Все записи
01:11  /  31.12.17

112просмотров

Новогоднее

+T -
Поделиться:

 

Отель Балчуг. Мы c подругой удобно расположились в креслах рядом с камином, заказали фирменный чай, любуемся новогодней елкой и болтаем обо всем на свете. Даже не так, мы прыгаем с одной темы на другую, мешая все в один коктейль – бизнес, дети, политика, снова дети, снова бизнес.

Наш треп лишь попытка нащупать струны новогоднего настроение друг у друга в душе. Но как-то не нащупывается. Спины держим прямо, улыбаемся правильно, мурлыкаем вслед за мелодиями, что накатывают приятными волнами со стороны ресторана, обмениваемся веселыми новостями,  ничего не помогает, струны не звенят.

Она начинает первой:

-       С чем у тебя ассоциируется Балчуг?

-       С началом нулевых, все флаги в гости к нам, в лобби не найти свободного места, заходишь и обязательно с кем-то здороваешься.

Мы дружно оглядываемся, сейчас здороваться не с кем, по лобби мечется лишь стайка китайских туристов.

-       У меня - с Т.

-       Номер здесь снимали?

-       Какой, на фиг, номер? Он же беден как церковная мышь! У него никогда ничего не было кроме громкого имени. Мы не вылезали из моей квартиры.

-       А там он как оказался?

-       Прилетел обои клеить.

-       За тысячи километров – обои клеить?

-       Меня сосед сверху залил, а он сказал: не реви, я поклею. И прилетел.

-       И как поклеил?

-       Да ужасно, всё вкривь и вкось.

-       Поменяла потом?

-       Да что ты, пять лет висели.

Нда, это надо осмыслить, я начинаю задумчиво размешивать сахар в чашечке. Она из-за несчастных молдингов, которые смотрелись не так как хотелось, меняла по три строительной бригады, а тут 5 лет с кривыми обоями.

Легкий вздох прерывает молчание.

- Ну ладно, слушай. Мы не вылезали неделю из постели, из дома точно не выходили. На работе я взяла отпуск, но там решался вопрос о моем переводе в штаб-квартиру в Европу и мне позвонили, сказали быть в семь утра в Балчуге на встрече с вице-президентом. Я помню как выскочила из постели, одела рубашку с высоким воротом, чтобы закрыть следы на шее, поцеловала его спящего и побежала к служебной машине. По взгляду водителя поняла, что так пропитана нашей ночью, нашей нежностью, что на серьезную встречу мне сейчас ехать просто нельзя. Попросила остановить машину за квартал до гостиницы, мол хочу пройтись пешком, подышать воздухом. Он понимающе хмыкнул, давай, иди, проветривайся. И вот, представляешь, бегу через мостик к Балчугу, жмурюсь от утреннего солнца, а на встречу мужчина идет, вдруг останавливается и говорит: Боже, какая вы красивая! Спасибо!

Я сразу представила её стройную, черноволосую в белой рубашке и узенькой юбке, спешащую через мостик на какую-то там деловую встречу, светящуюся от переполняющих чувств так, что останавливается совершенно посторонний человек. И благодарит.

-       В итоге всё прошло успешно?

-       Да, уехала в Европу.

Голос тускнеет.

У меня на языке вертится вопрос, но её взгляд дает понять, что не надо об этом спрашивать. Она и так знает, что я догадываюсь о том, что никогда не будет озвучено, у каждого успеха есть своя цена, зачем мне знать её личную цену?

Теперь нас  окутывает легко-узнаваемая мелодия из «Серенады солнечной долины». Черно-белый фильм, как наглядное пособие победы женской воли, и в качестве награды - триумф любви в финале.

 

В наших разговорах, я заметила, мы давно избегаем слово «любовь». Вот и сейчас она говорит уклончиво «нежность», подтекст такой, что мы взрослые женщины, опыта хватит на не одну книжку, зачем обнажать чувства, лучше скользить легко по касательной, так безопаснее, тра-ра-ра-парару-ра-ааааааа…. Где её Аааааааа вырывается на волю, я не знаю. Она понимает вопрос по взмаху ресниц.

