Все записи
13:02  /  16.05.13

36732просмотра

Взявшись за грудь

+T -
Поделиться:

 

«Анджелина Джоли удалила себе грудь». На самом деле, конечно, она сделала двойную мастэктомию, чтобы снизить риск развития рака груди – а риск в ее случае есть. Но многие, особенно в первый момент, восприняли это именно так: слово «удалила» поразило воображение. Подобную операцию делали и до Джоли, в том числе и публичные люди (например, жена Оззи Осборна не скрывала, что сделала мастэктомию «для профилактики»). Однако обсудить Анджелину – удовольствие, в котором публика себе никогда не отказывала. Состоялись торжественные виртуальные похороны удалённой груди. Грудь Джоли «до» ничем не отличается от груди «после», но – «мир никогда больше не будет прежним», как со значением написал кто-то в твиттере; а кто-то злой заметил, что Джоли вскоре удалит себе мозг, поскольку бывает и рак мозга. Если уж одна нога Анджелины, в прошлом году выставленная ею на «Оскаре», вызвала массовые волнения и породила множество дурацких, но смешных «фотожаб» и стала интернет-мемом, то ухватиться за удаленную грудь – точнее, сразу за две груди, – сам бог велел, хотя он как раз и не велел.

Дело в том, что Анджелина Джоли – явление уникальное: она одновременно и секс-символ, и современная святая. Одна из красивейших женщин мира (кто скажет, что это не так, пусть первый бросит в меня Джоли), благотворительница, кинодива, пропагандист и агитатор, многодетная мать и публичная фигура с хорошей фигурой. Святости в ней чем дальше, тем больше, она даже исхудала до состояния Махатмы Ганди, и когда люди насмешничают, говоря – мощи, мощи! – зрят в корень: мощи бывают только у святых. Неспроста появилась интернет-утка о Джоли и Путине по поводу «закона Димы Яковлева»: можно было легко поверить, что Джоли действительно попросила Путина не запрещать американцам усыновлять российских детей.

Между прочим, сюжет с грудью напомнил мне о Святой Агате, которой назначили престранное мученичество. Как раз удаление груди. В разных версиях ее истории Агате грудь отрезали, вырывали раскаленными щипцами, стягивали веревками, но результат был один, и он был ужасен.

Есть также версия, что в темницу, куда бросили умирающую, явился Святой Петр и вернул грудь на место (провел восстановительную пластику), обратите внимание на швы:

В спокойном состоянии святые традиционно изображались с атрибутами своего мученичества, поэтому Агата всюду ходила с парой грудей на подносе. И словно предлагала их сочувствующим, как сдобные пирожки.Ассоциация была такой явной, что кондитеры придумали пирожное под названием «груди Святой Агаты»: холмики, украшенные гранатовыми зернышками.

Сейчас мало кто читает жития святых и рассматривает пугающие старинные фрески; важнейшим из искусств для нас является кино. И цирк (в широком смысле слова). Кинематограф всегда занимался членовредительством много и охотно. Он проделывал с человеком все. Резал вдоль, резал поперек, вскрывал голову. Одним только отрубленным пальцам несть числа. В основном их отрубали, чтобы снять кольца, но и в порядке пытки, и просто на спор, как в «Четырех комнатах». В «Апокалипсисе сегодня» сумасшедший герой Брандо рассказывал о горе отрубленных детских ручек. Взрослые частенько отпиливали себе руки сами – Ганнибал Лектер в «Ганнибале», маньяк в «Побеге», альпинист из фильма «127 часов», –  чтобы выбраться из западни. Или чтобы выбраться из психологической западни, как в фильме «Бобер» (бобер так присосался к руке, что проще оказалось отрезать руку):

Это дела самые обычные. Но если бы только это! Киногерои мужественно расставались даже с членами. В лучшем смысле этого слова. Осуществляя самооскопление. Наиболее красочный пример – из далеких семидесятых, когда персонаж Жерара Депардье в фильме Марко Феррери «Последняя женщина» отрезал себе член электрическим ножом-хлеборезкой. Причем были и крупный план члена Депардье до отрезания, и крупный план члена после (а Кадыров-то не знает, кому квартиру подарил). Из относительно недавнего – в фильме «Как малые дети» вышедший из тюрьмы педофил решил избавить от себя общество, а себя от злополучного органа. Тут уже, конечно, никаких крупных планов не было, только окровавленные трусы, чай не семидесятые.

