Шикарная обложка:

Содержание там, говорят, тоже шикарное. "Не подглядываешь ли за другими людьми, когда они раздеваются? Не любишь ли разглядывать, показывать или трогать тайные места своего тела?" - но кроме этой цитаты, я ничем не располагаю, так что вернёмся к обложке. Знакомые лица! Я узнала их сразу, родненьких. В две тысячи девятом году я в очередной раз пропагандировала табакокурение. Тогда я это делала с помощью старинной рекламы, и в подборке были этот дедушка и эта внучка (кто скажет, что это внучок, пусть первый сядет за пропаганду педофилии; а я буду считать, что не бывает таких хорошеньких мальчиков):

(Вся подборка здесь.) Для книги Шполянского дедушку и внучку перепёрло издательство с говорящим названием "Новая мысль", отобрав у девочки папиросы. Новая мысль - это, как известно, хорошо забытая старая мысль, но всё-таки подло было оставлять деда без курева, прикрывшись Господом.

Впрочем, всё пустое. Никакая "Новая мысль" не поразит меня больше, чем поразило издательство "Эксмо", которое на обложку "Войны и мира" поместило моего любимого композитора, Франца Петера Шуберта:

На всякий случай показываю оригинального Шуберта. Шуберта вне "Войны и мира". Его один раз удачно изобразили, и потом почти всю дорогу так изображали, срисовывая друг у друга. Но никому (до издательства "Эксмо") не приходило в голову взять Шуберта на роль Пьера Безухова.

Мой товарищ предложил более радикальный и выразительный вариант оформления; правда, "Эксмо" пока не реагирует:

Вот истинный Безухов!

Мне могут возразить, что всех книгоиздающих идиотов переплюнули те идиоты, которые издали "Идиота" с вооружённым топором Пушкиным и "Неизвестной":

Но это турецкое издание. Турки не в счёт. Туркам можно. В турках варят кофе.

У российских книгоиздателей, кстати, есть одна давнишняя страстишка: вместо портрета Игоря Северянина печатать портрет Оскара Уайльда. Московские власти запустили новый тренд - портрет Ремарка вместо портрета Анатолия Рыбакова. Вот это - свежо, смело, неожиданно. Дети Арбата, конечно, пока в шоке, но если тенденцию подхватить и развить, они быстро привыкнут и будут назвать Ремарка просто "наш дядя Толя".

Книгоиздатели! Когда будете издавать новые тиражи книг Рыбакова, не забудьте забрать у Ремарка сигарету. Всем спасибо, всем - успехов.