Когда едешь осматривать замок, выставляемый на продажу, всегда дрожишь от предвкушения чего-нибудь преинтересного. Но о таком, честно говоря, я и не мечтала. В Быстрицком замке нас ожидало самое настоящее человеческое сердце, скукожившееся за 500 лет  до размера райского яблочка.

 Подъезд к Быстрицкому замку приятен – леса да холмы. Сам городок расположен в Чехии, в 10 километрах от австрийской границы, практически все вывески и указатели – на чешском и немецком. Как только мы прибыли, хлынул дождь, поэтому пришлось бежать в трактир, из окон которого можно полюбоваться на фасад Быстрицкого замка. Он оказался неожиданно солнечно-радужным, как декорация к рекламе фруктовой жвачки.

Вот он, нарядный :)

В трактире нам рассказали, что Быстрицкий замок давно пустует, сколько его помнят. А про историю замка или его прошлых владельцев никто ничего не знает. Ворота на замке, во двор не просто пробраться: строения образуют «прямоугольник в прямоугольнике» - эдакая ловушка для любопытных. А экскурсий здесь не водят, хоть австрийских туристов сюда ездит тьма тьмущая. «Бывает, подростки пролезут через разбитые окна. Но потом ничего вспомнить не могут. Может, от выпитого шнапса, может, еще из-за чего», - рассказала нам официантка.

         Вид из разбитого окна замка   

 

Обычно перед поездкой в замок мы обязательно делаем запрос в архив: когда был построен, кто и в какую эпоху был владельцем, были ли именитые посетители и какую роль замок сыграл в истории Европы. Ищем мы и легенды – их, как правило, документировали в 17-19 веках в различных фольклорных сборниках. Но в этот раз из архивов мы получили лишь сухую справку:

Neubystritz - так называли замок Габсбурги  

«Быстрицкий замок был построен в 1610 году, в разные эпохи  принадлежал и роду Кински, и семье Лобковиц, и дому Славаты, до Второй мировой хозяином был еврей Бруно Керн, который в 1914 году открыл в замке военный госпиталь. В 1924 году Быстрицкий замок стал одним из первых в Чехословакии, получившим статус памятника истории и культуры. В советские времена, как и стоило ожидать, в замке были склады. А после «бархатной» революции историческая  недвижимость перешла в собственность городу».

 Случайный велосипедист с южной, тыльной стороны замка

Про современную жизнь Быстрицкого замка мы расспросили у скучающего почтальона, запивающего отсутствие традиционных писем кружкой пива. Когда в 1989 году новоизбранный мэр увидел  огромный комплекс в 3 этажа и застроенной площадью 3 560 кв.м., то отказался от «наследства»: реконструкция, содержание и уход за памятником требует денег. А выбивать из республиканского бюджета средства – лишние хлопоты. Вскоре Быстрицкий замок был куплен за баснословную сумму местным бизнесменом, который был явно не в себе. Тут же созвал реставраторов, однако реконструкцией они не занимались, всё что-то искали, копали, скребли…

От реставраторов остались книги почти 100-летней давности: Декамерон, Сказки Йирасека, Л.Толстой и

От реставраторов остались книги почти 100-летней давности: Декамерон, Сказки Йирасека, Л.Толстой и "свеженькое" из Гавела

Говорят, в эти поиски бизнесмен вбухал все деньги, сильно  задолжал всем вокруг, в том числе одному известному архитектору-гольфисту. Тот-то и забрал за долги старинное здание. И сразу же, кстати говоря, попросил меня заняться его продажей.

 

Больше ничего интересного про замок мы не выведали. Местных встретили много, но все дружелюбно отмахивались: чего вы к замку прицепились, вон у нас тут и гольф-клуб есть, и теннисные корты с бассейнами, а еще горнолыжные трассы. И кондитерская хорошая, винных погребков только на площади целых три! В общем, быстрицкое население величиной в 2 000 человек и без замка себя преотлично чувствует.

