Все записи
11:34  /  5.09.20

235просмотров

О Хоккее и Родине

+T -
Поделиться:

2 сентября 2020 года исполнилось 48 лет с того дня, когда Советский Союз, находящийся в зените своего могущества, выиграл мини холодную войну. Да, да, друзья, первое сражение на льду Монреальского Форума закончилось сенсационной победой сборной СССР со счетом 7:3. Хотя граждане Советского Союза узнали об этом только воскресным вечером 3 сентября, когда исторический матч был показан в записи Центрального телевидения.

Представляете, на сколько сейчас более информационно открытым стал глобальный мир. Ведь тогда об этой новости знал узкий круг дипломатов и международных чиновников. Предвижу возражения и несогласия знатоков хоккея и статистики.

Соглашусь.

Действительно, саму суперсерию 1972 года из 8 матчей с канадскими профессионалами мы проиграли в упорной, равной, драматичной и очень жесткой борьбе. Однако, развеяв миф о непобедимости канадских профессионалов, наши спортсмены отстояли преимущества не только нашего хоккея, но и советского строя. И фраза Николая Озерова: «Такой хоккей нам не нужен» - стала нарицательной и относилась не только к хоккею, но клеймила и разоблачала впоследствии все недружественные выходки империалистического Запада.

Мне посчастливилось долгие годы играть в команде ветеранов с непосредственными участниками и героями этих Великих матчей, ставших легендой в истории мирового хоккея.

Виктор Кузькин - капитан той сборной СССР. Великий ЯК15 Александр Якушев - признанный лучшим игроком нашей сборной, великолепные защитники: Александр Гусев и Владимир Лутченко и нападающие Юрий Лебедев, Вячеслав Анисин и Евгений Мишаков, их многочисленные титулы чемпионов Олимпийских игр, Мира, Европы, Советского Союза заняли бы добрую половину газетной страницы.

К сожалению, некоторых из них уже нет с нами.

Для меня не просто знаменитые спортсмены, но и граждане той Великой Страны, в которой я родился и прожил почти половину своей жизни.

Их свидетельства, байки и истории, конечно, грешат неточностями и личными оценками. Но я превращался в большое благодарное ухо во время наших посиделок за пивом после тренировок в Ледовом дворце ЦСКА, а также многочисленных поездках по стране и за рубежом.

И я этим очень дорожу. А собственно, как случилась эта серия?

Дело в том, что с 1970 года сборные Канады и США были лишены права участвовать в чемпионате мира и Олимпийских играх. В составах сборных этих стран выступали профессиональные хоккеисты. Думаю, этот вердикт был продавлен через международную федерацию хоккея под председательством Джона Ахерна, не без участия Советского Союза.

Сегодня мы с вами понимаем, что это было очень лицемерное и фарисейское решение. Не секрет, что наши спортсмены, особенно хоккеисты, а позже я скажу почему, были точно гораздо большими профессионалами, хотя в анкетах у них числились воинские звания и рабочие специальности.

Судите сами.

Графики и режим тренировочного процесса Советской сборной сильно напоминали монашеско–казарменный стиль. И наши мастера хоккея, да и не только, проводили основную часть своей жизни в бесконечных сборах, без семей, подчиняясь суровому графику своих наставников, Великих тренеров от Анатолия Тарасова до Виктора Тихонова.

К слову, о характере и силе воли Тарасова. Он был тренером ЦСКА, когда 11 мая 1969 года в знак протеста увел команду во время решающего матча за звание чемпиона Советского Союза. Дело в том, что за несколько секунд до смены ворот, в третьем периоде, Петров забил шайбу Московскому Спартаку. Судья не засчитал ее решив, что бросок был сделан, когда контрольное время уже кончилось. Разъяренный Тарасов увел команду со льда, и в знак протеста отказался доигрывать последнюю десятиминутку.

Пауза длилась 40 минут.

В ложе сидели и терпеливо ждали, когда Великий тренер сменит гнев на милость, Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев (преданный фанат «Спартака») и министр обороны Андрей Антонович Гречко.

В итоге, цсковцы все таки вернулись на лед и проиграли московскому Спартаку со счетом 3:1. Конечно, Тарасову этого не простили, и для начала лишили звания заслуженного тренера СССР, а потом отцепили и от сборной. Поэтому главную хоккейную команду страны готовили тренеры: Всеволод Бобров и Борис Кулагин. Но участи хоккеистов это нисколько не облегчило.

Но это я отвлекся.

Все шло своим чередом. В отсутствии своих главных соперников 3 года подряд сборная СССР выигрывала чемпионаты мира и олимпийские игры. Да и вообще все что можно.

Помните, как пел Высоцкий:

«Профессионалам по всяким каналам

 То много, то мало — на банковский счёт,

 А наши ребята (за ту же зарплату)

Уже пятикратно выходят вперёд!».

Про зарплату разговор отдельный и забавный, расскажу в другой истории, байке от Вячеслава Анисина.

Однако, любая природа не терпит пустоты.

И конечно великие спортсмены не могут жить без возможности очного поединка. К тому же, в Советском Союзе о легендарных канадцах, жестокости и кровавых драках на заокеанском льду, ходили легенды.

В апреле 1972 года, после чемпионата мира, родилась идея провести серию из 8 встреч между канадскими и советскими хоккеистами осенью того же года.

