Все записи
19:04  /  6.06.14

897просмотров

В Новосибирске помянули Володю Крутова. Написал о нем два года назад. Светлая память тебе, Владимир Евгеньевич!

+T -
Поделиться:

Слова памяти

Не стало Володи Крутова, удивительно светлого и беззлобного человека.

Коренной москвич, великий хоккеист, легендарный спортсмен он был по-деревенски бесхитростен и задушевен. В нем не было второго дна. Говорил только то, что было на душе, во что верил сам. А уж говорил... То, как он говорил, было особой темой.

Засекай! — веселились ребята. — Одно слово в час!

И меру эту он никогда не нарушал. Хотя, случай был: открылся для меня Владимир Евгеньевич со стороны неожиданной и новой. Играли в родном моем Новосибирске. Это был матч ветеранов, многие приехали в столицу Сибири с женами, с детьми.

Игру сыграли. Народу, понятно, тьма. Автографы подписали, клюшки ребятне раздарили. А потом, как водится — банкет. По традиции, каждый чемпион, обязан тост произнести.

Я — тамадой. Наседаю на него. Улыбается и ни слова! Рядом с Володей жена его Нина.

— Ваня, не терзай ты его, погоди, я ему «говорильных капель» налью...

Задумался Володя, встал, и такой глубины и проникновенности речь произнес, такого патриотизма и душевности исполненную, что воцарилась за столом тишина. Даже знавшие Крутова были потрясены. И открылась нам глубина и цельность этого молчуна, над «говорливостью» которого часто подтрунивали однополчане по сборной СССР.

А уж какой в игре он был, о том говорят две золотых Олимпийских, пять — за Чемпионаты Мира. И десять медалей Чемпиона СССР. И кубок Канады в придачу.

Могу своими воспоминаниями поделиться. Из ветеранских матчей.

«Фетисов team» играла с «Ягр team». Володя уже не утруждал себя знаменитыми своими взрывными стартами. Теми самыми, от которых екало сердце у тренеров и защитников наших противников. Он дежурил на пятачке. И, Боже ты мой, какие руки были у него! Какие руки! Как шайбу убирал он под себя, что не сходя с пятака, на квадратном метре умудрился обыграть полкоманды! И в тех 5 шайбах, что были забиты знаменитой Фетисовской дружиной, три были — его!

Когда я писал эти строки, пришло известие, что Игорь Ларионов, бросив все дела летит на похороны друга. Так что провожать Великого Хоккеиста и друга будут все его партнеры: Фетисов, Ларионов, Макаров, Касатонов — главная деталь феноменальной Красной Машины сборки Виктора Тихонова.

Был момент особой трогательности для меня. Чудак и неумеха, я решил подправить шайбу после Володиного щелчка. Подправил себе в лоб. Залился кровью. Остановили игру. И до сих пор помню испуганные глаза его, и трогательное детское: «Прости Ваня, прости...» С его-то порванной губой, и сотней шрамов!

Приехал он однажды ко мне в гости. Я ждал, часов шесть топил баню свою: «По черному» Парились, пили пиво, долго разговаривали. А он, впечатленный особенностями Сибирской бани, все выспрашивал нюансы и тонкости ее устройства. Записывал! Когда расставались, посмотрел беззащитными глазами своими и сказал: «Не помню, Ваня, чтобы когда-то мне так вольготно было».

Обласканный мировой славой, повидавший весь мир, он оставался русским человеком и нес все родовые черты русской души со всеми ее великими достоинствами и трагическими недостатками.

Светлая память тебе, Владимир Евгеньевич!