Все записи
23:35  /  30.11.15

7445просмотров

Вечности заложник у «Времени» в плену

+T -
Поделиться:

 

"Время, вперед!" - название этого произведения первым (и, возможно, последним) приходит в голову условному постсоветскому человеку с кое-каким культурным багажом, когда упоминается композитор Георгий Свиридов. Так назывался фильм Швейцера, к которому Свиридов написал музыку; затем киномузыка была превращена в сюиту (даже две) под названием опять-таки "Время, вперёд!". Кусочек этого "Времени..." много лет сопровождал заставку программы "Время". Незабываемые звуки. Очень бодрило. Можно ещё вспомнить известный вальс Свиридова из фильма "Метель", но это  уже совсем другая история.

Со дня рождения Свиридова в этом году исполняется сто лет. Кроме того, что он был выдающийся мастер, - интересный был человек. Страдал от всяческой додекафонии и потери национальной самобытности в русской музыке, имел многолетние и сложные отношения с Шостаковичем, ценил мелодизм, судил строго, работал много, мучил вокалистов, оставил несколько тетрадей-дневников. Ниже - несколько фрагментов из его записей; все относятся к семидесятым годам. 

*
Слушал по радио скучную музыку, очень пеструю, с элементами прямо-таки плохого вкуса, оказалось - 3-я симфония Рахманинова, я ее не узнал по кускам. Это грустно. Что же тогда говорить о других?
*
Вся жизнь (видимая) - ложь, постоянная ложь. Все уже привыкли к этому. Мы живем, окруженные морем лжи. Дети и родители, мужья и жены, общества, континенты, целые народы живут в полной неправде. Отношения человеческие (видимые нами), государственные, деловые - ложь.
Правда возникает лишь на особо большой глубине человеческих отношений, возникает редко и существует, как правило, короткий срок. Потому-то так ценна всякая правда, даже самая малая, т.е. касающаяся как бы малых дел. Правда существует в великом искусстве, но не во всяком искусстве, считающемся великим.
*
Прогресс.
Преуспеяние в том, что научились умело, ловко двигать в любом направлении мертвую музыкальную материю. А дело-то в том, чтобы создавать ее - "живую".
*
Критика не всегда умеет отличить дерзновенность таланта от наглости самонадеянной посредственности.
*
Бывает у русских людей желание: "Сгубить себя на миру, на глазах у людей". Это было в Есенине. Удаль и восторг, доходящие до смерти. Отсюда: пьяницы, губящие себя на глазах у всех, драки в праздники (праздничные убийства, самое частое дело).
*
Прочитал стихи поэта Вознесенского, целую книгу. Двигательный мотив поэзии один - непомерное, гипертрофированное честолюбие. Непонятно откуда в людях берется такое чувство собственного превосходства над всеми окружающими. Его собеседники - только великие (из прошлого) или по крайней мере знаменитые (прославившиеся) из современников, неважно кто, важно что "известные".
Слюнявая, грязная поэзия, грязная не от страстей (что еще можно объяснить, извинить, понять), а умозрительно, сознательно грязная. Мысли - бедные, жалкие, тривиальные, при всем обязательном желании быть оригинальным.
Претензия говорить от "высшего" общества. Малокультурность, нахватанность, поверхностность. "Пустые" слова: Россия, Мессия, Микеланджело, искусство, циклотрон (джентльменский набор), "хиппи", имена "популярных" людей, которые будут забыты через 20-30 лет.
Пустозвон, пономарь, болтливый глупый пустой парень, бездушный, рассудочный, развращенный.
*
Писать о музыке, в особенности инструментальной, симфонической, "чистой", непрограммной, очень и очень трудно.
Наши критики и музыковеды очень любят "фантазировать" под музыку, иной раз чего только не прочтешь! Но главным образом торжествуют: "становление личности", "силы зла" (если музыка громкая и напряженная) и "философское раздумье", это - если музыка тихая, медленная.
*
Композитор, бессильный создать яркий мелодический образ, вдохновенную мелодию, относится к чужому мелодическому материалу только как к ряду нот, с которым можно делать все, что угодно, переставлять, давая простор своей ремесленной фантазии.
Чужой материал, народный или созданный, выстраданный другим композитором, для него мертвая материя, ничем ему не дорогая. Такой мертвый материал не оказывает никакого сопротивления, с ним можно делать что угодно, его нельзя лишь возвратить к жизни, ибо для этого нужна живая душа, нужно вдохновение, нужно иметь хоть крупицу творческого гения.
*
Время унижения и опошления художественных ценностей, низведения их на тротуар. Композиторы без стеснения вставляют в свои опусы цитаты, целые фразы и даже целые темы, и даже целые пьесы композиторов-классиков. Музыка эта почти всегда звучит чужеродно, производя впечатление "яркой заплаты на ветхом рубище певца". Это скверное поветрие даже приобрело название "коллаж".
*
Время благополучных людей, благополучных художников - ни одного нет с трагической нотой.
*
Увлечение так называемой музыкальной драматургией привело к почти полному исчезновению музыки. Музыкальной темой стало считаться все: один звук или даже шелест, музыкальная "каша".
*
Есть люди с талантами, но в большинстве случаев им некого петь, кроме самих себя. Собственный же мир - мал, узок, нет знания жизни, нет и ее правильного ощущения. Нет правды - самого главного в искусстве.
*
Большой театр в значительной мере заполнен теперь туристами (получающими билеты в счет программы своего путешествия) подобно тому, как раньше он заполнялся солдатами вместо гауптвахты.
Гауптвахта для туристов.
*
Пустозвонство разных видов - государственное пустозвонство, над которым теперь уже многие смеются, оно вышло из моды, зато вошло в моду пустозвонство лирическое, пустозвонство "интимное", пустозвонство "с намеками" или "новаторское", а фактически quasi-"академическое" пустозвонство, сделанное по всем правилам и канонам модернизма, но абсолютно не содержащее ценной, как теперь говорят, информации или, правильнее говоря, не впадая в "жаргон", нет ценного содержания, ценных, глубоких человеческих чувств.
*
Не надо делать сознательно спорное, надо стремиться к чистоте истины, а спорное все равно будет.
*
Помню, летом 28-го года я все лето жил у бабушки Кати в Чаплыгино, а последний месяц август жил в Фатеже в доме у отца Константина, священника Покровской церкви. С младшим сыном его Витькой я играл (мы были приятели), на реке пропадали, ловили пескарей. У отца Константина было еще двое детей: Серафим - старший сын и дочь Алевтина, в то время уже молодая девушка. Помню хорошо, как вечерами мы из Чаплыгино шли в город: мимо бойни, мимо дома Иваницких, где мы жили во время Гражданской войны, а через улицу от нас (на значительном, впрочем, расстоянии), рядом с Иваницкими - дом Петровских, а дальше дом, в который попало...
*
То, что в стихах возвышенно и прекрасно - то невыносимо в устах пошляка. Как можно легко опохабить прекрасную поэзию. Жизнь великого поэта, его гениальную поэзию пересказал суконным языком современного советского мещанина.
*
Современный пышный, многозвучный, многонотный симфонический оркестр - опротивел, в руках некоторых современных наших композиторов он стал похож на безвкусно сделанный торт с огромным количеством жирного крема.
*
Читал где-то (не помню) об одном факте - любопытном проявлении человеческой психологии: преступник, жестокий убийца, в тюрьме ухаживал за мухой (или мышью), кормил ее и т.д. Словом, бережно обходился с нею и даже не помышлял убить это противное насекомое или грызуна.
Когда нас касается мысль о смерти, мы (иной раз, конечно) начинаем ценить жизнь и все живое. Это более всего - инстинкт.
*
Распространилось искусство имитации. Техническая сноровка, умение, владение ремеслом выросли. Композитор умеет имитировать все, любой стиль, манеру другого автора. Но не имеет собственного стиля.
*
Мысль бездарного человека: "Прочтя Шекспира внимательно, я знаю Шекспира".
*
Борьба - есть крайняя степень "несвободы". Даже борьба за свободу.