- Знаешь, я как-то сидела на совещании уже там, в главном офисе, среди ухоженных мужчин в дорогих костюмах, слушала-кивала-подавала реплики к месту, а потом мне внезапно захотелось выйти, просто выйти вон. С трудом дождалась окончания и рванула к остановке такси. На бегу звоню сестре:

- Я все бросаю и лечу к нему.

Она отреагировала на удивление спокойно.

- Зачем тратиться на билет? Найди себе какого-нибудь местного бомжа.

- Здесь нет бомжей, это не Москва!

- Ну хорошо, представь, ты сейчас сорвешься и улетишь, а что скажут в офисе? Что русским ничего доверить нельзя? Кстати, у тебя и визы нет.

- Плевать, решу вопрос.

- Иди в офис и работай, хватит дурака валять. Отбой.

Я бесцельно брела по уютно-чистому городу, и как бы медленно отходила от края пропасти, которая была под ногами и куда сама хотела спрыгнуть. Впереди сияла витрина какого-то магазина. Надо зайти и попытаться переключить внимание.  Хочешь-верь, хочешь-нет, но именно в первом попавшемся по дороге магазинчике вдруг на меня лавиной обрушились звуки пугачевской песни «Не отрекаются, любя!». Разряд тока и шок, я остолбенела. Что это? Знак свыше, случайное совпадение? Невозможно, да наверно и не нужно объяснять, почему именно там, где никогда не включают русских песен, именно в момент моего отчаяния,  звучал родной сильный  голос, брал под защиту и давал надежду. Схватив какую-то одежку я кинулась в примерочную, стараясь не разреветься на глазах у вышколенных продавщиц.

- Простите, мадам, все в порядке?

Я отдернула шторку. Передо мной стояла приятная женщина средних лет.

 - Скажите, Вы знаете, что это за песня сейчас звучит?

- Нет, но я хотела бы узнать. Она такая необычная.

И совершенно незнакомой продавщице, которую видела первый раз в жизни, я начала торопливо  своими словами пересказывать слова гениальной песни, видя по её глазам, что она понимает их, и всё то, что скрывается за ними, почему-то близко и ей.

- Это о любви. Женщина ждет своего мужчину и так верит, что он вернется, что он просто не может не вернуться, потому что сила ее желания и вера в его возвращение сильнее всех препятствий на их пути.

- Вы могли бы написать мне слова?

Мы, как заговорщицы, не глядя друг на друга, прошли к кассе, она взяла визитку бутика, быстро написала на ней свой электронный адрес и, прикрывая рукой, передала с дежурной улыбкой: Обязательно приходите еще, будем рады вас видеть!

Теперь у нас с этой незнакомой женщиной была своя тайна, тайна ожидания.

Подруга замолкает, переводит дух, я тороплю:

- Да, Её Величество Жизнь закручивает такие сюжеты…ну а потом?

- Я обычно летала Air France и они регулярно теряли мой багаж, как по расписанию. В тот раз тоже потеряли, привезли глубокой ночью. Начала распаковывать чемодан и вдруг мне на руки выпала визитка магазина с мейлом незнакомой продавщицы. Забыв про вещи, тут же ночью кинулась искать перевод стихов, нашла несколько вариантов и отправила ей лучший. Через несколько дней получаю ответ: «Дорогая мадам, спасибо, что не забыли мою просьбу. Теперь это моя любимая песня».

- А что с Т.?

- Мы больше не виделись. Он связался с какой-то французской шалавой.

По тому как она с нажимом буквально по слогам произнесла слово «шалава», я поняла, что двум этим женщинам не стоит встречаться нигде и никогда, у  одной из них просто нет шансов.

- Ну что, пойдем, подруга? Дети, работа, дом, дети, работа…Тебе, кстати, N звонил по тому проекту?

- Звонил. Я улыбаюсь.

- И как он?

- Тебе не понравится. Не Т.

- Тогда на фиг его проект!

Мы начинаем смеяться, расплачиваемся и выходим из отеля. Вслед нам доносится “The falling leaves”:

 

Since you went away the days grow long

And soon I’ll hear old winter’s song

But I miss you most of all my darling

Since….

