Все записи
19:34  /  11.06.13

15225просмотров

Потомок негров безобразный... Какой же ты разнообразный!

+T -
Поделиться:

 

В «Литературной газете» трудятся удивительные авторы. Начнешь читать — и запахнет старой портянкой, старой советской риторикой, старой советской поэзией и старым советским доносом. Валерий Рокотов о Набокове: «Набоков сходит со своего трона. Коронованный либеральными обожателями, поставленный высоко над советской литературой, он тихо отплывает от нашего берега вместе со своим особенным синтаксисом. Он снова становится эмигрантом, и его творчество снова выглядит чем-то бесконечно чужим. Трагедия открывает глаза. Она возвращает имена тех, с кем мы связаны единством судьбы, и заставляет трезво взглянуть на тех, кто прыгал клопами по иностранным диванам. Ты вдруг видишь, что изысканная литература насквозь лицемерна и таит в себе зло и что чистое искусство, усыпляя души, намного превосходит напалм».

То, что до сих пор кто-то так пишет — «клопами прыгавшие по иностранным диванам» — вот это действительно трагедия. Трагедия открывает глаза!

И, конечно, образ врага. Это обязательно. Щедрыми, широкими мазками. У того же Рокотова недавно главными злодеями были объявлены некие вежливые. «Все политические решения основаны на идеологии, которую создаёт «авангард общества» — вежливые, интеллигентные люди. И беда, если их сознание сотворила диссидентская субкультура, которая исполнена отрицания. В этом случае государству просто ломают хребет. Вежливые люди набрасываются на мифы и смыслы ненавистной страны. <...> Вежливые люди идут во власть и приступают к сосредоточенной деятельности. Осознавая себя кастой носителей истины, они игнорируют волю народа: срывают знамёна и дробят территорию. Они уничтожают традиционный уклад жизни, перерубая обществу корни.  <...> Вежливые люди целенаправленно творят социальную катастрофу и с тайной радостью наблюдают, как гуляет по ещё вчера живым городам ветер смерти. <...> Вглядываясь в вежливых людей, видишь, что их невроз и манёвры не связаны с убеждениями. Нет там никаких убеждений, а есть одно сплошное мошенничество. <...> Остановить вежливых людей может слово, рождённое любовью и болью. То есть слово живое, которое не только укажет на смертоносные вирусы, внедряемые в сознание, не только сорвёт лукавые маски, но и обратится к исторической страсти, огню, метафизике. Это слово умерших не воскресит, но воскресит смыслы. Оно соединит небо и землю в единое целое. И тогда жизнь продолжится».

Страшное дело. Хочется немедленно дать кому-нибудь вежливому в морду, потому что очевидно: «слово, рожденное любовью и болью» на таких матёрых упырей может не подействовать, а смыслы надо срочно воскресать и соединять небо и землю в единое целое.

Это была, впрочем, преамбула, — чтобы публика оценила полемический замах и метафорический размах, и со стула уже не падала, когда я перейду к главному.

Перехожу к главному. К Пушкину. К нашему всему и еще кое-чему. О Пушкине вдохновенно написал колумнист «Литературки» Игорь Панин (сам, между прочим, поэт, а кроме того — удачно начинающий скойбеда). Конечно, просто писать о Пушкине — это скучно, поэтому он написал о врагах России, о страшном русофобском заговоре, заключающемся в том, чтобы внедрить в массовое сознание оскорбительный образ Пушкина-негра. Что-то мне подсказывает, что эти редиски-внедряльщики работают в тесной смычке с «вежливыми людьми» из сочинения Рокотова. Их заклинание — Пушкиннегр, Пушкиннегр, Пушкиннегр! — если верить Игорю Панину, практически ежесекундно несется из каждого утюга и зомбирует общество. Но так получилось, что лично я где-то, видать, пропадала много лет и страшную массированную атаку маньяков-пушкиннегров пропустила. А почувствовать вражью мощь было бы неплохо. Поэтому я устроила в своем ЖЖ конкурс для рисовальщиков (рекомендую) на лучшую иллюстрацию к статье Игоря Панина «А был ли Пушкин негром?» — хотелось и самой вздрогнуть от наглядности, и Панина удовлетворить. Потому что меня берут сомнения, что ему всё это не привиделось в захватывающем сновиденье, от которого реальность все-таки очень, мягко говоря, отстает. Одной из участниц конкурса была замечательная художница Евгения Мора, чьи иллюстрации я здесь сейчас и покажу. Цитаты из Игоря Панина выделены жирным, черным, как негр, шрифтом — для весомости.

