Все записи
18:12  /  5.05.17

14831просмотр

«А тем временем где-то»

+T -
Поделиться:

«А тем временем где-то» — так называлась повесть детского писателя Анатолия Алексина. 

А тем временем где-то в Люксембурге Анатолий Алексин умер. Первого мая сего года. На девяносто третьем году жизни. 

Книги его я помню. Точнее, я хорошо помню свои детские впечатления от его книг. 

Сочинения Алексина казались мне очень значительными. Я читала только те, которые были написаны скорее «для юношества», чем для детей. Часто это было пунктирное письмо, скупое, без длинных описаний, короткими  абзацами; хотя мораль всегда была очевидна, то ли незаполненные строчки, то ли авторский голос, который ни на чём как будто не настаивал, создавали ощущение недоговорённости, приглашали призадуматься. А ребёнку только того и надо. 

Алексин со «взрослой» литературой не конкурировал. Классика была сама по себе. Над Николеньками и их гувернёрами в детстве можно было поплакать. Алексин же писал о советских учителях, от которых иной раз можно было взвыть. Хотя значительная часть его книг была написана до моего рождения, персонажи казались современниками (в этом смысле застой — удобное время: десятилетиями ничего не меняется), и я что-то начинала понимать не о литературе, но о шевелящейся вокруг жизни. Потихоньку убеждаться в том, о чём уже осторожно догадывалась. 

Во-первых, я окончательно поняла, что живущий рядом с тобой взрослый человек может быть неправ (для ребёнка, который до последнего верит взрослым, это новый этап детства). Не по мелочи неправ или по близорукости своей, типа не тому дал подзатыльник, а неправ всем своим существованием — вследствие устройства личности, гнилой или порочной натуры. В «Разделе имущества» девочка обнаруживала, насколько неправа её родная мать. Да и отец оказался не на высоте. Бомбочка, которая всю дорогу еле слышно тикала, взрывала милую, добрую, приветливую семью. Это было испытанием и для неподготовленного читателя (но я была подготовлена). 

Во-вторых, оказалось, что в жизни бывают ситуации, которые невозможно исправить. Невозможно с пионерским или педагогическим задором разложить всё по полочкам, объявить кому-то выговор, а кому-то вручить почётную грамоту. В повести «Третий в пятом ряду»  учительница уже глубоко на пенсии догадалась, что была виновата перед своим учеником. Но повиниться и объясниться не получилось: ученика давно не было в живых. (Тут следует припомнить романтичность, жертвенность, рвение, служение и всё такое прочее, чем обычно отличались образы советских учителей в советской литературе; то, что учитель может, как простой смертный, всю свою сознательную жизнь ошибаться, было посильнее историй о заблудших родителях.) 

В-третьих (раз уж я продолжаю подсчитывать): до Булгакова, ещё не прочитанного, Алексин неоднократно дал понять, что человек бывает внезапно смертен. Обидно, неуместно, некстати смертен. Смерть была крайним выражением несправедливости. Вообще же разнообразные проявления несправедливости были нормой, но дети в прозе Алексина сопротивлялись этой норме, пытались компенсировать чужие утраты, заполнить бреши, — и стремительно взрослели. Мальчик Серёжа в «А тем временем где-то» встретился с первой женой своего весёлого крепкого папы (о существовании которой знать не знал, а когда узнал, очень не обрадовался); встретился в ситуации, когда она несла очередную потерю: от неё резво уматывал приёмный сын, найденный настоящими родителями. К концу повести Серёжа решил, что у женщины должен быть хотя бы один верный человек. И стал этим человеком. Держа отца и мать в счастливом неведении. 

Подросток в книгах Алексина имел право оценивать чужие поступки и принимать решения. Взрослые и дети у него были в принципе уравнены в правах. Просто взрослые были сильнее. Зато дети — иногда — хитрее. Это обнадёживало. 

Повторюсь: я читала его книги только в детстве. Возможно, всё было не совсем так. Возможно, я понимала все его истории «в свою пользу». 

Однажды я почувствовала себя вправе не согласиться с самим Алексиным. Когда прочла «Безумную Евдокию». Методы странной педагогини, учившей детей нравственности, вызвали во мне протест, отторжение, досаду, а доказательства правильности её методов показались сюжетной подтасовкой. Моя уверенность в том, что я не обязана соглашаться с книжной моралью, была подготовлена в том числе и этим писателем.

Думаю, благодарных читателей у него было много: не всякий сочинитель уважал детей.

Комментировать Всего 18 комментариев

Один из моих самых любимых писателей в детстве и юности! Спасибо, Наталья, что написали о нём!

Почему-то всё это довольно крепко помнится. Например, как сестра в "Мой брат играет на кларнете" думала, когда её брат чудил: "Наверное, он сейчас мыслит музыкальными образами")

Или как учительница пришла к родителям Вани Белова - скоро, мол, Ваня придёт? - а они ей похоронку показали. Для меня это был удар.

А по повести (скорее по мотивам) "А тем временем где-то" сняли фильм "Фотографии на стене", с Неёловой. Очень трогательный. Посмотрите, если не видели)

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Спасибо, обязательно посмотрю! И Неёлову люблю.

Это не бог весть какой шедевр - так, старину припомнить) - но всё равно милый очень.

Я тут, кстати, только после смерти Алексина поинтересовалась его биографией. Дед его был убит во время еврейского погрома, отец приговорён к расстрелу и реабилитирован после полугода в камере смертников (вышел оттуда другим человеком), отец жены был расстрелян... Как люди из себя страх выдавливали - не представляю: он уже должен был стать генетическим...

Посмотрела фильм "Фотографии на стене". Юный Харатьян, молодые Ромашин и Неёлова, песни Окуджавы. Спасибо за наводку, ностальгический фильм.

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

Там 2 серии, фильм 1978 года, запаситесь временем.

Ох, люди на сериалы время убивают, а вы говорите - две серии) Всего-то два вечера перед сном в выходные)

Теперь точно посмотрю!

Так-так, понятненько! Теперь, значит, точно - а тогда, значит, было не точно! Ладно-ладно))

Посмотрела бы в любом случае! Надежда просто ускорила процесс)) Всё вчера бросила и посмотрела!)) Получила огромное удовольствие: и от юного Харатьяна, и от Нееловой, Ромашина, песни моей любимой про шарик... Странно, что я раньше этот фильм не видела. Советуйте и впредь, Наталья)) Буду очень признательна!)

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Его вообще мало кто видел. Есть такие фильмы, которые проходят мимо "массового зрителя" и теряются.

Да я ж только тем и занимаюсь, что советую)) Из фильмов того же времени советую (если кто и его упустил) посмотреть фильм "Подранки". Я о нём писала два года назад - тоже в мае, вот этот пост.

"Подранки" смотрела. Стоящий фильм! И пост ваш два года назад читала. Стараюсь все ваши посты читать. Нравятся потому что))

ностальгический фильм

Да, "девочка плачет - шарик улетел"...)

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина, Надежда Рогожина

Совсем этот фильм не помню. Вчера настроилась посмотреть, но силы не рассчитала. Устала за день и даже первую серию не осилила.

Фильм обалденный! Каждый кадр ностальгией напитан. Герой Харатьяна такой модник: пальто с ланцканАми, шапочка-пирожок )) Будто вернулась в то старое время. 

Наталья, спасибо большое! Ведь и правда, посмотреть-то иной раз и нечего. Хочется чего-то приятного и ведь не найдёшь!

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Хочется чего-то приятного и ведь не найдёшь!

Найдёшь-найдёшь) Из старенького - всегда найдёшь, если места знать. Вот с новеньким похуже.