Россия отмечает очередной День народного единства в обстановке полного разъединения народа и народов, ее населяющих, что в перспективе может привести к распаду страны даже не по советскому, а по югославскому сценарию. 

В предвыборных роликах 2012-го Россию пугали отсутствием Владимира Путина у власти, но сейчас именно сохранение власти даже не Путиным, а той вертикалью, автором которой он является, служит главным ускоряющим фактором развала страны. По иронии судьбы человек, который в конце 1990-ых - начале 2000-ых годов заново объединил Россию, в частности, при помощи очередной чеченской кампании и ликвидации чрезмерного суверенитета отдельных регионов вроде Татарстана или Башкирии, породил ту систему, которая ведет его и страну к катастрофе.

Празднование Дня народного единства полностью соответствует модели нового патриотического воспитания, основанного на верности государству (читай: государственной власти), но не стране, и стремительно тающему образу Путина как национального лидера. Действительно, Путин не может быть национальным лидером даже не потому, что его не поддерживает часть населения (значительная или незначительная - не суть важно, важен сам факт), а потому, что вектор его политики направлен не на созидание, а на разобщение: в тот же День народного единства мы отмечаем изгнание поляков из Москвы, а, допустим, не коронацию Михаила Федоровича.

Системе прощали многое: отсутствие болезненных, но необходимых экономических реформ, которые должны были последовать за политической консолидацией еще во время первого президентского срока Путина, но на которые власти не хватило духу из-за очевидной перспективы потери рейтинговых очков; сырьевую ориентацию экономики, обеспечивающей стабильность только в "тучные годы"; даже нечестные думские и президентские выборы, поскольку - что бы кто ни говорил - протесты не стали массовыми. Однако пренебрежение к мнению, отличному от официальной точки зрения, и разделение по принципу "свой-чужой" теперь не прощается. 

Система, оставшаяся у власти, упустила уникальный шанс - как бы парадоксально это ни звучало - возглавить оппозицию, учесть интересы всех сторон, и тогда Путин мог бы стать истинным, а не мнимым национаьным лидером. Это было возможно в декабре 2011-го... или в марте 2012-го. К ноябрю 2012-го точка невозврата пройдена.

Вопреки расхожему мнению, что недовольство властями высказывает только креативный класс и только в столицах, по всей стране тлеют региональные очаги конфликтов, и когда начнется пожар, сейчас не возьмется предсказать никто. Именно поэтому, в частности, появляются такие книги как "Interregnum" Вадима Штепы, выводов которого не надо бояться, потому что он не призывает к сепаратизму, а просто показывает новые формы взаимоотношений между регионами и федерацией, к которой последняя, к сожалению, судя по последним событиям, оказывается не готова.

Что происходит с государствами, в которых понятие патриотизма подменяется понятием верности власти, а понятие регионализма - понятием сепаратизма, убедительно показывает пример Югославии времен Слободана Милошевича. 

Вообще этапы истории Югославии удивительно перекликаются с новейшей историей России: создание единого Королевства сербов, хорватов и словенцев (впоследствии Королевство Югославия) в 1918 году, основание социалистической федеративной республики в 1945 году и, наконец, фактический распад в 1991 году. Кстати, население бывшей Югославии было куда более однородным, чем население России: достаточно, например, вспомнить, что в Сербии (вместе с Черногорией), Хорватии и Боснии и Герцеговине говорили на одном языке - сербо-хорватском - и только теперь диалекты провозглашаются отдельными языками и даже искусственно модифицируются, как это происходит в Хорватии. 

К распаду Югославию привела жесткая просербская политика в союзных республиках СФРЮ, ликвидация автономий на территории Сербии (вспомним политику укрупнения российских регионов), неравноправие в федеративной структуре государства. Средством, которое выбрал Милошевич, стала гражданская война на Балканах, которая не завершила, но эскалировала конфликт и привела, в конце концов, не только к выходу из СФРЮ четырех из шести республик, но и распаду Государственного союза Сербии и Черногории, и потере Сербией Косово.

Можно спорить о роли США и Европы в развале Югославии, особенно применительно к нелигитимным бомбардировкам НАТО территории Сербии, но следует признать, что именно государственная машина, направляемая Милошевичем, не готовым менять политический курс в новых условиях, привела к трагедии на Балканах.

Еще в 2005 году, в своей статье "Глобализация, хаотизация и конфликты в современном мире", сербский философ Зоран Видоевич писал о рисках глобальной "балканизации", т.е. ситуаций, разворачивающихся по югославскому сценарию, включая в орбиту данного процесса и Россию. Что ж, его пророчество начинает сбываться, и остается надеяться, что в условиях усиливающейся угрозы распада  страны российские власти поведут себя мудрее Милошевича и не допустят гражданской войны.