Практически каждодневно мы слышим с экранов телевизоров или читаем в газетах о том, что величайший русский поэт был негром.pushneg3pushneg4

«Пушкин – негр!» – это пропуск в мир русской культуры для тех, кто не обладает талантом, но стремится пролезть по квоте для нац­меньшинств. 

Здесь не просто какое-то недоразумение, это целая идеология. «Пушкин – негр!» – это пароль, по которому они опознают своих. Это и охранная грамота: «Если Пушкин такой, то почему нам нельзя?» И лезут, и толкаются локтями, брызжут слюной: «Какие ещё русские? Пусть землю пашут и на заводах корячатся, стране нужен хлеб и миллионы тонн чугуна, а в литературе мы как-нибудь без них…»pushneg1

Взгляните на прижизненные портреты Пушкина работ Тропинина или Кипренского. Вы видите там негра? Вполне европейская внешность. Разве что бакенбарды «подозрительные»… Так у Ивана Андреича Крылова ещё пышнее, что с того? Современники Пушкина отмечали, что был он сероглазым шатеном. А вот в эпоху развитого интернационализма его намеренно рисовали чернявым, лупоглазым, носатым, с вывороченными губищами, ну просто из кожи вон лезли, чтобы сравнять с нашими весёлыми друзьями из африканских стран, которые так любят всякие молодёжные форумы, в избытке оставляя после себя уже не столь улыбчивых «фестивальных детей»…pushneg2

Приятно же лишний раз напомнить русачкам, что нет у них ничего своего, что в этой стране всё создано пришлыми. Тут хлебом не корми – дай поглумиться. Защищают они, видите ли, представителей нац­меньшинств… Но ни Владимир Даль, ни Исаак Левитан в защите идиотов и жуликов не нуждаются. Они своё место в культуре России заняли давно и прочно. Чего не скажешь о тех, кто вопит: «Пушкин – негр!» Нет, это не Пушкин негр, это вы – нравственные негры!pushneg5

Признаюсь вам: статья Игоря Панина произвела на меня большое впечатление. «Пушкин — негр» так прочно засел в моем подсознании, что теперь, случается, говорю — Пушкин, подразумеваю — негр, говорю — негр, подразумеваю — Пушкин. Кто более матери-истории ценен? Непонятно! Зато Пушкину-негру удалось выдавить Пушкина-гея, который внедрился в меня вследствие опрометчивого знакомства с фантазией на пушкинскую тему одного сетевого автора. Фантазия называлась «Судбаносная встреча двух поэтов» (siс!) и была посвящена отношениям Пушкина с Есениным. Произведение графоманское, но сильное, написанное на полном серьезе, и по степени бредовости вполне может соперничать с исторгаемым «Литературной газетой». Евгения Мора по моей просьбе проиллюстрировала и этот шедевр. Кстати, это случилось еще до того, как Игорь Панин открыл нам всем глаза на атаку пушкиннегров. Тогда мы не были жертвами заговора (поскольку не были в курсе заговора), и этот Пушкин на иллюстрациях Евгении ещё НЕ негр, а вполне белый человек. Итак, снова избранные цитаты (авторская орфография сохранена) и иллюстрации. 

