Конечно, Ходорковского было жалко, и хорошо, что он свободен. Я злюсь (Господи, помилуй меня в традиционном смысле!), что за миллиардера вся планета переживает, а за какого-нибудь столь же несправедливо сидящего Васю Пупкина (например, Бориса Стомахина) - нет. Как в 1930-е годы за Троцкого миллионы переживали, а за репрессированного какого-нибудь водовоза нет. Подумаешь, водовоз - зато страна к войне готова. А Троцкий - фигура! Между тем, глубина нашего сострадания измеряется способностью сострадать не великому, а ничтожному, и пока мы не прочувствуем ничтожности Иисуса по всем земным меркам, ничтожности от Рождества до Креста, мы никогда не будем сострадать Ему вполне.

Перепост