Вопрос возможного проведения такой супер серии обсуждался на самом верху. До проблем с дикцией и анекдотов из серии: «сосиски сранные» и пятой золотой звезды героя, оставалось еще некоторое время. Однако, в 1972 году глава Советского Союза Леонид Ильич Брежнев был полон сил и находился на пике своей политической карьеры. Больше всего тогда он дорожил двумя символами: памятью о Великой Отечественной войне и хоккеем. Они же и объединяли весь советский народ, от секретарей обкомов до диссидентов, чего не скажешь об официальной идеологии.

Как рассказал мне капитан той самой нашей сборной трехкратный олимпийский чемпион Виктор Кузькин, решение принималось на самом верху. Серый кардинал политбюро секретарь по идеологии Михаил Андреевич Суслов был категорически против. Он понимал, что поражение сборной Советского Союза означает поражение всей социалистической системы и яростно противился принятию столь авантюрного, на его взгляд, решения.

Генсек ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, обычно не принимавший самостоятельных решений, в этот раз терпеливо всех выслушал и болельшицкий азарт взял верх. Решение было им принято. Он сказал: «Миша, да пусть играют.».

И началось…

Традиционный перерыв после напряженного сезона был значительно сокращен. Уже в начале июля наша команда была мобилизована на подготовительные сборы. Нагрузки были чудовищными, и отсутствие Тарасова на тренерском мостике нисколько не облегчило участь игроков сборной.

Кстати, канадцы провели свою первую тренировку в середине августа. Наши тренеры – разведчики искренне недоумевали и веселились, что после тренировки канадские игроки разъезжались по домам. И, что полностью меняло картину мира, в холодильниках раздевалок стояло пиво – это невообразимо! Все космически отличалось от жесткой, армейской дисциплины нашей сборной.

Много раз серия была под угрозой срыва. Сначала не могли договориться по судейству. Наконец было принято соломоново решение: один судья от соцлагеря, один от капиталистического - обладают равными правами. Главного арбитра, в хоккейном смысле этого слова, в серии этих матчей не было.

Большим разочарованием для болельщиков, особенно канадских, был запрет на участие в играх лучшего на тот момент канадского хоккеиста Бобби Халла. Он подписал контракт с только что организованной ВХА (Всемирная хоккейная организация), но НХЛ была неумолима. А за него просил сам премьер министр Канады Пьер Эллиот Трюдо!

Представьте, что сейчас за Малкина попросил бы сам Путин, а Третьяк, как президент КХЛ, его бы послал. Однако, Алан Иглсон был неумолим, и Халл смог выступить против советских хоккеистов только в 1974 году, но это уже совсем другая история

Из рассказа Виктора Григорьевича Кузькина: «Поздним вечерним рейсом аэрофлота прилетели в Монреаль. Долго не выпускали из самолета. Оказалось, собралось огромное количество народа поглазеть на русских спортсменов. Из соображений безопасности самолет отбуксировали на самую дальнюю стоянку. Но это было еще не все. Один чех, эмигрировавший в Канаду, подал иск в размере 1890 долларов за раздавленный советскими танками в августе 1968 года автомобиль. И суд, наложил обеспечительные меры в виде ареста на баулы с формой и багажом нашей сборной.

Чтобы срочно решить вопрос, Иглсон прямо в гостинице лично выписал чек на указанную сумму и вручил его свежеиспеченному канадскому гражданину чешского происхождения».

Далее Кузькин рассказывал: «На первую тренировку вышли в старой латанной форме (новую берегли) и были ошеломлены. Трибуны 18-ти тысячного монреальского Форума (для сравнения, наши Лужники – 8000 человек) были забиты под завязку, и канадские зрители от души веселились, разглядывая диковинные обтрепки русских мастеров хоккея с шайбой.

Зато гул одобрения раздался 2 сентября. Сборная СССР была в новенькой с иголочки форме, а краги старые, те, кто играл в хоккей знает, чтобы хорошо чувствовать клюшку, они должны быть размятыми.

Матч начался для сборной Советского Союза обескураживающее. На первых минутах пропустили две шайбы».

И опять, возвращаюсь к воспоминаниям нашего капитана, игравшего под 4 номером, Виктора Кузькина:

- Иван, а мы сидели и знали, что мандраж пройдет. Сначала Евгений Зимин забросил первую шайбу, а дальше все как по накатанной. Когда прозвучала финальная сирена на табло горело 7:3. В гробовой тишине огромного стадиона канадцы, не пожав руки Советской сборной, понурив головы поехали в свою раздевалку.

Есть еще одна легенда, но это уже по моей епархии.

Советский Союз в тот год закупал большое количество зерна в Канаде, и премьер министр Пьер Трюдо присутствовал на этом Великом матче. Наши хоккеисты заработали для своего государства несколько сот миллионов долларов, и на следующее утро Пьер Трюдо подписал контракт на условиях Советского Союза.

И последнее.

Несколько дней назад Дмитрий Быков сказал на Эхе о необходимости ревизии Советского проекта. Вы знаете, что-то ворохнулось в моей душе. И я решил поделится некоторыми воспоминаниями участников этих событий. Того субботнего вечера 40 лет назад, когда был развеян миф о непобедимости канадских профессионалов. Я думаю, в первую очередь, благодаря тому, что у спортсменов было чувство единства своих личных судеб и судьбы своей страны, чего так сейчас нам не хватает.