Все записи
22:46  /  12.01.19

7375просмотров

Сомнения в местоимениях

+T -
Поделиться:

Есть такие люди, которых хлебом не корми, дай заморочиться, придумать себе какую-нибудь задачку, всё бросить – и решать. Если не решишь – никто не осудит. Если решишь – никто не похвалит. Потому что никто даже не узнает, что была проблема. Теоретически я к таким замороченным не очень хорошо отношусь. Но я к ним отношусь. Я именно из таких людей. Сейчас расскажу, как можно озадачиться на ровном месте.

Осенью мне пришла в голову светлая мысль поговорить с Николаем Арутюновым под диктофон и обнародовать разговор. Арутюнов, во-первых, певец мирового уровня, и на этом я настаиваю во всех доступных мне формах (хотя никто, собственно, не возражает). Во-вторых, с ним интересно разговаривать. В-третьих, в тот момент подвернулся формальный повод: появление Арутюнова на шоу "Голос". Вообще-то интервью – мой самый нелюбимый жанр с детства, и я бы никогда к нему не вернулась (с тёплым чувством вспоминаю только интервью с Зиновием Гердтом, царство ему небесное), но к Арутюнову у меня отношение, мягко говоря, исключительное.

Ладно, посидели, поговорили; тут-то проблем не было. И дальше всё шло по плану – расшифровала запись, скрепя сердце удалила половину разговора; прикинула, сколько должно быть информации, эмоции, музыки, болтовни, юмора и грубости; взвесила в граммах, просеяла текст. Ну, думаю, пока получается идеально; Коля – как живой. Отдохнула, отключилась, отряхнулась. Вернулась к компу. Прочитала свежим взглядом. И ужаснулась: что это за безобразие? почему я ему тыкаю всю дорогу? где мой эпический респект, о котором я так много трындела?

Претензии у меня были только к тексту, не к реальности; в реальности меня всё равно не исправить. То ли я музыки переслушала, то ли это был очередной приступ совестливости (у меня они изредка случаются – внезапные и неуправляемые, как икота у детей, и "попить водички" не помогает), но мне втемяшилось, что именно в этом тексте "ты" с моей стороны недопустимо. И "Коля", само собой, тоже. Как на грех, кнышевский анекдот вспомнила. Встречаются как-то Гельмут Коль и Ангелина Вовк: "Как дела, Коль?" – "Нормально, Вовк!" Потом случай с Дапкунайте на ум пришёл (и добил). Молодой артист перед ней нарисовался: "Привет, Ингебоша!" – "Какая я тебе Ингебоша?" – "Олежа Меньшиков так говорит..." – "Какой он тебе Олежа?!" Кстати, Олежа, то есть Меньшиков, зацепился за какую-то мою извилину и потом выскочил с другой историей в подводке к разговору.

И сказала я себе голосом матери моей, то есть очень сурово: Наталья, какой ты мерой меряешь? Какой он тебе Коля? Кому ты тыкаешь? Взвесь, опять же, в граммах. Арутюнов поёт английский арт-рок (например) не хуже, чем Дитрих Фишер-Дискау пел вокальные циклы Шуберта (например), – и представь, Наталья, в интервью с Фишером-Дискау кто-нибудь пропечатал бы что-то вроде "Дитер, а ты с фон Караяном не задолбался?" Нехорошо, Наталья. (Привлечение призрака Дитриха Фишера-Дискау сыграло решающую роль: это мой любимейший академический баритон, тут я всю жизнь в крайнем пиетете и трепете.)

Поугнетала я себя и стала перепиливать разговор так, будто собеседники на "вы". И пришла беда, откуда не ждали: пострадали некоторые арутюновские, как бы сказать, речевые характеристики. А я-то как раз стремилась сохранить его натуральную речь. Арутюнов не вещает в пространство, он говорит с конкретным, живым, знакомым человеком и на него направлен, поэтому появляются всякие "я тебе ещё раз повторю (мол, врубись уже, Наташа)...", "ты знаешь эту песню...", "я тебя уверяю...", "да я тебя умоляю..." и так далее. А "ты представляешь?.." у него вообще граничит с "прикинь, старик". Выканье тут совсем не катит, оно бы изменило всю картину. Наталья, руки прочь (сказала я себе голосом всё той же матери моей), не порти арутюновский вольный стиль.

Возник, конечно, третий вариант – он мне "ты", я ему "вы" – но эту ненормальную ситуацию я даже примерять не стала: получилось бы что-то вроде "римский папа и фигня на палочке" (к себе я тоже кое-какой респект чувствую, я вовсе не фигня).

Однако надуманная этическая проблема по ходу дела превратилась в интересную задачку; я была обязана выкрутиться, потому что русский язык всегда позволяет найти выход. А если все выходы заколочены, значит, есть лазейка. И я таки придумала, как выйти из положения. Придумала – и вышла. С  несвойственной мне элегантностью. У меня даже мелькнула самодовольная мысль "ёлки-палки, да я молодец".

Потом все, кому было не лень, меня похвалили – кто за компетентность (мол, Наташа-то – реально шарит, вау), кто за натуральность (мол, Арутюнов-то – совсем как в жизни, вау), но этого трюка никто, конечно, не заметил. Ни одна собака. Ни один филолог. Заметьте – и оцените мою ловкость: тыц, как говорят в интернете.

(Оценив мою ловкость, имейте в виду: по большому счёту всё, включая мою ловкость – тлен и суета; всё, кроме музыки. А там есть музыка; слава богу, техника дошла до того, что музыку можно добавлять непосредственно "в тело текста", чтобы она время от времени сама за себя говорила).