Все записи
03:22  /  15.10.19

220просмотров

Чайлд Гарольд Блум

+T -
Поделиться:

Гарольда Блума переполняли гениальные интуиции и ошибки, связанные с динамикой литературных отношений. В докторантуре «Боязнь влияния» Блума и «Треугольное желание» Жирара были в тройке моих любимых «нетеоретических» трудов по теории литературы. В первый год в Йеле я записался к Блуму на семинар по Шекспиру, однако сбежал через три занятия. А вот публичное чтения Блумом стихотворения Пенна Уорена «Сердце осени» подействовало на меня колоссально, и я потом даже вписал эту сцену в начало рассказа «Исчезновение Залмана». Вот каким мне запомнился профессор Блум: у самого края высокой сцены, в пиджаке из крупного вельвета и шляпе из мягкого фетра, скандирующий Пенн-Уорренское «Я <по>знал время и расстояние, но не знаю зачем я здесь <на этом свете>». ז"ל, o Чайльд Гарольд Блум. 

Harold Bloom was a powerhouse of ideas about literature, a cauldron of brilliant insights and misconceptions. Back in grad school Bloom's "The Anxiety of Influence" and Girard's "Triangular Desire" were in the top 3 of my favorite nontheoretical literary theory books, and I managed to quote it in at least three books of my own. In my first year at Yale I signed up for Bloom's Shakespeare seminar but ran away after 3 classes. Yet Bloom's public reading of Penn Warren's "Heart of Autumn" affected me profoundly, so much so that I even put the scene into my short story "Zalman's Disappearance." This is how I remembered Professor Bloom: on stage, dressed in a corduroy jacket and a fedora, chanting "I have known time and distance, but not why I am here." Z''L, O Childe Harold Bloom. 

 

Copyright © by Maxim D. Shrayer. All rights reserved.