Все записи
17:08  /  6.12.12

919просмотров

Памяти деревенщика

+T -
Поделиться:

 

Их книжки: Белова, Шукшина, Тендрякова - наших великих писателей деревенщиков, стоят у меня на полке, утыканные закладками, заметно потрепанные, но неизменно любимые.

Когда обессиленный и опустошенный возвращаешься из московских суетливых и циничных джунглей в свой рубленый «в обло» деревянный дом, рука нет-нет и потянется к корешкам заветных книг. Бывает, откроешь с любого места «Кончину» Тендрякова, «Земляки» Шукшина или «Привычное дело» Белова - и нет для меня лучшей психотерапии. Через каких-нибудь полчаса маленьким белым и очень теплым облачком возвращается в душу покой.

Мне повезло познакомиться и провести прекрасный вечер с Василием Ивановичем Беловым на вологодской земле.

А дело было так.

Будучи в то время заместителем министра экономики, я, злоупотребив служебным положением, продавил году в 1997-м Федеральную целевую программу «Возрождение русского льна».

Так как я потомственный агроном и у меня к этой исконно нашей культуре, составляющей предмет особой национальной гордости, очень трепетное отношение. Пара золотых медалей с ВДНХ, новеньки директорский УАЗик, вне фондов, и звание заслуженного льновода, дополняют радостные воспоминания моей молодости.

Тогдашний губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев был тоже фанатом этой технической культуры, составлявшей во времена проклятого царизма одну важных статей российского экспорта. И завел он славную традицию, проводить на Вологодчине всероссийскую выставку «Русский лен», приглашая на неформальную часть известных вологжан.

В тот раз среди них был известный писатель Василий Белов.

Помнится, я подошел к своему кумиру, представился, рассыпался в комплиментах по поводу только что вышедшей его повести «Медовый месяц». Похвалился, что под впечатлением его «Плотницких рассказов» все дома, которые построил в своей жизни - деревянные.

Помнится, он улыбнулся в свою русую с сединой бороду, и степенно ответствовал:

- Ваня, так и слово деревня от слова деревянный. Хорошо, что ты сельский человек, не скрываешь своего происхождения, как некоторые из твоих сегодняшних друзей.

Потом я со страстью рассказывал, как неповторимо и красиво льняное поле в тот самый момент, когда первые лучи восходящего солнца начинают раскрывать коробочки, и пожар голубой лазури заливает пространство до горизонта.

Потом мы поговорили о политике, сельском хозяйстве, литературе.

Он все улыбался и смотрел на меня своими голубыми, как цветки льна глазами. А потом неожиданно спросил:

- Иван, а что ты потерял у Гайдара? Не жмет тебе их либеральная кольчужка?

Я внутренне напрягся, почувствовав в нем идеологического противника. Потом суетливо заговорил про демократию, свободу, отсутствие дефицита, возможность поездки за границу и пр. А он, склонив голову, посмотрел на меня с добродушным прищуром и сказал:

- Иван, как ты думаешь, если бы я был против свободы, я бы написал «Год великого перелома»? Дело в том, что дарованная вами свобода принесла многим несчастье, и народ не будет о ней сильно горевать. Вот увидишь!

До разгона НТВ оставалось - 3 года, до отмены губернаторских выборов - 7 лет.

Сегодня я понимаю, какой же это был мудрец и мыслитель.

Сегодня я убежден, если уж в этот раз мы решили вернуть гражданам свободу, нужно не забыть и про справедливость.

Жаль, что теперь я ему уже ничего не скажу.

Вчера он ушел от нас.

Светлой Вам памяти, Василий Иванович!

 

Комментировать Всего 1 комментарий

И правда - писатель был замечательный. Книги будут жить.