Александр открыл маленькую книжечку и начал. Его стихи были необычайной красоты. Даже когда Сергей читал их в газете, они уносили его в необычайные места. Александр читал их с таким увлечением. Он носился по всей комнате, вставал на стулья, взмахивал руками, повышал и понижал тон.a2Сергей иногда привставал на важных моментах, создавая неудобство Кондратию. Кот, устав от такой тряски, обиженно взглянул на Сергея и спрыгнул с его колен. Он направился в сторону кровати и скрылся за длинным покрывалом. Александр закончил свое драматическое выступление и свалился на стул. 

Поэт пошел на увлекаемый запах свежих блинов.a3

Коридор, освещённый солнечным светом, приобрел другие краски. Это был не то холодное и тусклое помещение. На стенах висели портреты полководцев. Пол коридора был выстелен ламинатом, по которому босому Есенину было приятно идти. Дверей было очень много. Сергей решил, что Александр обосновался в школе или старом лицее, где он был единственным жителем. Запах блинов стал усиливаться. Сергей принюхался, и стал определять из какой двери шел запах. Он осторожно открыл ее и вошел.a4

Александр стоял в сорочке у плиты. От сковородки шел пар. Кондратий сидел посреди стола и увлеченно умывался. Посередине висела громадная хрустальная люстра, которая внушала к себе уважение. Стены были простого бежевого цвета, но выдержанные в стили всей кухни. На полу была серая плитка, которая на удивление Сергея была теплой.

- Ах, Сергей! Вы проснулись! - сказал Александр, повернувшись к Есенину. Сергей опять скромно улыбнулся и переступил с ноги на ногу. - Вы проходите, садитесь. Кондратий с вами поделится порцией блинов.

Сергей смирно сел на ближайший стул. Кот вопросительно посмотрел на Есенина. Александр тут же подал гостю тарелку с теплым блином.a5

- Будите есть с вареньем или икрой? - вежливо спросить Александр. Сергей растерялся. Ему еще никогда не предлагали столь обширный выбор.

- Можно я попробую со всем? - скромно отозвался Сергей. Александр рассмеялся.

- Ну конечно можно! - Александр поставил на стол банку с вареньем и открытую банку икры. - Все свежее! Сегодня с утра ходил в магазин.

Сергей не знал с чего начать.a6Икра потекла по рту. Сергей утер ее салфеткой, на которой было искусно вышиты инициалы "А.С.". Блин почти таял во рту. Александр с удовольствием наблюдал, как его гость поглощал его творение. Пушкин с самодовольной улыбкой принялся жарить следующий блин. Когда Сергей проглотил последний кусок вкусного завтрака, он широко улыбнулся. - Знаете, Александр,- начал Есенин, - вы готовите просто превосходные блины! У вас точно есть талант в кулинарии и поэзии. Для меня это так необычно...

Вчера Сергей наслаждался стихами и игрой Пушкина, а сегодня настало время разглядеть его поближе. Перед Есениным сидел совершенный мальчик. Кудрявые, каштановые волосы непослушно были уложены на голове его. Зеленые глаза были полны радости и самоудовлетворения. Его длинные пальцы ловко сворачивали блины и клали их в рот. Лишь только бакенбарды давали легкое представление о возрасте Александра. Сергей точно знал, что Пушкин холостой поэт, и что он на несколько лет старше. Это радовало Есенина.

- Расскажите мне, что это за место, где вы живете? - нарушил тишину Сергей.

Александр прожевал еду.

- Это раньше был склад.

- Склад? - удивленно переспросил Сергей.

Александр качнул головой.

- Это долгая история, как я сюда попал. Просто мне хотелось вырваться из села, которым владели мои родители. Тем более что это почти центр города и тут так мало народа, которые могли бы нарушить мой покой. Надо признаться, что толпы людей мне противны, - сказал Александр и стал жевать следующий блин.

Сергей понимающий качнул головой.

- Можно я у вас останусь на несколько дней?- спросил Есенин с львиной долей надежды в голосе.

