Все записи
12:58  /  19.11.19

6026просмотров

Традиционная норма или "педофилия"?

+T -
Поделиться:

О "ранних" браках - новая колонка на "Реальном времени": https://realnoevremya.ru/articles/158053-vsevolod-chaplin---o-rannih-brakah-i-pedofilii

Никакого демографического прорыва в России не произойдет, пока не поменяется образ жизни. Пока либеральные эксперты, причитая о сбережении народа, будут и дальше считать нормой вступление в брак лет в 30-40, после учебы и карьеры, когда детей заводить поздно – ну, может быть, кроме одного-единственного, причем обычно вне семьи, на которую уже «не хватает времени». А ранние браки будут объявляться «дикостью» - и с ними продолжат воевать, отождествляя чуть ли не с педофилией. И параллельно отстаивая культурный образ эгоиста-одиночки, аборты, контрацепцию и прочие проверенные способы убить рост народонаселения и даже его воспроизводство. Конечно, этому способствуют крайние случаи вроде «брака» с 14-летней девочкой некоего «народного имама», который ровно в два раза ее старше (Ссылка). Конечно, этот брак незаконен, а разница в возрасте делает этот союз еще и нравственно сомнительным. Но любой ли брак до 18 лет так уж плох, и не стоит ли подумать о том, чтобы законодательство такие браки не преследовало, а стимулировало?

Древние православные канонические нормы предполагают брак по нынешним меркам весьма и весьма ранний. Примерами таких браков изобилуют и Библия, и христианская история. В Кормчей книге – собрании церковных правил - приводится эклога Льва III Исавра, восточно-римского императора VIII века. Этот акт разрешал вступление в брак юношам с 15 лет, девушкам - с 13. Российский Синод, правда, в 1830 году "подправил" церковное совершеннолетие до 18 и 16 лет соответственно. Понятно, что взросление на Востоке и в России происходит в разное время, и церковные законодатели XIX столетия не могли сего не учитывать. Однако вспомним: Александр Невский женился в 18 лет на 16-летней, причем на тот момент она уже считалась «засидевшейся». Да и в более поздние века у многих российских женщин к 17-18 годам уже была пара детей, рожденных в законном браке. Сегодня физиологическое взросление происходит не сильно медленнее, чем в прежние века. А уж детальная осведомленность о половой жизни возникает много раньше, благодаря потоку информации из сети и масскульта. А потому именно брак является лучшим средством от блуда. "Социальное" же взросление как раз и стимулируется вступлением в брак, а не бесконечным ожиданием, когда "чадо" повзрослеет годам к 40.

Впрочем, церковное нормотворчество «умывает руки», следуя за государственным. Недавний документ исключает венчание лиц, «не достигших брачного возраста согласно государственному законодательству, с учетом исключений, предусмотренных этим законодательством». Но разве справедливо отказывать людям одного возраста, если они решают создать семью в 16-17 лет? Убежден: как раз наоборот – им помогать надо. Если у них к двадцати годам будет двое-трое детей, и пример их будет не осуждаться, а пропагандироваться, это создаст мощный стимул демографического роста, да и просто увеличит количество полнокровно живущих членов общества, не превращающихся к пятидесяти годам в одиноких унылых стариков. «Ранняя» любовь воспевалась и советской культурой, при всей ее строгости и целомудренности. Старшее поколение, наверное, помнит стихи Юрия Рыбчинского из популярнейшей в 70-е годы песни: Приходит первая любовь, Когда тебе всего пятнадцать. Приходит первая любовь, Когда еще нельзя влюбляться, Нельзя по мненью строгих мам, Но ты спроси у педсовета: Во сколько лет свела с ума Ромео юная Джульетта?

Вернемся на грешную землю, в грешные 2010-е годы. Как все-таки, предлагая более ранние браки, избежать разгула педофилии? Да очень просто. Во-первых, пристально приглядывать за такими браками, прописав в законодательстве серьезные имущественные санкции старшему по возрасту в случае развода. Во-вторых, этот старший не должен слишком сильно отличаться по возрасту. Вот что мы предложили в доктринальном демографическом документе сообщества «Русская миссия»: «Необходимо снизить минимальный возраст вступления в брак (не путать с «возрастом согласия» на половые связи вне брака) – для девушек до 14 лет, для юношей – до 16 лет, при согласии родителей и при одновременном запрете на вступление в брак с людьми, не достигшими 18 лет, для лиц, старших их по возрасту на 5 лет и более. В школе и СМИ следует говорить о желательности раннего вступления в брак и критиковать тех, кто делает это после 30 лет, чтобы «пожить в свое удовольствие» (Ссылка). Если ранний – а на самом деле своевременный – брак вновь станет общественной нормой, а указанная максимальная разница в пять лет будет четко соблюдаться, никакие педофилы лазеек себе не найдут. И не будет повторяться история «неравного брака», изображением которого работы живописца XIX века Василия Пукирева либералы пугают нас до сих пор.

Скептики, конечно, приведут еще один, «убийственный» аргумент: на что молодые жить-то будут? Однако ответы даны – что в упомянутой разработке «Русской миссии», что в недавней Стратегии народосбережения до 2050 года, принятой Всемирным русским народным собором (Ссылка). Вот лишь два предложения из многих:

компенсация расходов по оплате ежемесячных взносов за жилое помещение при коммерческом найме и аренде жилья <…> в размере 25 процентов при рождении первого ребенка, 50 процентов – второго, 75 процентов – третьего, 100 процентов – четвёртого и последующих детей;

законодательное включение в трудовой стаж матери периода по уходу за ребёнком до его совершеннолетия, а в случае воспитания ребёнка отцом-одиночкой – в трудовой стаж отца.

В идеале вообще нужно создать положение, при котором мать, сидящая дома с тремя и более детьми, станет получать больше, чем средняя работающая женщина. Думаете, нереально? Но почему это могут себе позволить страны, где природных ресурсов на душу населения гораздо меньше, чем у нас? И разве мало в России тратится на сомнительные проекты вроде «Роснано» и спортивных шоу, на телевизионную пропаганду и околокультурные эксперименты, на сверхзарплатные и сверхпенсионные выплаты чиновникам? Необходимо системное перераспределение сырьевых доходов в пользу народа, и мы с соратниками по той же «Русской миссии» давно об этом говорим (Ссылка). Надо, в конце концов, просто решить: мы действительно хотим умножения народа – или играем в экспертно-демографические игры, проливая о будущем страны крокодиловы слезы.