Все записи
20:00  /  20.02.14

1758просмотров

Замена Билялетдинова не поможет. Надо менять страну.

+T -
Поделиться:

 

При счете 3:1 прозвучала финальная сирена матча Олимпийского четвертьфинала по хоккею. Российская сборная  - сплошные звезды НХЛ понурив головы, уныло поплелись в раздевалку.

Почти одновременно зазвонил мобильный телефон, и старый мой друг, с которым играл в команде «легенды нашего хоккея»,  прокомментировал наше историческое поражение.  Бесславный конец хоккейного турнира  национальной команды, на которую так рассчитывали на первой домашней Зимней Олимпиаде.

         Если опустить ненормативную лексику и убрать эмоциональный накал, то его ключевая фраза станет звучать так:  «Ваня, б... это же, как в авиакатастрофе: всегда виноваты пилоты! Сейчас они станут списывать случившееся на что угодно: повесят всех собак на Билялетдинова. Потребуют его отставки. Ваня, не Билялетдинова надо менять, страну надо менять, Ваня, страну!»

         Он еще что-то говорил, а я задумался:  а был ли у нас шанс?

         Был!

         И тут вопрос не в мастерстве и тренировочных методиках. Считаю, наставник сборной сделал все что мог, что был способен сделать. И может, даже больше. Дело в другом: в той самой неуловимой субстанции, которая называется волей к победе, или настоящим,  идущим от сердца патриотизмом.

         У финнов она была. А у наших – нет.

         Легендарный капитан хоккейной сборной СССР Виктор Кузькин рассказывал как-то мне.

«Спрессованная ненависть за раздавленную танками Пражскую весну превратила чехов в сверхлюдей. Деморализованные и сломленные двумя шайбами, перед последним в нашей жизни периодом,  сидели мы в раздевалке, не в силах поднять головы.

         И вот раздались шаги, вошел Тарасов. Он был для нас больше чем тренер, он был нам отец. Анатолий Владимирович  стоял, и слышно было его одышливое дыхание.

         И вдруг он запел. Это было неожиданно и, честно сказать, страшно. Слова Интернационала хрипло гасли в потном аду раздевалки и, не доходя до сознания, просто не усваиваясь им, вызывали озноб. Не припомню, чтобы когда-нибудь я испытал что-то подобное.

         И понял я под лязг собственных зубов от нервного и физического перенапряжения, что вот оно – то,  для чего пришел я в этот мир. И ничего не будет, кроме этого. Что все решается сейчас и здесь!

         Наступает,  в жизни момент, когда ты понимаешь вдруг, что в твоих руках судьба твоей страны.

         Ни слова не добавив, Тарасов замолчал и вышел, все так же тяжело дыша. И  не было никакой хитромудрой установки на третий решающий период

         Но что-то произошло. Со всеми нами, со всей командой. К нам вернулось сознание единства, великого единства наших судеб и страны.

         И счет на табло тогда был 4:3 в нашу пользу.

         А теперь представьте, был ли шанс у Зинатуллы Билялетдинова – главного тренера нашей сборной зайти в раздевалку и пропеть гимн страны перед третьим периодом? Что подумали бы о нем наши легионеры НХЛ: Овечкин, Малкин и другие? Подумали бы, что их тренер просто сошел с ума.          К чему я это?

         Да вот к чему.          Мир открыт. И наши звездные хоккеисты возвращаются из великолепия и покоя на короткие побывки к нам в Россию. Иногда привозят кубок Стэнли, возят его по городам и весям, по своим маленьким Родинам. Они же все видят.

         Видят, что тут и что там, вспоминают, сравнивают. Соотносят с  официозом и пропагандистской трескотней, враньем и лицемерием. И теряют ту самую неуловимую субстанцию, которая и называется волей к победе. 

       

  Вот и получается что те, которые вчера накидали нам шайб, хотя тоже играют за океаном, гордятся и своей страной. А мы, которые всегда были за Родину, понимаем, что по настоящему гордиться такой Родиной уже не получается. Уж больно резок контраст с американскими хайвэями, уютом и тишиной канадских городков, вежливостью полицейских. А главное – ощущением человеческого достоинства. Которое там есть, а тут его нет.

         Этот самый контраст наблюдает Илья Ковальчук, направляясь  из Шереметьева в родную  Тверь. Видит  мой земляк Володя Тарасенко, приезжая в Новосибирск. Вот и остаются за спиной тандемные  унитазы, оторванные ручки, упавшие карнизы,  застрявшие лифты, покрашенная трава.  

         Вот и получается, что той Родины, которой гордились,  уже нет, а страны, которой можно гордиться,  пока нет.

         Вот на этом разрыве мы и проиграли.

         Так что, друзья мои, не надо менять Билялетдинова,  давайте попробуем изменить страну. Давайте сделаем ее такой, чтобы жизнь за нее положить было, не жаль, а не то, что проявить волю к победе на хоккейном Олимпийском турнире. 

Комментировать Всего 1 комментарий