Выходные окрасились у всех активных пользователей соцсетей в радужные цвета. У неактивных тоже окрасились. Пошутить бы про пассивных, но воздержусь. 

Часть окружающего народа праздновала легализацию в США однополых браков, часть - морщилась, олицетворяя шутку про Entertainment Weekly. Часть - предсказуемо бесилась и не скрывала возмущение. 

Я, наверное, никому не открою Америку, если скажу, что в ней и без легализации браков давно уже мало кто кого притесняет. И наивно думать, что вот жили себе геи в подпольях, всеми гонимые, в тяжелых кандалах, а тут издали закон - и теперь выйдут на улицы, распушив радужные хвосты и заживут совсем не так, как прежде. Вся эта история - крошечный шаг к равноправию, который именно этим меня и радует. 

Под равноправием я понимаю равенство в правах, а вовсе не отсутствие разницы между однополыми и разнополыми парами. Разница есть, хоть и не такая существенная, как кажется порой с российской колокольни. Так вышло, что среди множества людей обязательно есть подмножества людей приятных и отвратительных. Очень субъективные и условные. Мне, например, не нравятся люди, не способные к аналитическому мышлению. Ну и вообще не нравятся глупые. Не нравятся люди, которые ходят в душ раз в неделю, в свободное от потения в общественном транспорте время. Бесят шовинисты, инфантилы, религиозные фанатики и любители слушать на природе музыку из открытых дверей машины. Именно из-за этого я очень хорошо понимаю людей, которых до боли в сердце раздражают люди иной сексуальной ориентации.

Что такое гей для обычного россиянина, никогда в жизни живого гея в естественной среде не встречавшего? Разукрашенное петушило, пародия на человека. Как такой одну землю с ним, мужественным борцом с дезодорантами, может топтать? И тут выясняется, что внешний вид, конечно же, раздражает, но не только вид тощего паренька в ярких одеждах и с подведенными глазами, но и вообще многих. Бабы эти силиконовые - фу. Металлюги с патлами - гадость. Про другие национальности со своими традициями и одеждами - вообще молчу. Так кому будем разрешать жениться? Или как на права, специальный экзамен сдавать, с дополнительной категорией - на размножение? 

Отчасти виноваты, конечно, в этом сами активисты ЛГБТ-движений. Ну кто еще полезет в активисты, как не молодые, стремящиеся к протесту, фанатики своей идеи? А фанатики, как всегда, и ведут себя агрессивно и выглядят максимально непохожими на противников. Меж тем, есть и другие. Огромный подводный айсберг из обычных людей, которых вы не замечаете и не идентифицируете как представителей этой категории.

Тут легко впасть в другую крайность и идеализировать образ гея, предлагая примеры людей талантливых, значимых и всеми любимых. Это тоже лукавство, если не сказать грубее. Потому что большинство геев и лесбиянок не талантливее и не интереснее гетеросексуальных сограждан. Не все они выходят из спортзалов, поигрывая свеженакачанными мускулами. Не все образованы. Талантливы - единицы. Это запросто ваши соседи, родственники и наверняка - коллеги, особенно если вы работаете в крупной компании. Они ходят на работу, смотрят телек, копают грядки на даче и болеют за какой-нибудь футбольный клуб. Разделяют либеральные политические взгляды или вешают полосатые ленточки на зеркала. 

Вам может быть непонятно, зачем двум парням регистрировать свои отношения перед государством. Как будто нельзя все то же самое делать дома под одеялом, не объявляя о своих отношениях всему миру. Но ведь и вас никто не спрашивает, женились ли вы, чтобы заводить детей, потому что позарились на наследство, чтобы поскорее сделать гринкард, напились и проспорили, или потому что вам показалось, что это мило и романтично. Никто не требует от вас обоснования своего решения, никто не спросит, если вы через год передумаете и разведетесь. Поэтому если уж решение пожениться - такая непонятная и сложно поддающаяся логике штука, в некоторых странах решили, что нет никакой разницы, какого пола партнеры пришли к нему.

И это вовсе не значит, что все американцы в едином порыве вдруг возлюбили гомосексуалов. Просто решили дать еще одной категории людей еще немножко свободы. Пока где-то продолжают думать, что чем выше забор и строже запреты - тем спокойнее жизнь.