В «Елене в ящике» Дженнифер Линч нехороший человек лишил возлюбленную рук и ног. Заметьте, покуситься на грудь ему даже не пришло в голову.

Единственный известный мне случай, когда авторы очень плохо поступили с женской грудью не по медицинским показаниям, а от души – фильм Джон Хьюстона 1967 года «Блики в золотом глазу». Это кино экстремальное, патологическое. Женщина, несколько помешавшись после смерти ребенка, отрезала себе соски ножницами (по счастью, за кадром).

В наше время произошел аналогичный случай в «Антихристе» Триера. Здесь женщина после смерти ребенка помешалась изрядно, и ножницами она отрезала себе клитор. Потому, что это Триер.

К чему я, собственно? К тому, что  кино жестоко. Но женскую грудь старались не трогать. Казалось бы – всего лишь сиськи, но нет: это предмет почти сакральный. Он хотя и фигурирует в каждом втором фильме, и голой грудью давно никого не удивить, кинематографисты исключительно редко подвергают эту часть женского тела болезненным манипуляциям. Даже о раке груди разговоры были очень осторожные и очень издалека, без натурализма, без деталей. Рак, должно быть, лишает эту самую грудь эротической привлекательности. Или рак – или грудь. Не смешивать, не взбалтывать. Невозможно поклоняться злокачественной опухоли и метастазам.

Редкий фильм, в котором рак груди более или менее убедительно ужился с эротизмом – «Элегия»; герой Бена Кингсли сходил с ума именно от груди героини Пенелопы Крус, и именно с грудью ей пришлось в итоге расстаться. Перед операцией девушка попросила о фотосессии. Не столько для себя, сколько для нее. Для груди. Это была тоже эротика, но немножко инфернальная.

В какой-то момент поступил отчетливый соцзаказ. Рак стал одолевать героинь сериалов, поскольку телевидению проще достучаться до мозгов, и не так затратно. В «Южном парке» появилась серия «Шоу о раке груди». В шестом сезоне культового «Секса в большом городе» им заболела Саманта, белокурая бестия легкого сексуального поведения, которую играла Ким Кэттролл. Интересно, что в реальности рак груди был у актрисы этого сериала Синтии Никсон, но она публично рассказала об этом только после излечения.

В «Сексе в большом городе» прицельные разговоры о раке были естественны: этот сериал претендовал на  называние вещей своими именами, «откровенно обо всем» и так далее; он был гипертрофированно женский. Поэтому в куда более эпатажном «Сексе в другом городе» («Слово на букву Л»), посвященном лесбийским отношениям, без рака груди обойтись было тем более невозможно: он был женским в квадрате.Рак у одной из героинь «Слова на букву Л» принёс реальные плоды: анонимная зрительница под впечатлением передала миллион долларов в соответствующий фонд.

Из последних новостей о кинораке киногруди: Кейт Бланшетт собирается сняться в фильме по автобиографической книге комиксов Марисы Марчетто «Рак: правдивая история»:

Большинство фильмов о смертельных болезнях рассчитаны на аудиторию самую широкую и глубокую. Рак груди в кино рассчитан в основном на аудиторию целевую: на женщин. И пока нет ни одного фильма, в котором женщина начала бы бороться с этим видом рака до его диагностирования. То есть массовое сознание просто не привыкло.

Операция Джоли была воспринята людьми с некоторой оторопью, которая потом у кого-то переросла в ещё большую оторопь, а у кого-то в восхищение. Прекрасную грудь, на которую так долго смотрели большевики, она вдруг свела к потенциально больному органу, возможному источнику опасности. Если бы она сделала обыкновенную пластику, она подтвердила бы свой статус секс-символа, озабоченного тем, чтобы оставаться в этом статусе подольше. Но борьба с раком, которого ещё нет, вызывает у публики смешанные чувства. Кстати, я уверена, что когда Джоли через несколько лет удалит яичники, резонанс будет не меньший, хотя никто эти ее яичники в глаза, извините, не видел. Зато ее нынешняя мастэктомия наверняка будет признана самым естественным явлением даже теми, кто говорит об удалении мозгов.

 

Также по теме:

Марк Курцер: Нужно ли брать ли пример с Анджелины Джоли

Комментировать Всего 20 комментариев
ухватиться за удаленную грудь – точнее, сразу за две груди, – сам бог велел, хотя он как раз и не велел.

"Альбом закрыт

Автор альбома «джоли» ограничил доступ к нему. Чтобы посмотреть фотографии, введите, пожалуйста, пароль к альбому"

:(

Все фотографии из этого альбома здесь)

Аааа... Просто в тексте есть часть значков, означающих, что там фоты,  которые не открылись...

Кстати - через них можно попасть в сетнвой альбом, и там гулять...

В каком тексте часть значков?

Этот альбом закрыт, но я могу брать коды и ставить фотографии куда хочу. То есть сюда. И здесь они видны. Но в сам этот альбом никто не зайдет, если начнет тыкать в фотографии)

Вот здесь, например: "хотя он как раз и не велел.", после "не велел", у меня виден значок, через который я вошел в альбом... Интересные фотографии наличников, кстати... (Дальше не полез - вдруг, думаю, нельзя).

а у меня нет никакого значка после "не велел"!

у меня там есть и какие-то не подзамочные альбомы, про наличники те же) можно смотреть, они же в открытом доступе)

а у меня нет никакого значка после "не велел"!

Я так и понял - чудеса...

Точно) Вы, Сергей, избранный! Вам был дан знак. Значок)

За это вам ещё одна Святая Агата:

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Спасибо, благодаря статье я стал лучше понимать, почему уже много-много лет я не смотрю продукции кинематографической промышленности. Понимаю, что делаю это неосознано, повинуюсь инстинкту сохранения здравого смысла. Кинематограф все больше и больше превращается в прибежище больных на голову людей.

Вчера по радио слышал уже объявление что она собирается удалить и яичники. Сроки, однако не названы.

Справедливости ради, в этом посте представлена далеко не вся кинематографическая продукция) Но и здесь упомянута парочка хороших фильмов.

Может быть. Даже наверняка. Но я как-то бережно стал относиться к собственной психике. Когда фильм тебя не трогает, то какой смысл смотреть? А если реально тронул, что как потом со всем этим жить? Видимо это вопрос эмоциональной чувствительности. Никогда в жизни не пошел бы смотреть Шиндлерс Лист.

Нет, мне вашего подхода не понять.

Вот я недавно пересматривал "Стрелочника" - чуть не заболел, такой он трудный и противный.

Но как жить без этого фильма? Как отказаться, если знать, что такая красотень существует?

Вот точно, и бывает что как будто и не хочешь смотреть - а потом все-таки не можешь не смотреть, даже если вроде бы тяжело, и все  это уже видел, и казалось бы хватит с тебя.

Но и здесь упомянута парочка хороших фильмов.

"Антихрист" - просто супер!

Но при "бережном отношении к собственной психике" его лучше не смотреть)

Да, я многим своим знакомым активно его не советовал смотреть, ведь надо еще не только "собственную психику" беречь. :) Знаю фильм еще более "агрессивный", но тот документальный - сам жанр подразумевает слом психики чуть что... "Прощай Африка".

Вот я тоже многим не советовала.

Документальные фильмы страшнее! Они ведь документальные)

Эту реплику поддерживают: Павел Гуляев

В поседнее время отчего-то вспомнаю нелюбимого Солженицына. Вот в "Раковом корпусе" девушка эффектно прощается с грудью перед мастэктомией.

"- Целуй! Целуй! - ждала, требовала она.

И вдыхая запазушное подаренное ему тепло, он стал тыкаться, как поросёнок, благодарно и восхищённо, поспешными губами, во всю эту изгибистую, налитую над ним поверхность, хранящую свою постоянную форму, плавней и красивей которой ни нарисовать, ни вылепить".

Я тоже "Раковый корпус" вспоминала! Позавчера))