Все записи
11:21  /  4.03.19

531просмотр

Он пришел дать нам волю

+T -
Поделиться:

Весна в тот март 1985 года лютовала.

Радиоточка на стенке хрюкнула пару раз, откашлялась и грянула: «союз нерушимый республик свободных». Сознание включилось мгновенно. Сегодня же комиссия из района, проверка готовности хозяйства к посевной. Будет сам Глеб Иванович.

Про главного инспектора Гостехнадзора ходили в Маслянинском районе злые легенды. Коренастый, неулыбчивый человек с неизменным молоточком, как у путевых обходчиков, никому не давал спуску. Трепетали механики и агрономы, да что там, главные специалисты, бывалые председатели и директора съёживались при его появлении в своих владениях.

Не вёлся суровый Глеб Иванович ни на какие посулы. Выпить всегда соглашался, но было замечено, к вчерашнему собутыльнику, и, казалось бы, другу - не разлей вода, относился потом особенно придирчиво.

Жилище мое за ночь настыло, четырхаясь вылез из-под одеяла. Затопил печку, поставил чайник, разбил с пяток яиц на шкворчащую свиным салом чугунную сковороду. Наспех побрился, проклиная лезвия доступной в сельмаге «Балтики».

Прошло два месяца, как заступил я на должность главного агронома совхоза Елбанский. Поселили меня в маленьком, рубленном в обло из потемневших древен доме, на самом краю деревни. 

Жил бобылем. Семья ещё оставалась в Академгородке, ждали тепла, чтобы переехать к сошедшему с ума папашке, который бросил городскую квартиру и подался за приключениями и романтикой в таежную глубинку.

Чайник закипел, позвякивая крышкой. Прихлебывая из покоцанной с краев эмалированной кружки, машинально грел ладони о её тёплые бока. Невольно прислушался к торжественному голосу диктора: «В адрес Советского Правительства от всего прогрессивного человечества продолжают поступать слова соболезнования в связи с безвременной кончиной Генерального Секретаря ЦК КПСС Константина Устиновича Черненко. Пленум Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза избрал Генеральным Секретарем ЦК Михаила Сергеевича Горбачева».

Далее шла короткая биографическая справка нового генсека.

Подумалось, смотри, а он молодой в сравнении с кремлевскими старцами, всего-то 54 года.

Потом дали речь самого Горбачева.

Сразу выделилось непривычное для сибирского уха фрикативное «Г». Не москвич, сделал я свой вывод, откуда-то с Юга.

На улице, за готикой пихтового бора, алела полоска зари. Морозец прихватывал щеки и уши. Правильно говорят в этих местах: «пришёл марток, поддень парток». Астрономическая весна придёт сюда через месяц, к апрелю.

В настоянном за ночь холодном воздухе глухо ухали колуны. Мужики кололи дрова. За зиму окурки березовых чурок намерзают, становятся колкими, самое время для такой хозяйской работы.

Народ толпился у РТМ.

Подъехал директорский Уазик из него вылез Степан Лень и парторг Иван Слизов. Всех пригласили в красный уголок. Смотр готовности машинотракторного парка и прицепного инвентаря совхоза отошёл на второй план.

Расселись на крашеные деревянные лавки , приглушили рацию, многие не скрываясь курили. - Товарищи!, - бодрым голосом начал парторг. - Вчера состоялся внеочередной Пленум нашей партии. Новым Генеральным Секретарем избран Михаил Сергеевич Горбачев. Он опытный советский и партийный руководитель, был Секретарем ЦК по сельскому хозяйству. Родился в простой крестьянской семье на Ставрополье 2 марта 1931 года.

Так вот откуда эта мягкое протяжное «Г», вспомнил я утреннюю радиопередачу. - Знает проблемы и нужды земледельцев и жителей села, - продолжал торжественно журчать Слизов. - Ха, так он моложе Цепаева, - взвился Мишка Гаденыш.

Бригадир тракторно-полеводческой бригады Загорского отделения орденоносец Владимир Васильевич Цепаев был у мужиков непререкаемым авторитетом. - Это что-же, конец пятилетки пышных похорон, конец гонки на лафетах?, - гнал полную антисоветчину Мишка.

Не стесняясь, он лепил горбатого в лицо партийному секретарю и директору совхоза.

Народ развеселился, вся торжественность момента утонула в веселом гуле.

Лень поднял руку, объявил собрание закрытым и попросил не подвести, достойно представить хозяйство на сегодняшнем смотре.

Высокая комиссия прибыла к полудню.

Глеб Иванович тщательно и нудно лазил по сцепам культиваторов и сеялок, постукивал своим молоточком по опорным каткам ДТ-75 и сухим отсекам Беларусов. Вслушивался и чертил мелком неведомые крестики в отдельных местах.

Впрочем, накрестил не много, остался доволен линейкой готовности техники к посевной. Позвонил Степану Ивановичу, похвалил нас с инженером Бруной Мергером за хорошую работу.

Напряжение последних недель отпустило.

Для меня это была первая посевная в должности главного агронома. Все происходило внове, все всерьёз. Учился каждым прожитым днём.

К вечеру подъехали управляющие отделений совхоза, с бригадирами и механиками. Освежевали барана, скинулись. С водкой в сельпо было в порядке, до антиалкогольной компании имени Горбачева оставалось ещё два месяца.

Отметили от души. 

Сильно поддатый вернулся затемно в свою холостяцкую берлогу. Опять затопил печку, машинально оторвал листок календаря, 11 марта 1985 года - равнодушно светилась дата прожитого дня моей новой сельской жизни, жизни спящей страны.

Я ещё не знал, что где-то там, наверху, история перевела стрелки на следующее деление.

К власти в огромном закосневшем, разуверившимся в себе государстве пришёл человек, чтобы дать ему и нам волю.

С Днём Рождения Михаил Сергеевич! Дай Бог Вам здоровья!

В России реформаторам и государственным деятелям жить надо долго.