Все записи
МОЙ ВЫБОР 01:44  /  28.10.14

1125просмотров

Здоровье молодых и Карла Пятого

+T -
Поделиться:

Парижское утро субботы было  ясное и безветренное. Наши мольбы были услышаны и над головами жениха и невесты – ни одного облачка. Без  всяких колебаний надеваем туалеты, для которых предусмотрены шляпки, и едем в Винсенн пораньше с целью осмотра замка, который, начиная с сына Людовика Святого -Карла Пятого  и до Людовика Четырнадцатого был основной загородной резиденцией французских королей.  Огромный замок начинается сразу от станции метро.  Стены, рвы, ворота, а внутри изящное готический собор Шатле  и то, что называется Донжон – постройка особой архитектуры, которая представляет собой замок в замке 12 – 13 века во всей красе средневекового рыцарского аскетизма. Вокруг леса, охота, из роскоши, которую позволял себе король Карл  – маленький музыкальный салон. В башенках – часовни, переделанные в казематы, и казематы перстроенные в часовни.  Король может быть только один, а желающих на это место много, поэтому обязательным атрибутом замков являются тюрьмы, чтобы претенденты были под приглядом, а лучше под замком. Другая, более поздняя  эпоха тоже оставила свой монументальный след, на территории  Винсенна друг напротив друга стоят прекрасные дворцы 18- 19 веков- для короля и, напротив,- для королевы. Оба пусты, закрыты и кажутся забытыми.

В этот день прошлое не очень нас занимало. Мы хотели жить настоящим, которое сулило много новых  интересных  впечатлений.

Время близилось к 14, и мы поспешили в цветочный магазин, чтобы явиться на церемонию бракосочетания «comme il faut” , т.е. в шляпках и с цветами.  Мэрия  Винсенн – прекрасное  старинное здание с высокой лестницей, деревянными дубовыми панелями, расписными плафонами потолков, золочеными рамами зеркал. Гости собирались на площади в ожидании невесты.  Интернациональная молодежь была без шляпок – мы их простили, но рассчитывали слиться с толпой французской родни жениха, одетой как положено. Вскоре прибыл отряд в головных уборах, но это были не тетушки из Нормандии, а однокашники Эрвана из инженерной школы, которые на церемонию одели форму, в которой они  были похожи на молодых мичманов из питерской мореходки, что вызвало в нас не только умиление. Невесту привез брат в маленькой смешной машинке и после всеобщего восторженного крика и последовавших поцелуев,  вслед за распорядителями мы поднялись в зал церемоний. Гости были представлены шотландцем в килте, американцем в ковбойке, туркменской девушкой в платье с вышивкой, москвичками в шляпках, чьей-то дочерью с младенцем на руках, десятком красавцев в кителях и фуражках, хрупкой блондинкой в черном, в которой мы угадали мать жениха.  Госпожа мэр, при появлении которой гостей попросили встать, была без чулок, в спортивном платье, но с лентой через плечо.

Церемония началась с чтения и синхронного перевода  статей семейного  кодекса ( очень поучительно), потом молодым задали вопрос о согласии вступить в брак.  Они стояли рядом, освещенные лучами солнца через витражи высоких окон и еще ярче освещенные своим искренним и сильным чувством. Он смотрел на нее с обожанием из под золотистых ресниц, она все время касалась его, нежность рвалась наружу. Они влюблены и счастливы. И я клянусь, что нет на свете ничего лучше, чем видеть двух влюбленных, которые хотят держаться за руки до конца жизни. Церемония требует обязательного признания этой готовности вслух, публично. Она сказала “Да”, он тоже, они обменялись кольцами, я, конечно, заплакала, мать невесты облегченно вздохнула, гости зашевелились. Но это был еще не конец. Следующие 20 минут нам зачитывали протокол, делая паузы для перевода, в котором был зафиксирован факт вступления в брак. Невеста и жених были подробно описаны  (как зовут, кем работают, где живут и где зарегистрированы) то же- о родителях с обеих сторон и свидетелях. Протокол  подписали невеста, жених, свидетели ручкой со специальными несмываемыми чернилами. После  этого, осознав всю серьезность момента, мы поздравили молодых, вручили наш букет, который был единственным на всей церемонии, не считая букета невесты,  и поправили шляпки, съехавшие во время поцелуев. Выстроившись по обе стороны лестницы с лепестками роз в потных кулаках, гости  ждали молодых. Друзья жениха стояли, держа фуражки в руках, мы -в шляпках на головах,  что придавало процедуре особую торжественность и напоминало о свадьбе коронованных особ. Очень счастливые и очень красивые молодожены спустились под дождем из лепестков и крики «ура!». Я опять всплакнула.  Молодые уехали на фотосессию, а мы пошли переодеваться и разминаться красненьким за  здоровье молодых.

 

На вечер был снят особняк на углу проспекта Рузвельта и Елисейских полей. Хотя надеть шляпку и перчатки мне не дали, все равно мой красный горох на пиджаке и платье произвел фурор  в окрестностях Большого и Малого дворца.  Не было никого, кто бы меня не заметил, моя петушиная натура раскрылась полностью.

