Все записи
02:40  /  29.12.17

408просмотров

Философское мочало

+T -
Поделиться:

На интеллектуально-кулинарный конкурс недавно были выставлены две каши… хм, два таких как бы микса на тему христианского учения о достоинстве. Патриаршая проповедь и критический комментарий отца Андрея Кураева. Патриарх, на мой взгляд, в этом конкурсе более прав. Он говорит: «Наверное, на том, что достоинство и права человека отрываются от его нравственной природы и нравственной ответственности, и основывается главное заблуждение современной цивилизации. Предполагается, что каждый, обладая правами и достоинством, совсем не ответственен перед своей совестью. Понятие совести вообще не существует. И что же получается? А получается то, что мы сейчас видим: когда люди, устремляясь к достижению благ этого мира, попирают свое нравственное достоинство. Разве можно связать достоинство и нравственное начало, с одной стороны, с таким ростом преступности, с таким цинизмом в поведении? Я уж не говорю о страшных проявлениях внутреннего зверя в человеке, когда он совершает преступные деяния, убивая ни в чем не повинных людей. Мы знаем, как сейчас страдает от терроризма весь род человеческий. Так сколько ж еще страданий нужно пройти, сколько испытаний — войнами, конфликтами, террористическими актами, разрушением человеческих отношений, — чтобы осознать простую истину, которой учит нас сегодня апостол Павел: не может быть чести и достоинства без соотнесения этих понятий с голосом человеческой совести» (http://www.patriarchia.ru/db/text/5085483.html ). 

Да, достоинство хитро «оторвали» от нравственности, и это одно из главных жульничеств современной политической философии. Но совесть – не критерий, она слишком легко деформируется и уже деформирована – у тех, например, людей, кто с детства искренне верит, что вершина морали – это борьба за свободу извращений. Критерий – Христос, Его слово, Писание и Предание.

Отец Андрей пишет: «Патриаршая риторика предполагает, будто концепция прав человека говорит о самооценке человека. На самом деле она говорит лишь о том, как государство должно смотреть на человека. Или, шире, - как любой «я» должен смотреть на любого «он». Один из первых текстов идеологии прав человека – это американский Билль о правах. В нем, например, сказано: «В мирное время ни один солдат не должен помещаться на постой в какой либо дом без согласия его владельца; во время же войны это допускается только в порядке, установленном законом». Предлагает ли Патриарх при «уплотнениях» руководствоваться какими-то этическими или церковными критериями? К хорошим и благочестивым прихожанам – не подселяем, а к тем, кто пропустил прошлый молебен – селим солдат? Грешники не должны быть в «защищенном состоянии» от произвола государства или толпы? И как этот патриарший тезис совместить с осуждением абортов? Если права не присущи человеческому индивиду «от природы», вне зависимости от его «заслуг» - то какие могут быть права у эмбриона или младенца? Может, и права на жизнь у них нет?» (https://diak-kuraev.livejournal.com/1864314.html ).

Проблема в том, что здесь излагается совершенно нехристианское, секулярное учение о достоинстве – «статусном», восходящем к понятию dignitas (изначально - достоинство монеты). Да, монеты одинакового достоинства равны. Но в христианской традиции говорится о достоинстве нравственном – и даже больше о недостоинстве. В этом смысле мы не равны совершенно – святой человек и аз грешный, например. А некоторые считают достойнейшими поступки, с позиций Нагорной проповеди недостойные в высшей степени.

Патриарх продолжает: «Достоинство человеку присуще автоматически, а значит, ему автоматически присущи и все права. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, он находится в защищенном состоянии, потому что от него ничего не требуется, он по природе своей обладает и достоинством, и правами. А вот апостол Павел учит нас другому: честность там, где чистая совесть». Понятно, что отец Андрей по поводу этих фраз исходит гневом под аплодисменты и летающие чепчики либеральной публики. Тут и правда есть несостыковочка: dignitas человека как такового предполагает равные базовые права для каждого. 

Все в этом отношении давно разложено по полочкам, хотя бы вот в этих двух документах: http://www.patriarchia.ru/db/text/428616.html ; http://www.patriarchia.ru/db/text/103235.html . В первом тексте говорится: «Согласно православной традиции, сохранение человеком богоданного достоинства и возрастание в нем обусловлено жизнью в соответствии с нравственными нормами, ибо эти нормы выражают первозданную, а значит истинную природу человека, не омраченную грехом. Поэтому между достоинством человека и нравственностью существует прямая связь. Более того, признание достоинства личности означает утверждение ее нравственной ответственности». А во втором документе то, что отец Андрей и секуляристы понимают под достоинством, даже назвали более корректным термином «ценность». Впрочем, на колу мочало, начинай сначала. Дискуссия заходит на новый круг – будто все вчера родились…

Кураев добавляет: «Патриаршая концепция близка к тому, что называется «меритократией»: права человека определяются его заслугами. Отслужил в армии – можешь жениться, строить дом, поступать в университет или на госслужбу (что-то такое, кажется, есть в современном Израиле)»…

Ну и правильно – зря Его Святейшество останавливается на полпути, не проецируя христианское учение о достоинстве на общественное устройство. Понятно, так ведь до  достоинства министров или олигархов можно дойти, а то и до моральной легитимности первых лиц… Но, действительно, при базовом равенстве «ценности» (достоинства-dignitas) людей, различные привилегии могут даваться на основе неравного нравственного достоинства. В конце концов, базово равны герой и преступник. Однако отношение к ним права и общества – разное. Точно так же многодетная мать и публичная женщина базово равны перед законом, но относятся к ним по-разному - в том числе задавая разный объем привилегий. И надо такое отношение прописать более ясно и прямо. Без ложной толерантности к пороку и без боязливого замалчивания добродетелей. 

Надо только ясно провести грань между базовыми, неотъемлемыми правами и привилегиями. Право жениться должен иметь каждый, право построить дом — каждый гражданин. Даже в Израиле, я думаю, это признают. А вот поступление на госслужбу — это привилегия (в России, правда, по сути не всегда и не везде). Да и в вуз хорошо бы брать после службы в армии. И не нужно все хорошее сразу только за Израилем резервировать. Мы что, правда, сильно хуже? ))