Все записи
20:03  /  25.09.17

10738просмотров

Это кино, Карл!

+T -
Поделиться:

Призадумайтесь, знатоки, нет ли чего-нибудь общего у советского фильма «Тридцать первое июня» (романтического, фантастического, музыкального) с американским «Крепким орешком» (весёлым культовым боевичком с Брюсом Уиллисом).   

Тем, кто призадумался безрезультатно, рассказываю.   

В шайке террористов из «Орешка» действовал злой Карл, белокурая бестия; герой Уиллиса пресёк его назойливую деятельность где-то в середине фильма, убив Карла о стенку. Но хитрые сценаристы определили Карла на роль традиционного для боевиков внезапно восстающего мертвеца. Поэтому под финал он с ошалелым видом выскочил-выпрыгнул с намерением вновь заняться бессмысленным и беспощадным терроризмом. И был успешно застрелен чернокожим полицейским. Этот чернокожий полицейский как раз должен был избавиться от комплексов: он после одного случая не мог убивать людей, а теперь вот, спасибо Карлу, опять стал мочь, как нормальный.   

Террорист Карл был колоритен и свиреп:   

А в фильме «Тридцать первое июня» ничего, как говорится, не предвещало никакого терроризма. Будущий Карл был безнадежно влюблён, говорил и пел нежным голосом (правда, не своим), красиво танцевал и выглядел ангелоподобно:  

Обе роли были сыграны Александром Годуновым, балетным танцовщиком. В семьдесят девятом он стал невозвращенцем. Годунов шёл по следам Михаила Барышникова (с которым, кстати, учился в одном балетном классе, ещё будучи мальчишкой): совершил при первом удобном случае прыжок из советского балета в американский, бросив милую родину. Родина долго плевалась вслед и махала кулаками.   

В Америке у Годунова всё складывалось примерно как у Барышникова. Только хуже. Повторялись даже детали, но в бледном виде. Например, обоих поддержал Бродский. Но Барышникова Бродский любил, а Годунову - сочувствовал. Годунов нравился публике, но она тоже уже любила Барышникова, растратив на него почти весь запас чувствительности и восторгов. Оба снимались в кино, но Барышников раньше начал и ему больше повезло с ролями: он несколько раз сыграл "балетных" (будучи в прекрасной балетной форме), чем лишний раз закрепил впечатление о себе как о самом самокрутном, быстроходном и долголетающем (каким он и был). Одна карьера работала на другую. Брендом стало даже имя Миша: американцы говорили - Миша, подразумевали - Барышников; вариантов не было. 

У обоих были романы с американскими актрисами. Но у Барышникова их было больше (будем считать, что больше значит лучше, чтобы не ломать концепцию); Джессика Лэнг, кстати, родила от него дочь. 

Однако вовсе не Барышников был главной проблемой Годунова (хотя то, что их постоянно сравнивали, некоторой проблемой, конечно, было). У Годунова был абсолютно антиамериканский характер. Он не мог и не хотел производить впечатления лёгкого, открытого человека, готового немедленно "делать бизнес"; к тому же он был очень привязан к классическому русскому балету, и американское экспериментаторство его отталкивало.   

В сущности, Годунов мог бы, будь у него достаточно сноровки и цинизма, сваять из себя культовую американскую фигуру, пользуясь только собственной внешностью. Он был исключительно хорош собой, киногеничен и фотогеничен.

Нельзя сказать, что он потерпел крах. Он честно существовал в профессии и не был неудачником. А в кино он сыграл не только террориста Карла. Главной проблемой Годунова было то, что он был несчастлив.   