- О чем вопрос?! Ты чертовски понравился моему коту, у которого очень сложно заслужить положительное отношение к себе. Только прошу, можно мы будем говорить на "ты"? - предложил Александр.

Сергей широко улыбнулся. Все внутри него сжалось от радости. Он крепко обнял кота, мысленно поблагодарив за его дружеское отношение к себе.a7

Сергей, хоть и выглядел без башенным, был серьезным человеком. Его не интересовали балы и светские мероприятия. Он предпочитал сидеть в каком-нибудь прокуренном кабаке и читать свои стихи. Сергей не мог быть преданным своим минутным чувствам. Он горячо и страстно влюблялся в женщин, но еще быстрее охладевал к ним. Сергей разбил не мало женских сердец, но ничуть не жалел. У Есенина были дети, но и это не останавливало его. Жена знала обо всех любовницах и его ночных похождениях, но молчала. Она не хотела рушить семью, которая, к сожалению и вовсе не состоялась. Сергей присылал деньги каждый месяц, а порой даже и навещал. Когда Сергей смотрел на Пушкина, то он его завораживал. Этот человек тоже жил, как хотел, а возможно даже и с большей свободой. Есенин чувствовал долг перед своей "семьей" и поэтому ему порой даже приходилось подрабатывать уборщиком. Александр был более спокойным. Ему не хотелось громко и шумно скандалить. Пушкин наслаждался общением с людьми.a8

- Может, хотите чай? - предложил Пушкин.

Сергей, снимая пальто, одобряюще кивнул. Александр, словно бабочка, выпорхнул из кресла и понесся на кухню ставить чайник. Сергей подивился грации движений Пушкина и последовал за ним. Кондратий не отставал от него.

Чай они пили черный, но высшего индийского сорта. Коту достался кусок, немного засохший колбасы, но тот не брезгал. Он с аппетитом и сладостным причмокиванием управился с едой в несколько секунд. Сергей оценивающем взглядом смерил кота и повернулся лицом к Александру.

- Очень вкусный чай, - заметил Есенин, покрепче обхватывая кружку.

Александр удостоил своего собеседника своей милой улыбкой.

- Я так рад, что вам все нравиться! - воскликнул он. - Вам было удобно спать?

Сергей сделал глоток теплой жидкости.

- Вполне, но в диване видимо какая-то выемка и было немного некомфортно.

Александр прекрасно знал, о чем говорит Сергей. Диван был действительно объектом обожания его дяди, который имел солидную массу. К сожалению, Пушкин не мог купить новую мебель. Точнее, он не хотел лишний раз видеть людей, а самому тащить мебель Александр был не в силах. Вдруг, в голове Пушкина созрела идея.

- Мне так жаль, что я вам не могу предложить более удобного места для сна, но мы можем поделить мою постель. Я на ней умещаюсь с Кондратием и с вами поместимся, - сказал Александр нежным голосом.

Если бы такое предложил Сергею не Александр, то он был, полез в драку и унизил столь неприличного человека, но сейчас ему не хотелось никого бить. Немного поразмыслив и сделав несколько глотков чая, Сергей согласился.a9Сергей не сводил глаз от лица Пушкина. Потом, не выдержав, Есенин прижал Александра к себе. Он страстно поцеловал сухие от возбуждения губы. Александр запустил свою руку в золотые кудри Сергея, вдохнул запах волос и продолжал нежно целовать Есенина в шею. Сергей невольно повис на шее Александра. Их тела были разгорячены. Сергею было безумно хорошо. Пушкин начал кусать шею Есенина. Тот извивался в его руках, как вольная змея в песочном пространстве. Александр стал прижиматься к нему. Сергей стал более смирным и покорным. Пушкин управлял всей ситуацией, а его гость был совершенно не-против. Он вошел в него резко. Сергей лишь только всхлипнул на такое неожиданное вторжение, но не мог вымолвить связанных слов. Александр прижимал бедро Сергея рукой. Порой, ему даже было больно. Пушкин двигался все быстрее.

