Все записи
13:32  /  20.02.14

44330просмотров

Как сказал один поэт перед кафешкой, – мы, оглядываясь, видим лишь полешки

+T -
Поделиться:

 

Пост из серии "я просто оставлю это здесь". Потому что мне понравилось. Отличный диптих: суровая проза и высокая поэзия.

1. Суровая проза. Пишет Божена Рынска:

Друзья, со мной в пятницу произошла крайне неприятная история. Теперь Степан Михалков должен мне 15 000 евро за испорченную в его кафе сумку Биркин из кожи страуса.

На Ленинградке недалеко от Белорусской есть кафе "Хлеб & Co". Когда мы с шофером едем к Третьему кольцу, мы по пути всегда заскакиваем туда, и я беру кофе с собой. И всякий раз я поражаюсь, какие тупоголовые в прямом смысле чурки там работают. Как говорит Корпускула, натуральные чурочки. В смысле, полешки с глазами. Вот там такие полешки и работают. Я еще как-то раз удивленно говорю водителю: "Вот интересно, она зачем каждый раз меня спрашивает "Молоко, холодное? Горячее?, если сделает все равно по своему?!". Реально, из раза в раз я отвечаю: "Холодное", а чурочка льет мне горячее.

И вот тупорылость сотрудников этого кафе пришла к апогею. В 9 утра, в пятницу, спрашивают меня: "Американо, маленький, большой?". "Большой!" , - отвечаю. Мне пробивают большой. И угадайте с трех раз, какой выдают. Ясен пень, маленький. "Я же, - говорю, - БОЛЬШОЙ просила". Полешко с глазами переделывает: переливает маленький в большой стакан, доливает молока, холодного, но так, что теперь уже весь кофе холодный. И ... нахлобучивает крышку на стакан. Нахлобучивает, а не закрывает. Я этого не замечаю, так как уже тороплюсь, это же переделка, отъем времени. Беру стакан, делают четыре шага, и оказываюсь в кофе вся - шубка серая, штаны, платок, и... биркин из кожи страуса. 15 000 евро стоимостью. Подарок.

Сейчас эта потрясающая сумка, такая модная в этом сезоне, (у нас, кстати, в La Cornue на мастер-класс три таких сумки пришло, все их фоткали) испорчена. Любимая сумка вся в белых пятнах от молока. (Мне так переделали маленький на большой - просто долили холодного молока). Инвестиционная ценность подарка резко уменьшилась. Я прошу Степана Михалкова чем-то мне компенсировать чистку сумки, - вероятно, ее придется в Париж отправлять.

И если у вас есть какие-то знания на тему: как отчищать с кожи страуса белесые пятна от молока, и можно ли страуса протирать влажной слегка губкой. или же губкой для чистки обуви, поделитесь, пожалуйста.

2. То же самое в поэтическом изложении. Автор - Александр Вулых:

«Путешествуя с шофером на машине,
Я заглядываю в разные кафешки,
Чтобы взять с собою суши и сашими,
А еще – горячий кофе и орешки.

И однажды, находясь на Ленинградке,
Где машины суетились бестолково,
Чтобы быдлу показать, что я в порядке,
Я зашла в кафе Степана Михалкова.

Там работали какие-то придурки
Из Назрани или, может, из Рязани –
Натуральные не струганные чурки,
Деревянные полешки, но с глазами!

Одному я говорю: «Подай мне кофе!»
Ну а он в ответ: «А Вам какой стаканчик?»
Ну а я так поворачиваюсь в профиль
И кричу ему: «Большой!»… А этот хачик

Мне, б..ять, маленький суёт! Умалишенный!
И протягивает мне… Вот пидарасы!
Ну а я уже примерилась к большому
И рукой х..як – и прямо мимо кассы!

Вот, пожалуйста, и кофе с молоком вам!
Шубка серая, платок и сумка биркин –
Все обосрано Степаном Михалковым,
И уже не подлежит машинной стирке!

Сумка биркин за пятнадцать тысяч евро
Из реальной страусиной, сука, кожи!
Ни в п..зду теперь мои, короче, нервы,
Как же, б..ять, я ненавижу эти рожи!

И Степана Михалкова ненавижу,
И папаню, и дедулю мракобеса!
Пусть теперь вот эту сумку мне в Париже
Покупает он у Биркина Гермеса!»

Так, слезами свой живой журнал опрыскав,
В безрукавке из песцовых цельных шкурок
Причитала поутру Божена Рынска,
Проклиная стариков, детей и чурок.

И от горя своего протяжно воя,
Теребила дама на затылке волос…
Вдруг разверзлись небеса над головою,
И раздался заикающийся голос:

«Ты т-тупая и безграмотная с-сука,
Не мешало бы т-тебя по жопе высечь!
А вот ххх..й тебе, Божена, а не сумка!
Не отдаст тебе мой внук п-пятнадцать тысяч!».
 

Низкий поклон автору стихотворения за прекрасный и достоверный финал. Сергей Михалков, хоть и неживой, получился как живой, как живой. Вот она, правда искусства.