 

Дорогая моя, ты разрешила написать этот рассказ и хочу сказать тебе за спасибо за историю и твое согласие. Ты чудесная женщина и я верю, что продолжение будет замечательным, он вернется и весь мир опять будет ждать под дверью.

Может быть в новом году….

 

 

Комментировать Всего 47 комментариев

Ирина, с Новым Годом! Жаль, что текст до сих пор под замком... Нужно было в поддержку писать. 

Опоздал. Жаль, ведь не спал все равно...  Спасибо. Спасибо.

Anton Litvin

Я таки тоже. Не попал. Погодь… Старшей, Белле, было тринадцать… сыну восемь. Значит, 97-й. 

Anton Litvin

Что?.. Мы приехали встречать Новый год… Нет! Это уже после, Москва была пустая. Белла январская поздняя, но я почему-то точно знаю, что ей было тринадцать. Она была такая трогательная, недооформившийся гадкий утенок, стеснялась себя, и я ее стеснялся… почему-то…

Anton Litvin

Отвянь. Значит это был Новый год с 97-го на 98-й.

Anton Litvin

А-а. Фигня. Я только выиграл. Все погорели, денег ни у кого нет. И в бюджете нет. А мне не надо, у меня бартерно-зачетная схема налажена. Мне денег не надо. Мне только работу давай, а потом в управлении финансов – три толкушки и всех делов. Я в зачет НДСа вытаскивал водку, лимонад, соки, черта с рогами… у меня уже розница своя была. Все подряды мои.

Anton Litvin

А, Балчуг… Мы поехали с Ульяной и детьми в Москву, сразу после НГ. Договорились с Максом…

Anton Litvin

Да, с Белецким. Встретиться. С ними… у нас сыновья ровесники… почти… Они приглашали к себе. Ну как к себе… они с тещей жили. С окнами на Кремль. В доме на набережной… аккурат напротив Каменного моста, колокольни Ивана Лествичника и совьет гавенмент с флагом. Триколором уже. Кстати, а что там тогда было?.. А сейчас?

Anton Litvin

К какому?.. А… Балчуг. Нет… Ну… я часто в Москву приезжал и у него бывал, и ночевал не раз в этой комнате с чуть не четырехметровыми потолками и этим видом… Тогда все проще было… Хотя он почти замминистра был. Нет, вру, замминистра... ну или вроде того, он у Гайдара еще был... А тогда... Он уже с этим, который ...ом сейчас командует, один банк мутили… или уже второй…

Anton Litvin

Ты прав. Это я пиз...нул не подумавши.

Anton Litvin

Но… нас была большая компания, и я не хотел всей кодлой к нему заваливаться. И я ж вполне кредитоспособный был… Вот. А как-то заранее бронироваться тогда было не в заводе. Букинг уже был, наверное, но еще не дошли мы не то что до джениуса, а и до понимания зачем.

Anton Litvin

Да. Сейчас я сам Джениус

Anton Litvin

Отстань… И въезжаем мы в Москву. Ночью. Зима же, поэтому пять-шесть утра или вроде того это ночь – мы ж с вечера выехали… но зима… девяностые… Это в 11-ом, когда я к Матрене гонял, за четыре часа доезжал, а тогда надо было 8-10 закладывать, девятка или десятка… или 14-я или как ее, ну и дети…  Проскакиваю я с Каширки сквозняком до центра минут за двадцать, и тут… горит огнями ночной Марсель. Его выстроили только. 

Anton Litvin

Не дуркуй! Не кого, а что… Балчуг. Вернее, там фигня какая-то была с Абрамовичем…

Так. Давай мы свернем эту лавочку…

Anton Litvin

… Ну да. Ну да… может удалить?

Пусть останется. Это наш новогодний подарок Ирине и «уважаемым согражданам»…

Спасибо, Андрей! И с Новым Голом))). Пусть он принесет Вам простую человеческую удачу))).

Эту реплику поддерживают: Андрей Занин

"С Новым ГоЛом" - это хорошо. и Вам Нового хорошего НАСТОЯЩЕГО года!

Anton Litvin

И голов побольше. А фолов поменьше.