Все записи
11:28  /  12.12.14

2661просмотр

Милостивые псари и немилостивый государь

+T -
Поделиться:

Михаил Ходорковский в речи от 2 декабря противопоставил неких «ястребов в Кремле», они же «группа людей, захвативших власть в России», «коррумпированных чиновников» - «российскому истеблишменту», в котором-де «есть много трезвых, разумно мыслящих и ориентированных в целом на европейские ценности людей». 

Неудивительно, что он выступил против люстрации, нормальной (он назвал её «тотальной»), как в Грузии. Ходорковский предложил децимацию – «Речь идет примерно о 10% нынешней политической и чиновничьей корпорации».

Миф о том, что российское чиновничество не демонично, что это обычные рациональные люди, следующие определённым правилам и потому вполне договороспособные, - один из тех злосчастных мифов, которые с 1991 года заменили мифы марксистские. Раньше криво истолковывали Маркса, теперь жертвой стал Макс Вебер. Его идею о двух типах государственных лидеров – вдохновенных харизматах и деловых бюрократах – приспособили для воспевания харизматичного Ельцина и делового Чубайса. 

Подмена не только в том, что харизматичность – одно, а алкоголизм совсем другое. Вдохновляться идеей и создавать новый мир на основе идей – одно, и совсем другое – рваться к власти и пить, пить, пить, когда власть не даётся – с горя, а если власть завоёвана – от счастья. Подмена в том, что Вебер описывал формы, а не содержание. Он не утверждал, что харизматичность – плохо, а бюрократичность – торжество права. Он прекрасно понимал, что исправное ведение канцелярского документооборота может служить и благу, и злу. 

В России же волки стали рядиться в невинных «маленьких людей», Акакий Акакиевичей. Собственно, Путин – главный образ как раз идеального бюрократа. Никакие полёты со стерхами не отменяют того, что он противопоставлял себя «харизматичному» Ельцину в качестве «простого чиновника», «слуги народа», выдержанному как Штирлиц и как Штирлиц надёжному. Хотя был и остаётся реинкарнацией тех чекистов, которые несчастного Штирлица гноили в советской тюрьме. 

Десять процентов, которые Ходорковский готов уволить с госслужбы, если придёт к власти, это довольно много. Меньше, чем в Грузии, но в Украине люстрация захлебнулась, насколько можно судить, не выбрав и одного процента. Объяснения просты – незаменимые люди, эти чиновники. Без них жизнь прекратит течение своё. Чубайс не организует – солнце не засияет, дети перестанут рожаться, люди не подымутся с дивана. Заменить можно погибшего солдата – пушечное мясо можно не жалеть, заменить можно уехавшего учёного, уволившегося врача или учителя, а чиновника – нет, не заменишь! 

До революции на чиновника смотрели проще. «Жалует царь, да не милует псарь» - тоже не абсолютная истина, но бесконечно вернее «не жалует царь, да 90% псарей вполне разумные люди». После 1917 года в России нет «чиновников», «бюрократов»», «истеблишмента». Есть номенклатура – и судить о ней надо по Восленскому, а не по Веберу. От западного истеблишмента номенклатура отличается так же, как бесноватый человек от человека простуженного. Власть разная и развращает она людей по-разному. Власть в демократическом государстве тоже коррумпирует, но эта коррупция в сравнении с идеально честным чиновником в деспотическом государстве – просто детский лепет. Сталин взяток не брал – его коррупция была другого рода, и нынешняя российская номенклатура может легко не брать взяток, она станет от этого лишь ещё более сталиноидной.

Страшен русский бунтарь, но русский чиновник стократ беспощаднее и бессмысленнее. Любой, начиная с самой мелкой, плохо оплачиваемой работницы управы или жэка. Это не означает, что надо всех этих чиновников уволить и нанять новых. Надо менять систему, дающую чиновнику безграничную власть над тем, кто к нему обращается – безграничную прежде всего потому, что не ограниченную судом. Люстрация в этом смысле – вторична по отношению к созданию в России суда (созданию, а не реформированию – реформировать нечего!). Но когда судебная система в России будет создана на том пустом месте, которое сейчас занимает псевдосуд – первым её делом будет люстрация, и не какая-то выборочная, а полная, на основании одного того, что чиновники входили в «партию власти» (теперь КПСС, конечно, это не компартия, а «Единая Россия»), сотрудничали с тайной (ну, уже не очень и тайной, но всё же) политической полицией. А за коррупцию и другие должностные преступления судить и наказывать – отдельной строкой.

Перепост

Комментировать Всего 1 комментарий

Блестяще, батюшка Яков!