Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:37  /  2.05.18

1748просмотров

Немец на пороге

+T -
Поделиться:

 

 

 

Лозунги дня Победы «Помним, гордимся» «Спасибо за Победу» «Никто не забыт и ничто не забыто» с каждым годом становятся все больше данью традиции, а не внутренним порывом и уж тем более не мотивом к действию.

Ветеранов мало и дрова распиливать или огород копать им не надо, в их жизни мы уже не можем ничего изменить. А в своей? Найдется ли какая-то связь, кроме портрета дяди в руках на марше «Бессмертный полк» с тем, что происходила с моими соотечественниками в 1941 — 1945 годах? А что могут сделать современные двадцатилетние, кроме как облачится в военную форму для селфи и поесть из полевой кухни приготовленную кем-то кашу? Слово «помнить» это глагол, какое действие он подразумевает у тех, кто пишет его на дверцах своих машин? Что можно сделать для памяти тех, кому уже ничего не надо. Один из лозунгов майских дней «Это надо не мертвым, это надо живым» не отвечает на вопрос что надо живым вынести из событий страшной войны? Уроки! Знание, понимание, повторение услоыий, причин, следствий событий прошедшейся по планете 70 с лишним лет назад. В масштабах истории — это не время.

И вот у меня в руках книга Peter Hertel «Vor unsrer Haustur» изданная «Agenta Verlag» - Munster, 2018 — сборник уроков прошлого и инструкция по настоящему.

Автор — Петер Хертель гражданин Германии, уроженец города Bockum-Hovel 1937 года, журналист, автор более 10 книг, историк, гражданин.

Книга вышла в свет неделю назад и я пожалуй первая беру интервью у автора.

Н: Название книги можно перевести на русский как «На крыльце» «У порога» «Перед домом». Какой из вариантов смысла вам ближе?

П: Идея этой книги появилась, когда мой младший брат попросил меня описать события, которые происходили в доме до его рождения в 1945 году через 3 недели после окончания войны. Всего лишь воспоминая детства, но детства военного. И книга писалась как бы двумя авторами: мальчиком, который стоял на крыльце дома, в котором происходили различные события и историком, который который искал факты, показывающие, что именно мог видеть ребенок с крыльца своего дома.

Н: Город Bockum-Hovel, в котором стоял дом вашей семьи не был местом военных действи, это шахтерский регион вдали от фронта. Какая связь с войной?

П: Да, город не пострадал от боев, но это не значит, что он не пострадал от войны. Немецким гражданам и немецкому обществу в период нацизма был нанесен огромный урон. Моя предыдущая книга «Евреи города Ронненберга» посвящена тому, чего именно лишился город из-за того, что 23 горожанина еврейской национальности покинули город добровольно или принудительно и выжившие после войны не вернулись в него. Мы с моей супругой и единомышленником Кристианой Будденберг-Хертель отыскали следы каждого из этих людей, и даже посетили в Рио-де -Жанейро одного из оставшихся в живых. Выставка исторических документов, организованная в результате нашего расследования стала наглядным пособием против неонацизма.

Н: Темой книги «На крыльце» тоже является Холокост?

П: Нет, нацизм как страшное и опасное явление социальной жизни. Моей целью было показать на исторических фактах как он искажает общество, что особенно актуально в современных условиях, в связи с миграционными процессами в Европе.

Н: Как история семидесятилетней давности, в которой все главы уже написаны, все факты уже доказаны, может быть влиять на сегодняшний день?

П: Не соглашусь с вами! История пишется, факты обнаруживаются до сих пор.

Город, где я вырос находится в окружении шахт. В годы войны для работы на шахтах были насильственно привлечены примерно 1300 военнопленных и 2000 гражданских угнанных жителей группированных стран, молодежь республик СССР. Часть жила в трудовых и подготовительных лагерях, но за малейшую провинность, они попадали в Гестапо, а потом в концентрационные лагеря. Я видел этих людей на улице, я угощал их яблоками, родители объясняли мне, что эти люди не преступники, а рабочие, а сами рискуя своей и моей жизнью прятали в доме соседа еврея Felix Simons.

Мой дедушка и члены его семьи не были подпольщиками, не участвовали в Сопротивлении, просто этим честным людям, искренним католикам выпало жить в нацисткой Германии. За подозрение в сочувствии евреям нацисты опубликовали объявление в газетах запрещающее покупать что-либо в магазине, принадлежавшем деду. Это фото стало обложкой книги.

Н: Какие новые, не известные ранее факты читатель может найти в вашей книге?

П: Имена людей из разных стран, которые работали на шахтах, умерли, но не числятся ни в одном из захоронений. В книге на страницах 232-233 я привожу списки русских, украинцев,поляков, о которых точно известен их первый день работы на шахте, день смерти, но причины смерти и место захоронения не известны. Для установления этих фактов нам пришлось сверять огромное количество данных из различных источников, чтобы назвать, просто назвать имена, например нескольких детей, лежащих в нашей немецкой земле без могилы.

Н: Сколько времени у вас ушло на работу над книгой?

П: Для того чтобы подготовить издание - 3 года, хотя этой темой я занимаюсь более 20 лет. Я посетили архивы в Германии, Голландии других странах.

Подняты документы шахт. Остались точные данные так как нацистское государство предоставляло этих работников владельцем шахт, а те платили налоги. Это обеспечило историческою базу исследования.

Н: Спасибо за огромную работу и готовность делать, чтобы помнить.

Какое главное пожелание читателям вашей книги?

П:Если вы хотите жить в прекрасном мире — улучшайте его вокруг своего дома, начиная от крыльца. Выполняйте свой долг, исходя из того, что реально вы можете менять только то что находится в сфере приложения ваших знаний, профессии, умений. Если каждый будет поступать так, то мы сможем жить в лучшем из миров.