Все записи
20:21  /  7.05.20

2024просмотра

Памяти Дмитрия Босова

+T -
Поделиться:

Нет, друзьями мы с ним не были, скорее приятельствовали.

Иногда играли в хоккей. Помнится, он экипировался налегке: краги, щитки на ноги, налокотники и шлем – это давало ощутимое преимущество. Его легкое телосложение «породы» гончих, позволяло делать стремительные и неукротимые ледовые прорывы на ворота соперников.

Сегодня вспоминали Босова со Славой Фетисовым: «Нет, Вань, в «Ночной хоккейной лиге» старшие товарищи указали Диме, что так не честно, и он играл уже в полной амуниции.

«Штучный был пацан!» - горько вздохнул мой давний друг и легенда мирового хоккея.

А познакомились мы с Дмитрием Борисовичем так.

Предвыборные вихри губернаторской кампании свели нас в Новосибирске.

Надо сказать, что в то славное время, благословенных 90-х, предсказуемость избирательных процедур компенсировалось непредсказуемостью результатов любых выборов.

Сейчас все наоборот. Да и волеизлиянием народа это можно назвать, обладая недюжинным чувством юмора.

Тогда любой мало-мальски приличный мэр областного центра обязательно должен был «схлестнуться» с губернатором на выборах главы региона.  

Случилось это и в столице Сибири в 1999 году.

Дмитрий, и дружественная ему TWG Льва Черного, поставили на мэра Новосибирска Виктора Толоконского.

Обещанный призовой бонус, в случае успеха, волновал сердце любого крупного бизнесмена. На кону стоял гигант металлургической индустрии - электродный завод и Листвянский угольный разрез с уникальными запасами антрацита в придачу.

Меня, Заместителя министра экономики России, и кандидата в губернаторы, никто всерьез не воспринимал. Все «снаряды» во втором туре были заготовлены против Виталия Мухи - пламенного коммуниста, действующего главы региона и просто хорошего человека.

И надо же такому случиться,  мы с Толоконским выбили политического тяжеловеса - Муху в первом туре.

Признаться, это вызвало смятение в штабе оппозиционного градоначальника.

Вот тогда и состоялась наша первая встреча с Дмитрием Босовым.

Для себя давно заметил, первое впечатление о человеке – самое верное и точное, и оно остается таким, если только не пытаешься себя обмануть ненужными надеждами.

 Безусловно, в этой личности совсем не богатырского сложения таилась громадная воля и удивительно острый ум.

Дальнейшее наше общение только подтвердило мое первое впечатление.   

Поговорили. В итоге он сказал: «Надо было ставить на тебя Иван, но теперь ничего не поделаешь, будем дожимать».

Дожали!

И я уехал обратно, «сторожить и дворничать» в Правительство РФ.

Потом иногда встречались в Москве.

В апреле 2014 года мы – объединенная оппозиция - совершили политическое чудо, выиграли выборы мэра Новосибирска, причем, в однотуровой кампании.

Я был одним из творцов этой славной Виктории, получил пост вице-мэра и стал готовиться к выборам губернатора. Это была моя третья попытка взять высоту.

Позвонил Босову.

- Подъезжай! - коротко ответил он.

Встретились в алюминиевом здании компании «Алтек» на Минской. Стены его кабинета были увешаны психоделическими картинами, воспевающими на разные лады «крылатый металл». Книжные полки классиков и современных авторов занимали значительную часть роскошного интерьера. Было заметно, что рука хозяина часто прикасалась к корешкам дорогих изданий.

Я с жаром рассказывал, что в этот раз обязательно и бесповоротно стану губернатором. Он слушал и иронично улыбался:

 - Романтик ты Ваня….

Подошел к книжным полкам, порылся, достал томик любимого Губермана, полистал, протянул мне.

- Вот, здесь про тебя:

«В кровати, хате и халате покой находит обыватель.

А кто романтик, тот снует и в шестеренки хер суёт».

- Никаких выборов Ваня давно нет, как, впрочем, и политики. Никто тебя никуда не пустит. Извини за прямоту.

Так и случилось.

Последняя наша встреча была год назад.

Я услышал, что Босов собирается строить дублер Северо-Муйского тоннеля, чтобы решить проблему отгрузки своего антрацита на экспорт. Угольные «пробки» на Транссибе серьезно тормозили развитие его бизнеса.

Я с жаром доказывал, что нельзя бесконечно перелицовывать парадный мундир Александра III. Великий Сибирский Рельсовый Путь, как не крути, был спроектирован в конце IXX века, морально и физически устарел. Рассказал про свой проект «Транссиб 2.0», показал расчеты. Упомянул Пола Кругмана, его «Пространственную экономику» и Нобелевку за 2008 г.

В этот раз он слушал меня внимательно и одобрительно кивал головой:

- Все так Ваня, все так, спору нет. Однако, увы, друг мой. Тут ты не только елбанский агроном, но и елбанский мечтатель. Чтобы такие проекты делать, страну надо менять Ваня. Страну!

Как у тебя тут написано: «политико-экономическая модель себя исчерпала».

Конечно, образ Дмитрия Босова, рационального человека и жесткого бизнесмена, будет неполным.

Помню, он заглянул ко мне в министерский кабинет на Миуссах. Трезвонили вертушки. Босов терпеливо ждал. Зашла Марина, директор инвестиционного департамента. Надо было срочно подписать какие-то бумаги. Я обратил внимание на ее заплаканные глаза.

- Марина, что случилось?

- Иван Валентинович, у племянницы обнаружили рак, операция в Израиле, собираем деньги. Может у вас есть знакомые, которые помогут, - всхлипывая, смущенно спросила она.

- Сколько надо?

- Да хоть сколько! Надо собрать 22 тысячи долларов.

Она взяла бумаги, утирая слезы, вышла.

В тот раз поговорить с Босовым так и не удалось, меня срочно вызвали к министру.

Вернулся к себе через два часа. На столе лежал увесистый конверт. На нем было написано: «Ваня, передай Марине. Ни у кого ничего не проси. Дима».

Марина иногда звонит мне и говорит, что ставит свечку за его здравие. Теперь будет ставить за упокой его мятежной души.

Думаю, на Высшем Суде этот конверт перевесит все твои грехи, вольные и невольные.

Светлая тебе Память Дмитрий Борисович!