 

 Поэтому за информацией мы отправились к самому образованному человеку в Быстрице – библиотекарю. Очкастая пани Малиновска с радостью отозвалась на нашу просьбу рассказать о замке что-нибудь интересное.

- Вы приехали за сердцем? – с готовностью спросила библиотекарша.

- Нет-нет…

- Оно лежало там, в замке, но настоятель зимой перенес его в костел, чтобы молодежь не выкрала, - не услышала нас пани Малиновска. – Знаете, залазят в  замок через окна. А там сердце…

- А чьё сердце-то?

-  Хозяина замка, разумеется. Сам он к семье своей отправился, в Индрихув Градец. А сердце здесь оставил. Везде писали, что в деревянном коробе. А на самом деле – в резном реликвиарии. Там стеклянное окошко, сердце видно. Совсем скукожилось, как райское яблочко. Но из костела его не выкрадут, там замки надежные.

 

Ну тут у меня мурашки по коже. То есть я сейчас работаю на владельца – человека без сердца?! Мне он при подписании договора показался вполне нормальным существом, хотя, я заметила, он был излишне бледен. Он еще тогда отшучивался, что простыл на гольфе. Да нет же, это библиотекарша помешалась от скуки, решила я.

 

Мы не выдержали и бросились расспрашивать сумасшедшую  библиотекаршу, каким образом владелец замка живет без сердца.

 

Объяснение нашлось. Сердце и вправду настоящее, хранится в костеле, прямо у стен замка.

Костел, где хранится сердце

Костел, где хранится сердце

Но владелец замка совсем уже не живет, он давно умер, еще пятьсот лет назад. И звали его Адам-Павел Славата, он представитель известного чешского дворянского рода.

Мистика обрела жизненные контуры. Осталось только узнать, почему сердце аристократа оказалось вне его тела.

 

В библиотеке мы нашли старинную энциклопедию чешской шлехты. Граф Адам-Павел Славата родился 13 июня 1604 года в Индрихуве Градце. В 22 года он женился на чешской герцогине Марии-Маргарите Эггенберк. Торжества состоялись в Вене (туда оказалось добираться ближе, чем до Праги).  Свекровь преподнесла чете роскошный подарок – целое Быстрицкое имение с замком в придачу. С энциклопедией в руках мы отправились изучать роковое место, лишившее графа сердца.

 

Разноцветный фасад замка выглядел необычно: в 17-м веке обычно такой росписью не увлекались. А вот Адам-Павел Славата сразу после свадьбы приказал здание «нарядить», разукрасив стены в красный, синий и желтый цвет. Даже сегодня этот фасад – самый яркий на городской площади. Кажется, что своё будущее он видел таким же – пестрым, веселым, разудалым.

 Мы открыли ворота, прошли сквозь арку и сразу попали в густые заросли кустов вперемешку с крапивой. Над сорняками в человеческий рост открылось нечто необыкновенное – воздушные аркады, изящные колонны, венецианские балюстрады (да простят меня архитекторы, если вдруг я на глаз определила не совсем точно). Вот только непонятно, как такую красоту можно было забросить? (это я уже про современных владельцев).

 

Это после фотошопа

Но вернемся к «бессердечному» графу. Через 6 лет после свадьбы брак был аннулирован. Пан Славата более так и не женился, посвятив свою жизнь Быстрицкому замку. Но супруги он не забыл, поместив на стене два герба: Пятилепестковую розу – символ Чешского Крумлова, откуда была родом Мария-Маргарита Эггенберк, и монограмму из двух переплетенных «М».

2 герба

Эти два герба видны и сейчас, они прекрасно сохранились, однако пока нам не удалось разгадать тайну, почему брак был аннулирован (явно не из-за того, что Адам предпочел другую даму), да и вообще зачем они женились, а раз уж женились, то вполне можно было оставаться номинальными супругами и жить в  разных замках…

 

В общем, разгадывать эту семейную загадку еще только предстоит, но самая интересная тайна – это сердце.

