Красивый. 

Просто, б***, красивый.

Я долго думала над траурной или памятной речью, но нет ее. Или есть? Или вот только что она и была?

Мы не были знакомы, но Борис Ефимович однажды потрогал меня за плечи. Чтобы пройти мимо через толпу. Как-то так себе эротическое воспоминание, не находите?

Тем временем ищут политические мотивы, сложные многоходовки. Анализируют, выясняют, шепчут, кричат. У меня нет никаких версий, никаких гипотез. Но кому-то, наверное, было приятно увидеть труп. Беззащитный холодный труп с оголенным животом, с распростертыми руками. Труп из плоти и костей, обычный такой труп, который может просто так сгнить и раствориться в земле. 

Труп человека, которому не нужно было оголять свой торс, спасать тигров, летать со стерхами и побеждать выдуманных фашистов, чтобы прослыть мужчиной. 

И это, пожалуй, больше всего в нем раздражало. И чисто по-бабски жаль, что больше никто, сравнимый с тобой, не отодвинет меня, взяв за плечи. RIP.