Парижский шик начался издалека: с кованой ограды, звуков джаза во дворике особняка, позвякивания бокалов и возбужденных голосов. Место очень красивое, а с каждым выпитым бокалом шампанского становилось еще красивее. Жених с невестой обходили разноязычных гостей, гости добросовестно старались наладить связи между двумя сторонами: теми, кто со стороны жениха  и теми, кто со стороны невесты.  Институтские друзья жениха представляли большой интерес для подруг невесты, которые слетелись сюда кто- откуда.  Самым экзотическим гостем была коллега, прилетевшая на свадьбу на один день с острова  Сахалин.  Музыканты играли хорошо, но недолго, дождавшись, когда голоса начнут заглушать звучания их трио, они незаметно свернулись и ушли. Закуски, в отличие от шампанского заканчивались, пора было ужинать.

 Парадная, барочной красоты и музейной сохранности, лестница привела гостей к месту вручения подарков. Прелестная птичья клетка представляла собой своеобразный сейф, куда можно было просовывать конверты. Рядом лежала пышная  книга для пожеланий. Хотя всем хотелось устно выразить Женет и Эрвану свое восхищение выбранным местом и пожелания любви и согласия.

 Ужин начался парадным выносом блюд для жениха и невесты. Однокашники Эрвана по инженерной школе, в которой была принята не только красивая форма, но и крепкие традиции, построившись гуськом, с песней обошли весь зал и поднесли угощение главным виновникам торжества. 

Потом все дружно приступили к трапезе, не совершая никаких попыток произнести речи и выразить свои пожелания. Наша подруга – мать, которая не спала ночами сочиняя речь для поздравления молодых, была несколько обескуражена, но в чужой Венсенн со своими речами не полезла.

В середине ужина, после второго хорового выступления французской стороны, представители великой русской культуры  задумались, чем ответить. 

Женская часть гостей невесты вышла в сад и начала бурно обсуждать возможный репертуар. Звучали предложения и возражения:

- «Калинку»

- Это банально!

- Очи черные!

- Не хватит голоса

- Подмосковные вечера

- Все заснут!

 Репертура у нас не было, но отступать – стыдно за державу.

После продолжительных споров и непродолжительных репетиций остановились на тематически близкой «Ой, цветет калина в поле у ручья» Решили махать салфетками как платочками и петь только 2 куплета. Хор и хоровод собрать было не просто, но к собственному удивлению, мы все-таки выплыли павами, окружили жениха и спели ему про то что любовь девичья не проходит, нет!

На вопросы удивленных французов: что это было?

Мы гордо отвечали,  что это старинная русская свадебная традиция.

Так рождаются легенды!

 Легкий французский ужин подходил к концу. Его организация нас несколько удивила. Официанты разносили гостям по одному блюду, разливали вино. На столах не стояло ничего кроме воды  и милых  подарков для гостей, права выбора тоже не было. Зато изящно, легко и вкусно.

Финалом этой части праздника стал свадебный торт, пока его резали и разносили, в соседней с обеденным залом буфетной началась дискотека.

В этой части праздника никаких неожиданностей не было. Музыка интернациональная, которой как любви все возрасты покорны и чьи порывы не менее благотворны, как для молодых, так и для старых тетушек, коими мы были на этом мероприятии. Приятно, что к дискотеке прилагался бар с крепкими напитками, что помогало поддерживать силы несколько часов. В интернациональной программе была предусмотрена туркменская свадебная традиция. Друзья жениха одевают его в шитый невестой халат и крепко перепоясывают поясом. Если невеста сумеет развязать узел, то она будет командовать мужем, если нет, то быть ей на посылках. Про традицию вспомнили тогда, когда друзья жениха уже забыли, как завязывать узел. Им на выручку пришли подруги невесты, которые облегчили ей задачу. Молодой муж с радостью признал за Женет первенство во всех вопросах. Поживем – увидим, как говорят французы (Vivra – verra )

Вечеринка заканчивалась. Официанты без всяких намеков просто вынимали из рук гостей тарелки и бокалы – пора было уезжать.

Подруги отправили меня организовать такси, а сами остались бороться за право допить свой виски. Внизу мен пришлось занять очередь за нашими соседями по столу, с которыми мы мило распрощались 1,5 часа назад. В субботу ночью в Париже свободных такси не бывает. Для осознания проблемы мне потребовалось также не много времени, как для того чтобы уговорить подруг совершить променад по ночному Парижу. Мы смело вышли с намерением поймать такси за углом, на Елисейских полях: провинциальная самонадеянность.  Теплый летний вечер сменился дождливой осенней ночью. Ветер рвал полы наших вечерних платьев и леденил вспотевшие на дискотеке спины. Эйфелева башня не сияла огнями, а вздымалась над нами черной громадиной, ночной силуэт Инвалидов более походил на мрачный  замок Иф.  В общем, было холодно, страшно и ноги болели. Поэтому, заметив зеленый огонек такси, движущегося в нашу сторону, мы встали перед ним как Никулин, Вицин, Моргунов в фильме

 « Кавказская пленница».  Дорога до дома заняла 5 минут и 6 евро, мы даже согреться не успели. Зато дома, под крышами Парижа нас ждал коньяк, тапочки из отелей и кровати, рядом с которыми не тикали будильники. «Здоровье молодых»!!!