 

В течение 25 лет после крушения семьи  граф Славата безостановочно занимался обустройством замка. Величие сохранилось и до наших дней: в замке ни много ни мало 65 покоев, в том числе 2 рыцарских зала.

 

Чем же занимался разведенный рыцарь Славата в гигантском доме? Нет, не закатывал пиры, не устраивал балы. Даже гости здесь были редки. Зато в замке он собрал историко-географический архив, библиотеку редких природоведческих и астрономических книг. Несколько залов занимали только гербарии и чучела животных. В других комнатах расположилась коллекция лекарственных средств и  минералов. И, как и следовало в те времена, были в наличии и оружейные палаты.

Судя по описаниям, Адам Славата несколько комнат отвел под дела Божьи: были здесь светлицы в честь св.Адама, Фердинанда и Леопольда. Упоминаются также «табульницы». Я не сразу поняла, что речь идет о столовых J Так вот, столовые были следующих видов: Старая табульница, Новая табульница, Верхняя табульница мужская, Верхняя табульница для писарей. То есть, кроме прислуги, графа 25 лет окружала армия писарей (по-нашему ассистентов, референтов, менеджеров).

В общем, как-то скучно и неинтересно протекала его жизнь. Лекарства, камни, связки книг, растения, минералы… И тут меня осенило!

 

Славата жил в те времена, когда Габсбуркской монархией (а значит и Чешской Короной) руководил Рудольф II, который всю чешскую элиту влюбил в алхимию.

Это Рудольф

Это тоже Рудольф

Он бежал из Вены в Прагу, чтобы вдали от монаршей родни заниматься настоящим волшебством – поиском Философского камня. На Пражском Граде по его приказу отстроили целую улицу (сегодня известную под названием Злата улочка), где могли жить художники, скульпторы, лекари, астрологи, алхимики и прочие еретики. Здесь находили приют те, для кого зажигались костры инквизиции. И все они, под защитой самого чудаковатого императора Европы, творили, творили, творили.

 

Тогда примеру Императора Рудольфа II  многие чешские дворяне увлеклись наукой и алхимией. Все пытались найти секрет вечной жизни, изыскать Философский камень и научиться получать золото из воздуха. Возможно, Адам-Павел Славата, как и многие аристократы-современники Рудольфа II, закрывшись в Быстрицком замке, посвятил 25 лет своей жизни постижению Великого таинства. Как знать?

 

Граф Славата умер 2 июля 1657 года, в возрасте 53 лет. Пятьсот лет по Быстрице ходили легенды о том, что, умирая, Адам вырвал из груди сердце и замуровал его в стенах любимого замка. Слухи эти подкреплялись рассказами «очевидцев» о том, что Славата и вправду был захоронен без сердца.

 

Когда я ходила по комнатам Быстрицкого замка, то вдруг поняла: Славата не заточил себя для горестного одиночества. Наверняка он отказался от семейных уз ради Великой цели.

 

Кстати, в 1990-х годах историки Индрихува Градца открыли архивы, в  которых нашли завещание Адама-Павла Славаты, где он просит после кончины отвезти свое сердце в Быстрицкий замок и замуровать его в стенах Рыцарского зала. Родня так и поступила – замуровала орган в стене. И, самое главное, историки в 1997 году нашли сердце Славаты! Недавно сердце поместили в костел св.Петра и Павла, где его и можно лицезреть. Мы его сфотографировали на 3 фотоаппарата и 1 айфон, но … получили во всех случаях «черный прямоугольник».

 

И сейчас мы ведем расследование сразу в нескольких направлениях. Если у читателей «Сноба» есть версии, то они нам очень помогут. Зачем Славата распорядился отвезти свое сердце в Быстрицкий замок? Чтобы быть поближе к своему любимому имению? Или надеялся, что кто-нибудь продолжит его исследования и с помощью сердца его оживит? Действительно ли он расстался с Марией-Маргаритой ради служения идее правящего Императора? Или причина более прозаичная? Что делали писари в замке? Зачем граф разукрасил свой фасад в яркие цвета?