 

a10Здесь мы опустим завесу стыдливости. Если кому-то показалось маловато, Евгения скопировала себе это впечатляющее произведение. 

Мораль, она же напутствие: не знаете, о чем писать — пишите о Пушкине. Знаете, о чем писать (о русофобах, о либералах, о гомосексуалах, о нацменьшинствах, о блинах, о складах) — тоже пишите о Пушкине. Пишите в клозете, пишите в газете, пишите в интернете. Любую чушь. В этом деле главное — набраться смелости. И не забудьте выключить мозг.

Комментировать Всего 33 комментария

Наташа, это СУДЬБАНОСНО!

В тему: первым русофобским автором, эксплуатировашим легенду о негритянском происхождении Пушкина был американец Эдгар По.

Николай Иванович Харджиев записал по памяти ненаписанный рассказ Тынянова (известного русофоба). Цитирую (сборник "Воспоминания о Тынянове. Портреты и встречи".М.,1983) :

В ночную "ресторацию" на Невском приходит Пушкин. За  соседним столиком сидит большелобый  юноша со странным взглядом, сверкающим и  мглистым. Юноша пьет водку, бормочет  английские стихи.  У  Пушкина  возникает непреодолимое желание  протянуть  ему  руку.   Но   юноша  смотрит  на   незнакомца  почти презрительно и произносит сквозь зубы:     — У вас негритянская синева под ногтями... 1     1 Эта финальная реплика свидетельствует о прямой зависимости сюжета ненаписанного рассказа  Тынянова от  очерка Маяковского "Мое открытие Америки"  (1926). Ср.: "Ведь  Пушкина  не пустили  бы  ни в  одну порядочную гостиницу в Нью-Йорке. Ведь у Пушкина курчавые волосы и  негритянская синева под ногтями".

Я почему-то радовался, что этот рассказ не был написан

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Получается, что и Маяковский тоже был русофоб и продвигал "пушкиннегра" - под видом критики американского сервиса!)

Кстати о синеве. В сериале "Рабыня Изаура" (героиня которого была, конечно, в целом русской и очень  белой женщиной) какой-то ушлый тип раскусил ее негритянское происхождение: у нее, говорит, темные ДЕСНЫ. Я несколько серий пыталась всмотреться в изауровы десны, но Изаура с тех пор старалась сильно рот не открывать))

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Алия Гайса

А я любил ее вместе со всем советским народом. Впрочем,в те времена, когда сериал показывали, и вся страна замирала, у меня не было телевизора, так что я любил ее из солидарности. Давайте не будем больше никого выдавать - почувствуем себя багородными недоносителями!

Я тоже её любила! Я тогда училась в школе, и была с моим народом там, где мой народ, к несчастью, был) Помню, у нас после этого сериала огороды стали называть фазендами.

Я вдруг подумала, что если рабыне Изауре приделать бакенбарды, она будет очень похожа на Пушкина:

Поддерживаю ваше предложение больше никого не выдавать, тем более что больше я ни про кого и не знаю)

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Сергей Громак

Наталья, Вы будете смеяться, но во времена засилья гребаных (pardon my French) лейбористов и прочей политкорректной и разноцветной шушеры, в одной из школ руководство решило провести "неделю черной культуры".  В частности, вывесили фотографию Пушкина с примерно следующим текстом.  Пушкин, хоть и был натуральным негром, свалил в Россию, получил там разрешение на работу и заделался поэтом.  Но, несмотря на то, что с точки зрения наличия вида на жительство он был жителем России, этнически и духовно он оставался нашим настоящим негром.  

Терминология, естественно, была проекцией сегодняшних терминов барбадосской, ганской, нигерийской и сомалийской лимиты (сорри, диаспоры) на Россию пушкинских времён.  У некоторых народов концепция времени отсутствует в принципе.  Им что пирамиды, что Наполеон, что Гитлер, что освоение космоса...  всё в одной куче, всё - "cool"...  кстати, как нынешним русским, "прикольно"... 