 

Комментировать Всего 6 комментариев

О, как кстати! Спасибо! завтра прокомментирую. 

В декабре можно будет отпраздновать)

Из неопубликованных писем Свиридова - вам в подарок:  

...Я очень благодарен судьбе, что она дала мне возможность с Вами встретиться и ощутить жизнь более молодого поколения в яркой, взыскующей форме. Берегите этот запал, он – самое драгоценное на свете, без него жизнь угасает, протухает... Я на своем веку видел многое и научился ценить то, о чем я говорю, но Вы запаситесь терпением, ибо понимание сразу – редко дается. Много надо произнести слов, чтобы люди хоть немного захотели тебя слушать, не скажу – понимать!.. (24 декабря 1983) 

...Дело Ваше – большое и трудное: во многое бы надо внести ясность, восстановить мерило ценностей, совершенно утраченное поколением «звездных мальчиков», возмужавших, агрессивных и деловых, но лишенных сколько-нибудь значительного духовного наполнения, которое они пытаются заменить ремеслом. Духовная недостаточность эпигонского искусства ощущается теперь повсюду (у нас в стране м.б. они занимают наиболее цепко схваченное место). Нужны серьезные искания, и это дело Ваше и Ваших товарищей. Иначе наша музыка совершенно перестанет быть выражением существа жизни, весьма скрытого, и доступного лишь художественному прозрению... (18 марта 1983) 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов