Все записи
09:30  /  6.06.14

27595просмотров

История про Наташу Варлей и бинокль

+T -
Поделиться:

Летели мы из города Читы. Там уже четвертый год устраивают кинофестиваль и много артистов туда зовут. Артисты едут в этот далекий город, всякий по своим причинам, а народ местный артистам радуется. А артисты радуются,что им народ радуется. Правда, приятно, когда на тебя с такой любовью смотрят и слова всякие хорошие говорят.

Артистов в Читу самых разных возрастов зовут. Вот и нас позвали — представительниц старшего поколения, и даже на торжественной церемонии закрытия каждой по спецпризу вручили. Четыре нас было. Вот каждая и получила по статуэтке с хрустальным, как мне объяснили, шаром, внутри которого какая-то штучка замысловатая, на кусочек ленточки для подарков похожая. Объяснили, что штучка эта, мол, изображает что-то географическое, типа очертания огромной Читинской области. Не подумайте, что я без пиетета к этой награде отношусь, просто статуэтку как-то очень внезапно вручили, а потом обратно забрали и сказали, что в Москве отдадут, чтобы я не везла самостоятельно такой тяжелый предмет домой. Я помощи рада. Только пока мне мой спецприз с ленточкой внутри хрустального шара не отдали. Может, передумали? Ну, да ладно. Я не про это.

Полет обратно в Москву был долгий, почти 7 часов, уж всё успели сделать: и поесть, и поспать, и почитать… А потом и болтать стали. Три награжденные: я, Анна Каменкова и Наташа Варлей. Четвертая спала еще. А троица наша с превеликим удовольствием стала на всякие темы беседы вести да подхихикивать. И Анна, и Наталья женщины с юмором и без фанаберии, а артистки просто великолепные, я всегда их любила и уважала и сейчас самого высокого мнения о них. И они ко мне тоже по-доброму. Вот и славно. Ля-ля-ля, хи-хи-хи. Время и проходит. Стали всякие истории вспоминать.

Мы вместе-то практически никогда и не работали, но все между собой как-то связаны и пересекались то на концертах, то на фестивалях, то просто знали друг про друга… Вот в разговоре я вдруг и вспомнила историю про Наташу Варлей, которая с ней произошла в маленьком городе Дзержинске Новгородской области, и говорю: «А расскажи, Наташ, про Дзержинск. Аня этой истории не знает». Наташа посмотрела на меня вопросительно своими медовыми глазами. В смысле, цвет глаз у нее особенный такой — цвет темного меда. «Мне Шиловский рассказал потрясающую историю про поклонника с биноклем...»

«А-а», — вспомнила Наташа и начала рассказывать. Только мне не очень понравилось, как она рассказывает, о чем я ей и заявила. «Нет, — говорю. — Я на следующий год там была после тебя, мне не так все запомнилось». — «Тогда сама расскажи», — потребовала Наталья с интересом. Она, видно, многое подзабыла, а на меня тогда эта история очень большое впечатление произвела. Я и стала рассказывать, как запомнила…

А было это достаточно давно. Страна под названием Советский Союз, где мы были очень даже востребованными артистками, или распалась совсем, или завершала этот процесс. Ух, времечко было непростое! Не только для нас, комедиантов, но и для всего населения. Все рушилось. На политическом небосклоне загорались какие-то новые звезды, на которых сначала все надеялись, потом надеяться перестали, потому что кругом царил полный хаос и разруха. Денег не было, с продовольствием тоже беда. Не то чтобы с голоду мерли, но нам по месту работы или жительства вручали продуктовые пайки с непривычными нам английскими названиями, говорили, что это НАТОвские с прошедшим сроком годности солдатские спецнаборы для десантников. И ничего, ели мы эти консервы, никто не травился.

А с работой вообще беда началась. Не нужны мы как-то враз никому стали, наше поколение. Даже и вспоминать жутковато, потому как не готовы мы ко всему этому оказались. Вот в тот период вдруг позвонили от режиссера В. Шиловского и предложили поехать на день в город Дзержинск на маленький не то фестивальчик, не то на встречу со зрителями. Выступить, короче, с чем можешь. Я поехала, потому что, наверное, пообещали небольшие деньги заплатить. Я уже плохо помню. Только помню, что приехали мы в этот город на поезде очень рано, часов в пять, а зима стояла, за окном поезда темным-темно, ночь практически.