Я собрал всю юридическую волю в кулак и пошел (мирно, очень мирно, практически по-толстовски) побеседовать с единственным человеком, оставшимся от старорежимных времён, завучем.  Благо он руководил одним из лучших шахматных кружков, а сестра его была очень известная актриса.  Поэтому всякие насмешничающие статьи в интеллектуальной (и совсем не политкорректной) прессе ему были бы ну совсем ни к чему... особенно за два года да (весьма) заслуженной пенсии.  

Короче, новаторская версия биографии Пушкина растаяла как летних яблонь дым.   Жалко только , что по нынешним законам нельзя было вздёрнуть зачинщиков "недели чёрной культуры" на рее...

Эту реплику поддерживают: Максим Терский, Сергей Любимов, Сергей Громак

Потрясающе)) Как много идиотов! Причём - везде)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Он был чёрный?

Однажды мы шли с друзьями по Москве. С нами темнокожая американка, красивая, как пальма. Крупная, стройная, пластичная. Руки ее при ходьбе двигались в немыслимой гармонии с телом, головой, ногами. Хотелось смотреть и смотреть, целый спектакль. Под северным солнцем так не бывает. Шли по площади Пушкина. Она взглянула на памятник и остановилась.

–        Он чёрный?

–        Да.

–        Почему он здесь?

Мы объяснили: русский поэт, предки из Африки, убит на дуэли.

–        Потому что чёрный?

Да нет, говорим, странная история, царь его недолюбливал.

–        Потому что он чёрный?

Да нет, опять говорим, была задета честь жены, ему пришлось драться, его убили.

–        Она была чёрная?...

(заимствовано отсюда)

Так и не удалось удовлетворить темнокожую американку))

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин, Liliana Loss

Литгазета права! Пушкин не был негром. Эфиопы - не негры. Говорит друг эфиопского народа.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Конечно, не был) Я вообще никогда в жизни не слышала, чтобы какие-то толпы "вопили" - Пушкин негр, пушкин негр! - а тем более чтоб под этим лозунгом пытались пролезть в литературу по "квотам для нацменьшинств"))

Пушкин - негр, гей, матершинник и курильщик!  ))

Набоков - отплывающий клоп.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Клоп, отплывающий "вместе со своим особенным синтаксисом"))

Вот этот "особенный синтаксис", видимо, им костью встает поперек их бездарного горла.

Кстати, еще одно характерное забытое (то есть - вспомненное)) советское слово - "мазня".

"Набоков не только самоутверждается в этой мазне. Он хочет раздавить русского разночинца, виновника своих бед. Он издевается над нелепой гражданской нотой и надеждами на то, что чернь способна взлететь". (Это Рокотов о "Даре").

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Боже, откуда сегодня они все повылазили... Это уже даже не портянки рабфака, это стенгазета "Наркомпроса"...

"Заходит Александр Сергеевич во дворец, а Антон Антонович Дельвиг дружески протягивает ему банан".

(Единая Русская История)

Пойдем еще дальше

Андрей, а если еще предположить, что даже не эфиоп, а потомок эритреев (или каких-нибудь абиссинцев) - красивый древний народ, одни из первых христиан, близких православным, то куда же мы так дойдем ? ))))))  

Эту реплику поддерживают: Андрей Шухов

Но-но! Пушкин сказал "потомок негров" - значит, потомок негров!))

Не будем спорить с классиком!))))))))

В одном из тысячи писем, посвященных превосходству евреев над всеми другими народами, и которые (письма) ежедневно сваливаются в мой почтовый ящик, было и письмо доказывающее, что предки Пушкина были иудеи. Чтобы его не искать у себя в почте, я, прежде чем публиковать этот пост, набрал в Гугле два слова: "пушкин еврей" и первой выскочила вот эта ссылкаКонец русского мифа: А. С. Пушкин – еврей!