В музыкально-танцевальном фильме «Барышников в Голливуде» Миша рассказывал о том, что ему пришлось расстаться с одним милым созданьем; в конце пассажа оказывалось, что речь идёт о собаке. Обстоятельства Барышникова на самом деле были не слишком весёлыми, но у него был порох в пороховнице, чтобы подобным образом забавляться (пусть даже и в кино). А обстоятельства Годунова воспринимались им как трагические, и потеря мучила его долгие годы. Он оставил любимую жену, балерину Людмилу Власову. Причём Власова сама приняла решение не присоединяться к мужу. Она его покинула, отказавшись от предоставленной возможности стать американской гражданкой. Власова решительно выбрала родину. Поэтому Годунов не мог даже утешиться мыслью, что их разлучила злая сила - а не будь злой силы, жена непременно была бы с ним. Увы, не была бы. Такого не пожелаешь даже собаке Барышникова.   

Власова, кстати, тоже снималась в фильме «Тридцать первое июня».

После побега Годунова плёночки, на которых он был запечатлён, положили на дальнюю полочку (не только «Тридцать первое...», но и более ценные вещи - например, запись балета «Анна Каренина» с Плисецкой). Зато героический поступок его супруги взволновал слабые советские кинематографические умы. И в середине восьмидесятых на покрасневшие экраны вышел фильм Сергея Микаэляна «Рейс 222». Каждый фильм Микаэляна был снят так, будто предыдущий снимал кто-то другой (он снял, например, «Иду на грозу» и «Влюблён по собственному желанию»). 

«Рейс 222» был посвящён коллизии с побегом Годунова во время гастролей Большого театра. После его антраша американские власти задержали на территории США самолёт, в который советские власти срочно запихнули Власову, чтобы отправить её домой, подальше от аналогичного греха. Американцы не верили, что она реально хочет в СССР, а не к мужу. Русские не верили, что можно реально хотеть к мужу, а не в СССР. Во время встречи на нейтральной территории, имея возможность переметнуться, Власова подтвердила, что Америка ей неинтересна, и попросила отпустить.   

В фильме история излагалась с элементами садизма, мазохизма и умственной отсталости; всё это растянули на две серии. Годунова превратили в спортсмена Гену, а Власову заставили заняться балетом на льду и назвали Ириной. Оба вели себя по-идиотски и выглядели не ахти. Неискушённого зрителя привлекала в этом жёваном кинополотне внезапная голая грудь, разоблачающая мир чистогана: одна из фигуристок полезла под душ в свежекупленном американском купальнике, и с купальника тут же слезла паршивая американская краска.   

Группа советских граждан изображала греческий хор; плюрализм мнений в частностях и единство в главном. Пассажиры задержанного самолёта страдали вместе с несчастной несгибаемой Ириной (впадающей, впрочем, в истерики), - страдали от неизвестности, неподвижности, жажды, голода и жары. Но все они патриотично отказались от предложенной американцами кока-колы, гостиницы и прочих подлянок. А советское дитя прислонило к иллюминатору свою голую попу, чтобы недвусмысленно выразить отношение к происходящему (вокс попули, так сказать). Попа попала в телевизионные новости. 

В конце концов американские власти убеждаются, что Ира любит Гену не так сильно, как она любит СССР, отпускают всех с миром и остаются в нескрываемом недоумении; Гена плачет, Ира плачет, власти сдерживаются, пассажиры ликуют, родина ждёт, шарик улетел. Представитель советской стороны уверяет другого представителя советской стороны (заранее согласного), что все перебежчики потом ползают на карачках, чтобы их пустили обратно.   

Не знаю, видел ли этот фильм Александр Годунов. Надеюсь, что нет: не очень-то весело смотреть на то, как чьи-то кривые руки превращают в фарш один из самых болезненных моментов твоей жизни. В фарш, фарс и фальшь. А Людмила Власова фильм, конечно, видела. И он ей очень не понравился.

Это кино, Карл.   

Комментировать Всего 14 комментариев

Да, Наталья, Вы пришли  дать  им  не только хлеба, а и зрелищ:))!  Чтобы так писать о кино, надо  поначалу научиться печь хлебобулочные изделия. Если ж всерьёз, то  история с Годуновым подтверждает  то, что скрыто было  для многих, кто рвался на Запад со своими мифами. Не каждому по зубам эмиграция. Акт кровавый..

