Все записи
09:19  /  2.10.15

34922просмотра

«Не любит три слова: силуэт, майонез и романтика»

+T -
Поделиться:

 

В дополнение и вдогонку к цитатам из записных книжек Александра Вампилова. В шестьдесят пятом Вампилов познакомился с Твардовским. Который был, как известно, своеобразный персонаж. (Но как же они все много пили! Реплика Велюрова "А кто не пьёт? Назови!" звучит трагическим набатом в свете реального алкоголизма советской творческой интеллигенции.) После довольно долгого и интенсивного общения Вампилов написал по горячим следам короткие заметки, зафиксировав свои наблюдения и некоторые суждения и высказывания Твардовского. Вот некоторые из некоторых:

Подозревает, что Евтушенко и Вознесенский не читали "Евгения Онегина".

Алексея Толстого уличил в том, что он граф ненастоящий, по женской линии разве. Размышлял о том, что быть графом при социализме выгодно.

- Светлов - милый человек. Ему, например, позволялось сказать влюбленной в него поэтессе: "Дура, почитай сначала Гоголя".

В литературе происходит одичание. Сафронов, Кочетов и Ко. - "Мне довелось побывать..." "Мне довелось побывать в Турции", "Мне довелось побывать в Освенциме" - пишут, не поймут, что это не одно и то же.

- Не печатаю Вознесенского, потому что если меня на улице спросят - о чем это, я ответить не смогу.

У Томаса Манна (его он считает последним гениальным писателем Запада) его поразила мысль о том, что сегодняшняя литература вся - из литературы, а не из жизни. Это, говорит он, страшно.

Он склонен, кажется, к пуританству. Стихов о любви не пишет. О Тендрякове: - Женился на молодой и красивой. Ничего глупее для писателя придумать нельзя.

Шостаковича не понимает. В поезде, говорит, не уступил бы ему нижнюю полку.

Ему очень нравится шутка Черчилля о Хрущеве: - Главная его ошибка в том, что он хотел перепрыгнуть пропасть в два приема. (Остроумно, ничего не скажешь.)

О Байкальском целлюлозном комбинате: - Да, это неприятная хреновина.

Не любит три слова: силуэт, майонез и романтика.

Пьет и кается. "Водка отнимает у человека семью, природу... дочь Олю".

Конфуз с Вильгельмом Журавлевым. (Тот в "Октябре" опубликовал стих Ахматовой, написанный в 15-м году.)*

Часто, особенно пьяный, вспоминает Бунина.

Педерастов он судить бы не стал. Хотя, разумеется, не сторонник этого развлечения.

Любовницы - были.

Снова запой.

- Убить еще не могу, но ударить уже могу.

*Случай с Вильгельмом (Василием) Журавлёвым был и правда забавный. Журавлёв под своей фамилией в том же шестьдесят пятом опубликовал стихотворение Ахматовой "Перед весной бывают дни такие" (слегка подправив на свой вкус); когда его уличили в плагиате, он объяснил, что когда-то записал это стихотворение в записную книжку, а потом принял за своё. На Журавлёва написали несколько пародий, напр. "Чтоб наконец меня признали, сказали пару добрых слов, я взял стихи из "Белой стаи" и подписался: - "Журавлев" etc.

(Оригинал записи в ЖЖ.)

Комментировать Всего 6 комментариев

Твардовский вообще был совершенно замечательный. Очень интересно сравнивать по разным дневникам и мемуарам, как они менялись – главред и зек, Трифоныч и Исаич. Как смягчался душой и обращался в демократа крупный советский писатель-чиновник – и как постепенно каменел и коснел в авторитаризме бывший диссидент. Удивительный вообще сюжет, кто-нибудь когда-нибудь напишет.

Грешники – они, того, всегда почти добрее праведников..

Оффтоп. Наталья, я вам там записку черкнул. Вы не получали? 

Ой, извините, пропустила. Сейчас отвечу.