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Я знала, я знала, что Пушкин еврей! Я чувствовала! Но боялась сказать! Боялась конца русского мифа))

Со временем разберутся с каждым. Мне вот только что на просторах интернета встретилось такое:

Вы бы сначала хоть взглянули на фотографии «деревенщиков». Почему у «певцов русской деревни» такие нерусские физиономии? Взять, например, Шукшина, которого так обожает здешняя «патриотовщина». Неужто человек с совершенно нерусской внешностью понимает душу русского крестьянина? Между тем, для холмогоровых и штильмарков творчество Шукшина является эталоном «народности». Только вот чьей «народности», русской или мордвинской? Шукшинские «чудики», которых «патриоты» готовы расцеловать, это алкоголики, люмпен-пролетарии, доведённый до кондиции безнациональный сброд. Сивушная, косолапая Совдепия, так любимая апологетами «духовности» и «заборности». Пьяные, беззубые мужики. Кривые, гулящие бабы (граф Уваров в путевых заметках отмечал крайнюю распущенность мордовских женщин). Тонкий аромат духовности из деревенского сортира. Знаю, сейчас вы на меня покоситесь и крикнете «русофобия!» Да, русофобия, но не у меня, потомка смоленских крестьян, а у Шукшина, который безбожный сброд каких-то басурман выдаёт за лицо русского народа. Конец цитаты.

(На самом деле чушь полная: ежу понятно, что Шукшин тоже был еврей))

Конечно, еврей! И еще обязательно наполовину армянин с украинскими корнями. И совсем чуть-чуть "винету, сын инчучуна". 

Без башенно! :))  Вот поди запрети рокотовых и паниных  - а кто писать будет?!? Пушкен?!?

И дурацкая фантасмагория неизвестного автора  мне, признаться, много симпатичней структурированного бреда профессиональных нью-идеологов, серьезнейших несунов национальных идей в массы. 

Согласна, структурированный бред идеологов куда хуже.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Христос воскрес, моя Ревекка!

Сегодня следуя душой

Закону бога-человека,

С тобой целуюсь, ангел мой.

А завтра к вере Моисея

За поцелуй я не робея

Готов, еврейка, приступить —

И даже то тебе вручить‘

Чем можно верного еврея

От православных отличить.

Станем ли теперь обсуждать, был ли Пушкин обрезан и сколько могендовидов у него на могиле?

Эту реплику поддерживают: Юлия Удина

Мы, может, и не станем, но найдутся люди - обсудят как следует!)

Эту реплику поддерживают: Victor Bejlis

Во-первых, все евреи, а кто нет, пусть докажет. Во-вторых, почему забыта вами всеми, друзья, главная пушкиннегра и окололитературная жидовка, так называемая русофобами и псевдопатриотами Марина Цветаева: "Памятник Пушкина я любила за черноту - обратную белизне наших домашних богов. У тех глаза были совсем белые, а у Памятник-Пушкина - совсем черные, совсем полные. Памятник-Пушкина был совсем черный, как собака, еще черней собаки, потому что у самой черной из них всегда над глазами что-то желтое или под шеей что-то белое. Памятник Пушкина был черный, как рояль. И если бы мне потом совсем не сказали, что Пушкин - негр, я бы знала, что Пушкин - негр. От памятника Пушкина у меня и моя безумная любовь к черным, пронесенная через всю жизнь, по сей день полыценность всего существа, когда случайно, в вагоне трамвая или ином, окажусь с черным - рядом. Мое белое убожество бок о бок с черным божеством. В каждом негре я люблю Пушкина и узнаю Пушкина - черный памятник Пушкина моего дограмотного младенчества и всея России."  М.Цветаева Мой Пушкин Ссылка А какое наглое отсутствие политкорректности? Поэт Цветаева, этот клоп, прыгающий по иностранным парижским диванам, даже корректной быть не умеет. Правильно ее придушили в Елабуге.