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Вы так говорите, будто Годунов там таксовал и жил на пособие.

Умер он рано и при тяжелых обстоятельствах, но прожил в Америке вполне хорошо. Не без тоски и страданий, да... Но чем бы всё обернулось, останься он в Москве - об этом история умалчивает, ибо не терпит "бы".

Да какие там пособия. Заработать на пропитание на Западе - не проблема. Но мы же, кажется, о  способности адаптироваться и реализоваться. Уровень притязаний не обывательский, а высочайший. В Большом театре  звездой стал. А в Америке не получилось. Барышников ушёл в современный балет, а Годунов не смог. И английский язык с трудом одолевал... Ну, снимался в кино, свою труппу, кажется, организовал... Но поменяться, вжиться не то, что не захотел. Скорее всего, я думаю,  не смог.  Запил...

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Кузнецов

"Ну, снимался в кино..." - нормуль)) Люди анусы рвут себе и окружающим, чтобы сниматься в Голливуде.

Конечно, счастлив он не был, вся эта петрушка с женой его травмировала. Но он не был при этом неудачником, нереализованным и так далее. А стать первым номером при Барышникове не смог бы никто.

Многие пьют, знаете ли, и не выезжая за пределы)

Всё верно, Наталья. Но по Годунову можно писать биографию Эмигранта, жившего с головой, повёрнутой назад. К кому я вернусь? - вопрос Саши, когда звонил в Москву Власовой. Та звала его обратно, хотя уже вышла замуж. В 95-м  году поехал в Ригу - навестить мать, брата, хотел увидеть отца. Отец не приехал на встречу. Мать сказала, что сына у нее нет. Денег и машину просили - дал. Вернулся и запил. Да я и сам однажды на две недели запил:))... Одиночество? Одиноким можно жить и не выезжая. Не в том дело. Тут главное - мотивы эмиграции. Не пускали за границу, роли не давали, не доверяли после побега Миши Барышникова. Хотел убежать в 74-м. Плесецкая попросила сделать это позже. Фильм надо заканчивать. Он убежал в 78-м. Его не хотели выпускать. Выпустили по требованию американсокого импрессарио. Обещали в Минкульте всё,когда  вернётся. Он не верил им. И правильно  сделал. Поверил другарю Мише, который звал. Но  это не мотивация для такого шага, вот в чём дело. Дышать  без свободы не может человек - это мощная и, может быть, единственная мотивация... А профессия, стандарты жизни, даже лубоф - это всё сопутствующее. Потому что  профессия - это характер, стандарты жизни - что-то неопределённое, любовь - тоже чувство ненадёжное. Свобода- это да! Похоже, для Саши Свобода была не на первом месте. Или он только  думал, что на первом...

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Кузнецов

В семьдесят девятом, а не в семьдесят восьмом.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Верно. Но всё, что я пишу, не так важно, если честно. Важно то, что подметил Генин о Вашем посте: "в этом изложении трагизм и комизм жизни схвачен блестяще" 

Знаю эту историю, но в этом изложении трагизм и комизм жизни схвачен блестяще.  

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Сергей Мурашов

Если не видели фильм "Рейс 222" - посмотрите, это будет, как бы сказать... кода))

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Судя по всему, жена его выбрала Родину не из-за патриотизма, а из-за матери - это промелькнуло в ее словах. 

Помню, как в своё время прошел слух - что "31 Июня" закопали, так как один из актёров сбежал... Жалел. В фильме песни неплохие были...

Хотя оригиналу Дж. Б. П. фильм вряд ли годился и в подмётки.

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Кузнецов

Да, с первоисточником практически ничего общего. Но песни - очень хорошие, особенно одна)

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Вячеслав Кузнецов