В ночь с 12 на 13 января 1991 года советские войска атаковали здание Вильнюсского телецентра: в результате штурма погибли 15 человек, в том числе лейтенант группы «Альфа», еще около 600 защитников литовской независимости были ранены. Казалось бы, никаких параллелей между событиями 21-летней давности и акциями протеста в России после выборов 4 декабря не прослеживается, но долгими январскими вечерами, когда традиционно отдыхала вся страна, в том числе организаторы и участники митингов, мне в голову пришла одна мысль, которой бы я хотел поделиться.

Кровавый январь 1991-го не только ознаменовал крах коммунистического порядка, но и окончательно оформил развал Советского Союза. Безусловно, был еще августовский путч в Москве, но процессы демократизации, начавшиеся по всей Восточной Европе, было уже не остановить даже в самом СССР.

Сейчас мы мало вспоминаем о том, как Горбачев, последовательно выступающий с резкой критикой путинского режима в течение последних лет, «стал» либералом. После брежневского застоя, твердой руки Андропова и ничем непримечательного правления Черненко Горбачеву досталось тяжелое наследство с целым рядом социально-экономических проблем, обостренных неблагоприятной конъюнктурой на внешних рынках, в частности, более чем четырехкратным обвалом цен на нефть в период с 1981 по 1986 год. Таким образом, новому генсеку ничего другого не оставалось, как объявить курс на модернизацию, или, как тогда говорили, ускорение.

При этом Горбачев вовсе не собирался кардинально менять политическую систему, хотел лишь обновить фасад дряхлеющего коммунистического режима. Однако в процессе реализации перестройки ему пришлось провести либерализацию страны и себя самого, - и он успешно возглавил оппозиционное ему движение, налаживая близкие контакты с администрациями Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего, спокойно наблюдая за независимой политикой стран Варшавского договора, закрепляя воссоединение Германии и так далее.

События 1991 года в Литве – последняя неуклюжая попытка Горбачева сберечь коммунизм во вверенном ему государстве, несмотря на то, что прибалтийские республики еще годом ранее де факто вышли из состава Советского Союза. Но вот парадокс: поддавшись слабости применить силу, Горбачев потерял ничтожную возможность сохранить остальные республики в СССР точно так же, как ранее советским руководством была утрачена возможность привлечь на свою сторону ближайших западных соседей с помощью танков в Венгрии и Чехословакии или жесткого контроля над Берлинской стеной вплоть до физического уничтожения перебежчиков.

В отличие от своего предшественника, Путин поступил с демонстрантами более тонко и теперь готовится вполне заслуженно вернуться в кресло президента. Только вот что его очередная рокировка с Медведевым будет означать для страны? Даже либеральные СМИ говорят нам, что своими акциями протеста мы добились выборности губернаторов, перестановок в правительстве и президентской администрации, более широкого обсуждения острых политических и социально-экономических проблем и так далее и тому подобное.

Однако то, что сейчас происходит, все то же обновление фасада – и не более! Отмена назначения губернаторов не уступка оппозиции, а возвращение российского статус-кво до 2005 года. Главный лозунг митингующих о пересмотре результатов парламентских выборов был полностью проигнорирован властью: даже одиозный глава Центризбиркома Чуров остался на своем месте и по-прежнему дает непробиваемые интервью. Перемена мест слагаемых в высших эшелонах власти и вовсе не оставляет сомнений в курсе руководителей государства: автор «суверенной демократии» Сурков теперь занимается вопросами модернизации в будущем правительстве Медведева, а Путин приближает к себе своих давних знакомых силовиков, в частности, Сергея Иванова в качестве главы президентской администрации, попутно «делегируя» полномочия председателя Государственной Думы своему давнему другу по КГБ и председателю Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России Нарышкину, который разумно уже объявил парламент местом для дискуссий.

Путин абсолютно прав в своей тактике: если политик не может противостоять стихии, он должен ее возглавить. Понятно, что вариант Горбачева в данном случае не проходит, поскольку одним из требований митингующих 10 декабря (вы еще помните?) были не только перевыборы, но и отставка премьера. Конечно, совсем оставлять демонстрантов без присмотра было нельзя, и поэтому уже на проспекте Сахарова появился еще один соратник Путина – Кудрин, в то время как в рамках предвыборной кампании сам премьер начал выступления перед лояльной ему аудиторией, в частности, на митинге Общероссийского народного фронта в Кемерово.

А что же оппозиция? По измененному мэрией маршруту сторонники честных выборов после полуторамесячного перерыва пройдут по улицам Москвы 4 февраля. По сути, данная акция не имела особого смысла: выборы и так будут честными, поскольку они – в констелляции «те же и Прохоров» - снова станут безальтернативными, в отличие от декабрьского волеизъявления, где существовала опция протестного голосования.

Как ни прискорбно это осознавать, оппозиция даже при безусловной поддержке вновь сформировавшегося среднего класса не смогла выставить ни одного (!) лидера для участия в предвыборной гонке: Яшин оказался слишком молод, его товарищ по аресту Навальный заработал очередные очки и самоустранился до лучших времен, дезориентированного и перенявшего на акциях оппозиции риторику Навального Немцова теперь вряд ли станут воспринимать всерьез, Рыжков в очередной раз выказал нерешительность… Тех же, кто в обществе ассоциировался со старшим поколением оппозиционеров, - Лимонова и Явлинского - снял уже Центризбирком, хотя и их шансы на консолидацию протестного электората были минимальными.

Против чего боролись, на то и напоролись! Проводить демонстрации и шествия теперь можно сколь угодно долго, их даже будут согласовывать в удобных для властей местах, хотя объяснят перенос очередного митинга соображениями безопасности и чуткой реакцией на настроения народа, но все «демократические» завоевания последних двух месяцев вроде размещения прозрачных ящиков для голосования или установки камер видеонаблюдения на участках станут в данной ситуации скорее еще одним поводом к расследованию в рамках проекта «РосПил», чем реальным инструментом честных выборов.

Операция по обновлению фасада пока удается Путину гораздо лучше, чем его предшественнику. Вот только помнит ли он, чем закончилась предыдущая попытка косметического ремонта системы? Будем надеяться, что помнит – и сделает на своем старом посту соответствующие выводы.