Вышла наша группа на привокзальную площадь и замерла в полном ошеломлении. Я так точно испугалась увиденного. Вся немаленькая площадь была просто до отказа забита молчаливыми мужчинами всех возрастов в телогрейках и ушанках. Стояли тесно, как в метро в час пик. Стоят на морозе и молчат. А мы смотрим на них и тоже не двигаемся, ничего не понимаем. Их там несколько тысяч было, не меньше. Потом вдруг раздался какой-то крик, и вся эта масса ринулась в едином порыве, но так же молча, куда-то в сторону. Такой молчаливый черный людской поток. Схлынул этот поток, тут к нам и встречающие подбежали. «А кто эти люди? — спросила я. — Заключенные?» — «Нет, — ответили мне местные. — Это рыбаки. На речку поехали первой электричкой». Потом все постепенно и выяснилось. В городе этом, бывшей столице «большой химии», все заводы военные позакрывали. А на заводах тех почти все население города трудилось, и официально было признано, что 98% безработицы в городе Дзержинске. «Вот и живут люди с реки да с огорода». Это нам потом рассказали, после концерта, когда небольшой банкетик устроили. Много нам чего печального поведали. Я все пересказывать не буду. Это я про обстановку в городе поясняю. А вот и про Наташу Варлей.

Концерт артистов проходил в старом кинотеатре. Единственном на весь город по тем временам, и тот не работал — специально к приезду артистов открыли и подтопили. Старый-старый, деревянный пол в трещинах, стены облезлые… Но приукрасили, как могли. И народу много пришло. Вход бесплатный был. Не было у населения денег на билеты. Пришли, значит, самые разные люди на артистов посмотреть. И смотрели с какой-то отчаянной любовью, и принимали каждое выступление горячо и громко, долго со сцены не отпускали. И вот объявили выступление Натальи Варлей. Вышла Наташа под аплодисменты и начала что-то рассказывать. И как только она ступила на сцену, зритель на первом ряду, мужчина не старый, но и не юнец, направил на нее огромный черный бинокль и стал на Варлей через бинокль этот смотреть. И так все ее выступление и просидел, лишь изредка что-то подправляя в своем явно военном инструменте.

Не заметить этого, конечно, было невозможно. Все артисты между собой стали переговариваться, пришли к выводу, что это какой-то хулиган решил поиздеваться, и стали ждать дальнейших провокаций. Шиловский своих артистов в обиду давать не собирался и строго следил за действиями нарушителя порядка. А тот только смотрит в свой черный агрегат да колесики на нем крутит. Наташа понервничала сначала, а потом все равно — и сказала, и прочитала, и спела, что наметила. Но очень, конечно, недовольна была создавшейся ситуацией. А как только она закончила и ушла за кулисы, обладатель бинокля тоже встал и ушел. Очень им артисты возмущались, ведь чуть не сорвал выступление. И все рады были, что он убрался подобру-поздорову, а то уж и про милицию подумывали…

Но концерт завершился благополучно. Артисты вышли на улицу своей группой — и тут в стороне увидели хулигана с биноклем. Он стоял и поджидал их. Все напряглись, ожидая неприятностей. А он подходит так к группе и говорит, обращаясь к Варлей: «Можно вас на минутку?» — «А в чем, собственно, дело?» — строго и неприязненно спрашивает Шиловский. Совсем он не собирался отпускать Наталью на тет-а-тет с этим непонятным субъектом. «Да у меня личное», — беззастенчиво отвечает нахал. И ждет. Наташа, чтобы разрядить обстановку, сделала пару шагов ему навстречу, но так, чтобы свои недалеко были. И все напряженно стали ждать, что учудит мужчина. А он посмотрел, что особого интима добиться не удалось, вздохнул и вдруг сказал: «17 лет назад я впервые увидел вас на экране и полюбил сразу и на всю жизнь. Я всю свою жизнь вас люблю. А вот этот бинокль — самая ценная вещь в моем доме, и я хочу, чтобы он был у вас. Все». Вложил огромный бинокль в руки растерявшейся актрисы и быстро, чтобы она не успела отказаться, ушел в бесприютную темноту. Только снег под ногами скрипел. А все артисты молчали…

«Потрясающая история», — сказала Аня Каменкова. «Ну! Скажи?» — поддержала я ее. И мы обе посмотрели на Наташу. А Наташа на нас. И вдруг Наташа сказала: «Напиши про это». — «Здрасьте! Почему я? Это твоя история! И ты, между прочим, Литературный институт закончила, стихи пишешь». А она просто сказала: «Я же не могу так про себя...»

Вот. А я приехала домой, да и записала все это. А то пишут про нее и про нас всех глупости и гнусности всякие… А есть и такие истории.

Теги: как жить
Комментировать Всего 1 комментарий

У вас очень хороший литературный язык. Прямо жаль, что вы избрали своей профессией сцену. Но, м. б., теперь ваше дарование раскроется еще и еще и полчим мы сразу два замечательных таланта, что по нашим временам (да и по всем другим) редкость. Спасибо за ваши тексты.

Эту реплику поддерживают: Елена Пальмер