостом, отчего возникла жизнь в Амазонии и распространилась потом по всему подлунному миру, и до момента, пока на нашу землю не пришли проклятые гринго,  никто никогда этого слова даже не слышал.  Вожди царств и государств Амазонии носили величественные титулы  и передавали их от отца к сыну от сотворения мира. Но потом появились проклятые гринго, от которых происходит все зло на свете, собрали Совет вождей и объявили, что хотели бы, чтобы вместо величественных титулов, записанных в священной книге Чилам Балам, они назывались теперь этим словом – «президент».

- А еще чего вы хотели бы? – спросил Совет вождей, вложив в эти слова всю силу знаменитого амазонского сарказма. Но после того как гринго побеседовали с каждым вождем поодиночке, Совет уменьшил градус  сарказма до минимального. Вожди боялись, что гринго, войдя во вкус, потребуют еще каких-нибудь жертв, когда же выяснилось, что их интересует лишь переименование, успокоились и решили пойти на компромисс.

- Ну хорошо, - объявили они. – Согласны. Будем называться теперь этим словом. Но чтобы больше никаких покушений на устои, записанные в священной книге Чилам Балам. А то знаем мы вас – сначала назовешься президентом, а потом начнется – подавай выборы-х.иборы и независимость судебной власти...

На том и ударили по рукам.

Теперь, дети, вы знаете, почему правители разных царств и государств Амазонии называются одним и тем же словом.  Не было бы такого позора  никогда, если бы не проклятые гринго, от которых все зло в этом подлунном мире.

И вот однажды президент той страны, в столице которой стоит золотой истукан, приехал в гости к президенту, у которого есть только простой бронзовый.  И привез он с собой портфель, полный огромных перстней с изумрудами, аметистами, сапфирами и прочими камнями, что рассеял по землям Амазонии земной Крокодил Итцам Каб Аин.

- Выбирай! – сказал он, раскрыв портфель, когда они остались наедине после громкого пира с семнадцатью переменами блюд.

Президент с бронзовым истуканом оказался в сложном положении. С одной стороны, он не мог отказать уважаемому гостю, ибо не принять подарок  означало нанести тому смертельное оскорбление. С другой стороны, был он человеком самого отменного вкуса:  костюмы ему привозили от Бриони, сорочки покупали в дорогом магазине на авеню Туазон д' Ор, а обувь присылали от  J. M. Weston (в бутике на парижском бульваре Мадлен, говорят, до сих пор бережно хранится отпечаток его лотосоподобной ступни).  И такому человеку предлагали выбрать перстень, какой носят разве что мясники с тегусигальпского рынка.

- Бери, бери! – сказал гость, заметив легкое замешательство хозяина. – Не пожалеешь.

- О чем не пожалею? – спросил президент с бронзовым истуканом, все еще не решаясь принять подарок.

- О том, что выбрал. Потому что... – и гость подмигнул хозяину с видом человека, которому открылись тайны священной книги Чилам Балам, - это знаешь что? Это – средство для бессмертия!

Хозяин недоуменно посмотрел на президента с золотым истуканом. Често говоря, ему вообще не очень нравился этот правитель отдаленной земли, который мог позволить себе больше, чем остальные правители Амазонии.

- Не верит! – расхохотался гость. – Он не верит!

Бронзовый президент давно отвык от таких манер, и потому чувствовал себя неуютно. Но незыблемые законы гостеприимства в Амазонии вынуждали его продолжать этот неприятный разговор.

- Смотри! – сказал гость, отдышавшись, и показал толстый мизинец правой руки, на котором сиял самый большой перстень, что видел в своей жизни президент приглашающей стороны. – Вот!  Пока  люди смотрят на этот изумруд, а не на меня, черная энергия зависти впитывается в камень. А черная энергия зависти – это худшее, что только есть на этом свете. После проклятых гринго, конечно.

Рука правителя принимающей стороны сама залезла в портфель и выудила оттуда огромный болт с кровавым рубином невиданного размера. Глупо не принять такой подарок, который, оказывается, куда эффективнее, чем молитвы верховного жреца и даже молодильная вода, что присылали проклятые гринго – баночку  75 мл. в обмен на танкер сырой нефти.

Теперь, дети, вы знаете, как получилось, что человек с идеальным вкусом  в костюме от Бриони и оксфордах от Джи. Эм. Вестон некоторое время носил рубиновый перстень, который не всякий мясник с тегусигальпского рынка решился бы нацепить. 

Но однажды человек в костюме от Бриони включил телевизор и увидел личного врача своего гостя, который сообщал безутешным подданным, что вчера вечером его пациенту поплохело, ночью он помер и теперь он, личный врач, будет у них президентом, а лечить себя станет на всякий случай сам. И даже истукана переделывать не придется, потому что эскулап оказался одной комплекции с покойным, и ему идеально подходят костюмы и халаты из гардероба усопшего дарителя.

Президент  выключил телевизор, задумался, скрутил рубиновый перстень с безымянного пальца левой руки -  и больше его (перстень, а не президента) никто никогда не видел...

 

 Из книги «Сказки народов ОБСЕ»

Комментировать Всего 10 комментариев

отлично!

и «Сказки народов ОБСЕ» - это здорово.

Чего-то меня Гондурас опять беспокоит...

Беспокойство многократно усилится после публикации новеллы "В бананово-лимонном Гондурасе" ))

Спасибо, Андрей

Отдельно за священную книгу Чилам Балам и мясников с тегусигальпского рынка )))

Хорошая, умная сказка, в конце которой мне послышаись слова:  "...и, на всякий случай, казнил своего врача". 8-)

Ну что Вы, Валерий! Таких страстей в нашей Амазонии детям на ночь читать не принято. Там совсем другие слова в конце: "...и, на всякий случай, завел себе врача в Женеве" ))

Ого себе, а как это я пропустила сказочку-то?! 

Андрей-аға, спасибо, а то ведь огромный перстень-то и вправду был загадкой...:-)

Все тайное когда-нибудь становится явным ))